Николай Янаки: Я всегда говорю людям правду в глаза
Николай Янаки: Я всегда говорю людям правду в глаза
28 февраля 2015 - 09:36
Николай Янаки: Я всегда говорю людям правду в глаза 28 февраля 2015 - 09:36
Наталья Клименко

 

Вице-премьер-министр Республики Крым рассказал «Газете», с чего началась Крымская весна, о перспективах сельского хозяйства и о своих жизненных принципах  

Ровно год назад, 28 февраля, на сессии тогда еще Верховного Совета Крыма, был сформирован новый состав крымского правительства, которое возглавил Сергей Аксенов.  

Работая в непростых, подчас приближенных к военным условиях, руководству Крыма удалось не допустить кровопролития на полуострове, в кратчайшие сроки организовать и провести референдум, на котором крымчане сказали «Да!» воссоединению с Россией.

О работе правительства в тот период, о том, можно ли оставаться честным человеком в политике, а также как выбрать вуз и стать обладателем мотоцикла «Ява», собрать своими руками «Волгу», рассказал заместитель Председателя Совета министров РК Николай Янаки.

 – Круг курируемых вами вопросов достаточно обширен. Это и сельское хозяйство, и земельно-имущественные отношения, лесное и охотничье хозяйство, экология и природопользование… Успеваете?

– Для меня это все близко, я родом из села Цветочного Белогорского района, поэтому знаю, с какой стороны к корове подходить. Закончил Крымский сельхозинститут, более трех лет возглавлял профильную депутатскую комиссию Верховного Совета Крыма. Все темы, которые я курирую, для меня не новы.

– Как сейчас можно помочь  сельхозпроизводителю, чтобы крымское село начало возрождаться?

– Самой главной бедой для нашего сельского хозяйства за все годы  Крыма в составе Украины было то, что село существовало и выживало не благодаря власти, а вопреки ей. Я об этом говорил всегда не стесняясь на всех уровнях. Наши сельхозтоваропроизводители были брошены на произвол судьбы. Они выживали. Перешли на выращивание зерновых, потому что, к примеру, садами и виноградниками заниматься затратно, они не дают быструю прибыль, в отличие от зерновых. За деревьями и лозой нужен уход: вложить необходимо до миллиона рублей на один гектар, чтобы через три года получить первый урожай. А эти три года нужно нести затраты по уходу, охране, обработке и т. д.

В Российской Федерации действуют федеральные программы поддержки сельского хозяйства. Мы сейчас делаем все, чтобы крымским аграриям была оказана помощь в рамках этих программ, чтобы начать возрождать в Крыму многолетние насаждения, максимально уйти от выращивания зерновых на больших площадях. Потому что мы урожай получаем на круг порядка 24-25 центнеров с гектара. А в соседних Херсонской и Запорожской областях получают по 50-60 центнеров при тех же вложениях. Это же несравнимые показатели.

 – Крым ведь не зря считается зоной рискованного земледелия…

– Это так. Благодаря зерновым аграрии могли хоть как-то выживать. Это «быстрые деньги». В сентябре-октябре вложил, в июне уже получил. Сейчас февральские окна, яровой сев, это тоже «быстрые деньги». Нанимая зерноуборочную технику, закупая удобрения, аграрии уже закладывают будущий урожай, постоянно кредитуясь, не имея оборотных средств.  Это, по большому счету, тупик, поскольку развивать агропромышленный комплекс, не имея оборотных средств, нереально.

Только благодаря государственной поддержке мы можем вывести наше сельское хозяйство на новый уровень. Она будет, и я уверен, что в ближайшее время Крым ожидает прорыв в агропромышленном секторе, вне зависимости, придет вода по Северо-Крымскому каналу или нет. Это мое глубокое убеждение.

– Какая сумма понадобится крымским аграриям, чтобы в недалекой перспективе наше сельское хозяйство вышло на новый уровень?

– Здесь не может идти речь о разовых вложениях, необходима комплексная программа развития сельского хозяйства, к примеру, как принятая программа социально-экономического развития Республики Крым на пять лет. Такая же программа необходима и для развития агропромышленного комплекса. Задача на сегодняшний день перед нами стоит следующая: ежегодно высаживать не менее 500-600 гектаров садов и виноградников, переходить на выращивание культур, менее восприимчивых к засухе.

– Хватит ли земли в Крыму для реализации этих планов?

 – Более чем достаточно, поскольку порядка 30% земель сельхозназначения вообще не обрабатывается. При Украине не было рычага воздействия на тех людей, которые распаевали землю, но на ней ничего не делают. В Российской Федерации действует закон, в соответствии с которым если земельный участок не возделывается, налагается штраф или он передается в аренду более эффективному собственнику. Земля не должна пустовать, она должна быть в обработке и приносить доход.

– Нет ли опасения, что найдутся предприимчивые люди, которые попросту скупят пустующие земли?

– Есть такое опасение. Поэтому в Крыму введен мораторий на продажу земель сельхозназначения. Необходимо, чтобы крымские собственники земли могли разобраться в нюансах российского законодательства и понять, что им сегодня нужно. Или сдать в аренду, или самим обрабатывать, или же, как крайний вариант, продать. Мое мнение – первоочередное право на покупку земли в Крыму должны иметь крымчане. После того как заработают кредитные линии под выгодный процент, компенсации по процентным ставкам, я думаю, рынок земли можно открывать. Земля не терпит небрежного обращения, и кто к ней относится с любовью и уважением, она всегда отблагодарит.

