Никому нет дела?
Никому нет дела?
24 января 2016 - 16:41
Никому нет дела? 24 января 2016 - 16:41
Татьяна Шевченко

 

Почему правоохранители никак не хотят помочь семье с ребёнком, которую третируют психбольные родственники 
Оля Купчик обратилась в «Газету» в полном отчаянии, она ждёт второго ребёнка, но справиться с нездоровыми мамой и братом сама не может.

Об этой истории мы уже писали (в № 56 от 20.05.2015 – «Собачье детство»), но, к сожалению, правоохранители на помощь женщине не пришли. А ситуация тем временем в любую минуту может разрешиться трагедией.

Фото: diets.ru

Ни покоя, ни жизни 

Напомним, 12 лет Ольга с мужем вынуждены были жить на даче, поскольку в трёхкомнатной квартире на улице Воровского, 60, в Симферополе её психически нездоровая мама и такой же брат развели несколько кошек-собак и полную антисанитарию. А ещё дрались и скандалили – поначалу между собой, а когда семья Ольги (муж и дочь Сонечка) попытались пожить с ними в квартире, объектами скандалов стали уже они.

Всё фиксируется… А толку?

Увы, за прошедшие полгода никто так и не отреагировал на сложную ситуацию. А совместная жизнь в одной квартире вкупе с собаками всё ухудшается. Сейчас Ольга Купчик ждёт второго ребёнка, половину срока беременности уже проходила. Но есть угроза – у женщины обнаружили воспаление, вызванное инфекцией: оно и понятно, за животными в квартире ведь никто и не убирает. А ещё у Оли и её дочери Сонечки бесконечный гайморит – мама то и дело сама вырубает в квартире на ночь электричество, чтобы дочь в своей холодной комнате не включала электрокамин. Да что там свет, когда кто-то из Олиной семьи моется в ванной, пенсионерка и горячую воду выключает, и даже в ванную может ворваться. Там, кстати, пару месяцев назад вместе с сыном избила дочь. Хорошо, что услышал Олин муж – отбил жену.

Мать регулярно бьёт беременную дочь, несколько раз Оля уже и побои снимала, и милицию вызывала, а те – психбригаду «скорой». Они, правда, помощи никакой не оказывают, но уверяют: мы, мол, всё фиксируем. Вот если вы захотите в судебном порядке определить женщину на принудительное лечение – тут у нас и записи есть. Но справку с диагнозом предоставить отказываются. Как, впрочем, и госпитализировать без её согласия.

В последнее время Ольга только и делает, что ходит по больницам (беременность проходит очень тяжело – в таких-то условиях) и в поисках местного участкового полиции. Бесполезно – ждёт его часами согласно расписанию, но ни разу не застала. Выезжающие периодически по её вызовам наряды полиции заверяют Ольгу, что всё фиксируется и материалы передаются участковому. Только вот где его искать? Пришла женщина на днях в Киевский райотдел полиции, написала очередное заявление, но на этом всё и закончилось.

«Мама, не плачь…» 

– Мы согласны оттуда съехать, я боюсь ребёнка потерять, – плачет Ольга. – Хочу, чтобы он родился в нормальных условиях, чтобы Сонечка ходила в садик, чтобы её не проклинала матом родная бабушка. Но куда нам уехать? Муж только нашёл работу, да и то – на 8 тысяч рублей. Что на эти деньги снимешь? Но мы же не наркоманы или какие алкоголики. Тянемся из последних сил, чтобы дочка наша была при садике, школе, поликлинике. Не знаю, где найти выход и какой. Неужели нам нельзя помочь?

– Мама, не плачь, – гладит Олю по волосам совершенно солнечная Сонечка.

За что это ей? За что это им? Правоохранители, гражданин участковый, ау… Порядок наводить будем?

Адвокат Андрей Гончаров:

– Из сложившейся ситуации у женщины всё же есть выход, и ей должны помочь правоохранители. Например, когда она обратится в суд за назначением принудительного лечения для своих неадекватных родственников – составленные полицейскими документы и принятые заявления станут в суде доказательствами. Дело о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства может быть возбуждено в суде на основании заявления членов его семьи, близких родственников (родителей, детей, братьев, сестёр) независимо от совместного с ним проживания, органа опеки и попечительства, психиатрического или психоневрологического учреждения.

Могут помочь и врачи: для того чтобы госпитализировать неадекватного больного без его согласия, необходимо одно из двух оснований – если человек представляет непосредственную опасность для себя или окружающих; если он недееспособен и может сам серьёзно пострадать без психиатрической помощи. Затем у врача есть 48 часов на медицинское освидетельствование, которое должно показать, подтвердился диагноз или нет. Если подтвердился и человека нужно оставить в больнице, у врача есть ещё 24 часа на то, чтобы отправить документы в суд. На их основании судья в пятидневный срок должен принять решение.

Конечно, возможны и варианты продажи своей доли в приватизированной квартире. А лучше её, долю, вообще подарить. Ведь правовые нормы не запрещают дарить свою долю любому гражданину. Для этого необходимо составить договор дарения, в котором будут указаны данные о предмете дарения и гражданах, участвующих в данных правоотношениях.

Можно ещё использовать свою долю квартиры в качестве залога. Для этого необходимо получение денежного займа, обеспечением по которому и будет выступать доля. Если получатель займа нарушает условия возврата денег, доля в автоматическом режиме переходит к гражданину, предоставившему заём.

Традиционная продажа. Чтобы избежать сложностей, нужно выделить доли в натуре через нотариат или судебный орган. Конечно, для начала придётся предложить купить её именно этим родственникам, но если в течение месяца они так и не согласились, можно продавать и сторонним лицам. Но кто купит долю в квартире со столь проблемными сожителями – вот вопрос.