О чём воины Красной армии писали с фронта любимым?
О чём воины Красной армии писали с фронта любимым?
08 апреля 2019 - 16:23
О чём воины Красной армии писали с фронта любимым? 08 апреля 2019 - 16:23
Елена Гоголева
8 апреля исполнилось 75 лет с начала Крымской наступательной операции. Той самой, что в мае 1944 года завершилась полным разгромом немецких войск в Крыму и долгожданным освобождением полуострова. События тех страшных, хоть и победоносных, месяцев нашли отражение не только в официальных сводках и трудах историков, но и в миллионах солдатских писем. «Крымская газета» подготовила небольшую подборку фронтовых писем, в которой внимательный читатель увидит правду о войне. Хотя бы для того, чтобы она никогда не повторилась.

Жди меня…

2 апреля 1944 года боец Красной армии Василий Гондарев отправил письмо своей семье:

«Здравствуйте, мои родненькие дочь Панюся и жена Мусинька!

Панюся, поздравляю тебя с днём рождения, который будет 22 апреля, так как наша почта медленно идёт, но я надеюсь, что к этому дню оно дойдёт. Панюся, желаю тебе быть здоровой, расти и дождаться своего папки. Он вернётся только к вам с мамой. Я пока чувствую себя хорошо, но как вы, я не знаю, давно получал от вас письма. Прошу вас с мамой не обижаться на меня за мои письма. Я вам стал реже писать ввиду того, что у меня нет бумаги. Вот пока всё. Привет всем нашим. Я всех прошу, чтобы не обижались на меня. А пока до свидания. Крепко, несчётно вас целую с мамочкой.

Ваш папа Вася».

Доставила ли полевая почта письмо в срок, история умалчивает. Известно одно: обещания вернуться Василий Гондарев сдержать не смог. 28 апреля 1944 года он погиб под Севастополем. Впоследствии Мария Гондарева получит письмо от его боевых друзей:

 

«С фронтовым приветом.

Здравствуй, тов. Гондарева М. Хочу я вам сообщить нерадостную весть, что ваш муж Гондарев Василий погиб в боях за Родину геройской смертью под Севастополем в районе Бальбека и похоронен. Я вам сообщаю как его командир расчёта и отсылаю вам обратно 3 фотокарточки, которые присылали ему. Тов. Гондарева, конечно, тяжело вам такую весть читать, но мы, бойцы и командиры, поклялись отомстить за смерть Василия немецким гадам, и мы уверены, что это будет исполнено, ещё не одну сотню гитлеровцев уничтожим из своего вверенного нам оружия, а затем до свидания. Не расстраивайтесь, будьте живы с дочкой и здоровы. До свидания.

Гв. сержант Ф. Г. Кольцов».

«Мой лозунг – лишь вперёд!»

Младший лейтенант Алексей Смоленский до войны жил в Евпатории. В разгар Великой Отечественной вновь вернулся в родные места. Но уже в составе 156-й стрелковой дивизии. В письмах этого периода он пишет родным:

«Меня интересует, как успели Игорь и папа выехать в период ожесточённых боёв… Мы отходили, и я был в нескольких километрах от нашего города. Я с некоторыми друзьями на наблюдательном пункте попал в окружение, и отбивались до ночи. Мы уходили в сторону Евпатории, но за Саками почти в упор встретились с немцами. В это время ехала наша машина и нас взяла. Тут был убит Воеводин Саша и Грудинов Павел, но мне посчастливилось остаться живым… За кровь товарищей и Клавы буду беспощадно убивать. У меня есть свой закон: всех попавшихся на месте убивать. А сейчас у нас хороший лозунг – всех истребить паразитов на нашей священной Родине… Я утверждён заместителем политрука и являюсь командиром взвода. Получаю 186 руб. В ближайшее время снова буду бить паразитов».

В следующем письме из Крыма он напишет:

«Все мы, доблестные воины и артразведчики, даём своё слово отцам и матерям нашим, что уже близок час, когда вышибим к чёртовой матери всю нечисть с нашего солнечного Крыма… Эта война более жестокая и кровавая. Насчёт обмундирования всё очень хорошо – не хуже, чем в финскую. Насчёт питания, конечно, всякое бывает. Доблестная Красная армия живёт заботой наших вождей во главе с товарищем Сталиным. Я временно возглавляю взвод разведки. На днях приняли кандидатом в члены ВКП(б), так что в бой пойду с партбилетом. На днях, наверное, месяца на два отправят в школу на политрука, т. е. комиссара. Но я постараюсь в бою это звание получить и с честью выполнить свой долг как сын полкаторжанина… Игорь, Олег, учитесь на «хорошо» и «отлично», и если пойдёте в Красную армию – бейте беспощадно фашистскую нечисть. Мой лозунг – лишь вперёд, за Сталина, за Родину!»

После войны Алексей Смоленский вернулся в родную Евпаторию, вырастил двоих сыновей и окончил свой жизненный путь в 1988 году.

 

«Ты можешь гордиться…»

Николай Васильевич Аксютин родился на территории современной Украины, но задолго до войны переехал в Кадыковку, что на севере Балаклавы. Работал в совхозе «Золотая балка», и балаклавцы по праву считают его своим земляком. В годы войны капитан Аксютин – командир 7-й стрелковой роты 589-го полка 216-й стрелковой дивизии 51-й армии 4-го Украинского фронта. Однажды он писал жене с фронта: «Ты можешь гордиться своим мужем, он не трус, а русский воин, дерётся так, как нужно. Мы бились с целым батальоном гитлеровцев и в рукопашном бою отстояли свой рубеж. Я тебе пришлю вырезку из газеты… Правда, всё там сокращено, но того ведь не напишут, что после боя у меня три дня болели кулаки…»

Николай Аксютин мечтал прийти победителем в родные места, но до Балаклавы так и не добрался. Он погиб при освобождении Крыма на Сивашском плацдарме. 16 мая 1944 года капитану Николаю Аксютину посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Сегодня его имя носит одна из улиц Балаклавы.

Письмо в будущее

Это трогательное письмо лейтенант Пётр Глухов написал невесте, но не отправил. Прочитав отрывки, поймёте почему:

«Родная Ная! <…> Ты знаешь: моя жизнь всегда в опасности. Я не хочу тебя тешить напрасной надеждой. Я всегда пишу тебе после боя. Но если ты получишь это письмо, значит, меня нет, значит, я пал на поле боя с думой о тебе, моя далёкая и близкая подруга.

Я заранее позаботился написать это письмо, чтобы ты живая знала, как я любил тебя, какой бесконечно дорогой ты была для меня.

Только, милая Ная, не для того пишу я это письмо, чтобы ты вечно терзалась тоской, грустью обо мне, чтобы ты всегда ходила угрюмой и мрачной. Нет! Для того я пишу, чтобы ты знала и помнила до конца своих дней о моей любви к тебе, о том невыразимом чувстве, которое двигало мной, давало мне силу в борьбе, делало меня бесстрашным, когда было страшно.

И ещё для того чтобы ты знала, что ты хорошая, душевная девушка и твоя любовь – награда и оазис для уставшего воина <…> Будущее для меня – это ты. Впрочем, зачем я говорю о будущем? Ведь когда ты получишь это письмо, меня не будет <…> Прощай. Будь счастливой без меня. Ты сумеешь найти себе друга, и он будет не менее счастлив с тобой, чем я. Будь весёлой. В дни славных побед нашего народа ликуй и торжествуй вместе со всеми. Только мне хочется, чтобы в такие дни, в дни веселья и счастья, затаённая, нежная грусть обо мне не покидала тебя, чтобы глаза твои вдруг на минуту сделались бы такими, какими они смотрят сейчас на меня с портрета».

Во время очередного ожесточённого боя за опорный пункт противника на пути наших бойцов находился вражеский дзот. Его пулемётный огонь не давал двигаться дальше. С гранатой в руке лейтенант Пётр Глухов пополз на амбразуру и попал под пули. После боя друзья нашли в вещах погибшего не отправленное любимой письмо и её фотокарточку.