– Воспоминания из детства, с чем они у вас связаны?

–  Приходилось работать. Если вы не знаете, что такое жизнь ребят в селе, то это прежде всего труд, с раннего утра и допоздна. Мы держали на своем подворье коров, овец, свиней, кур и др. И такое правило было: хочешь, чтобы отец тебе велосипед купил, вначале вырасти теленка, продадут его родители – будет велосипед. Так мне купили первый мопед марки «Рига» – это была мечта любого мальчишки. А вот когда захотел мотоцикл, тогда  самыми модными считались «Ява», «Чезет», «Иж-спорт», то отец был категорически против, у нас многие ребята разбились на мотоциклах, в том числе и мой одноклассник.   

– Дождались мотоцикла?

– Я отцу ультиматум буквально поставил. Если я поступаю в вуз, то мне покупают мотоцикл. В институт я поступил на специальность инженера-механика и стал обладателем «Явы-350».

– Учиться в сельхоинституте мечтали с детства?  

– В Крыму в то время какой выбор был: университет, мединститут, сельхоз- и институт природоохранного и курортного строительства. Мама – учитель, и что это такое, я хорошо знал, поэтому такой профессии для себя не хотел. Медик – не мое. Поэтому оставалось выбирать между сельхоз- и строительным институтами.

– Поступили сами?

– Поступал сам, без протекции, какая протекция в те годы. Причем выбирал вуз, где будет конкурс больше на тот момент. Объехали с родителями их по порядку. На тот момент конкурс три человека на место был как раз в сельхозинститут, куда я поступил и закончил. Хотя родители хотели, чтобы я стал военным. И было направление после школы в училище КГБ в Москву, но я взял ночь на раздумья и наутро отказался.

– Но в армии послужить пришлось?

– Да, после второго курса призвали в погранвойска КГБ СССР, я служил на западной границе во Львовской области, а потом в Крымском погранотряде. Погранвойска всегда считались элитными, наряду с ВДВ. У нас и праздник свой – 28 мая, День пограничника. Служба налагала большую ответственность. Призывали туда молодежь с кристально чистой биографией.

– Празднуете День пограничника, надеваете зеленую фуражку?

– Давно не надевал, все времени не было. Фуражку и форму храню дома. Призывался и демобилизовался рядовым. Как говорится: чистые погоны – чистая совесть (смеется). После службы закончил институт, работал на заводе.

– Это был «КрымавтоГазсервис»?

– В общей сложности отработал на этом предприятии пять лет. Три года мастером цеха по сборке кузовов престижных в то время легковых автомобилей «Волга», а потом два года начальником цеха по ремонту. Для меня эта работа была знакомой и близкой. Отец двадцать лет отработал завгаром в колхозе «Украина» Белогорского района, и я фактически вырос в гараже. Знаю автомобили и люблю их. Я так за три года собственными руками буквально по деталям собрал свой первый автомобиль «ГАЗ-31029» – «Волгу». Она была тогда первой в Крыму цвета «мокрый асфальт» с серебристым отливом.

–  Ваше жизненное кредо?

– Быть честным, прежде всего с самим собой, а также с окружающими.

– Неужели это возможно в политике?

– У меня получается, хотя это не так просто. Больше всего в работе и общении не люблю интриг. Я человек прямой и открытый. Мне всегда проще сказать человеку в глаза, что я о нем думаю, чем за его спиной. Я никогда не предполагал, что буду заниматься политикой, но так получилось. Сейчас нам в правительстве, по большому счету, некогда ею заниматься, работаем засучив рукава, чтобы крымчане почувствовали улучшение жизни в ближайшие годы. Поэтому нам не до политики и не до интриг.     

– Вы говорите прямо-таки художественными образами, много читаете?                

– Сейчас времени нет, а раньше много читал.

– Ваш любимый писатель?

– Лев Толстой.

– «Война и мир»?

– Не только. И другие его произведения. Сейчас не всегда удается читать художественную литературу, в основном читаем документы с утра до вечера (смеется).  

– Ваше любимое увлечение?

– Я человек достаточно активный. Поэтому, если выпадает свободная минута, стараюсь провести время с семьей, с двумя моими маленькими детками. Я не могу жить без природы. Выезжаю в лес, поле, чтобы глотнуть  свежего воздуха. Для меня это как аккумулятор, который  подпитывает, дает энергию для работы.

– Любимое блюдо?

– Самое лучшее блюдо – мамино. К примеру, так, как моя мама варит холодец, никто не варит. Это, наверное, из детства, что мамины кушанья – самые любимые. И сейчас дома в холодильнике стоят две тарелочки, которые мама передала мне.

– А сами умеете готовить?

– Нет, это не для меня. Хотя пожарить яичницу или картошку я смогу. А вот на охоте люблю готовить шулюм, или шурпу из дичи.

– На охоту удается вырваться?

– Сейчас нет, к сожалению. И охочусь я не ради добычи. Увлекает сам процесс. Это прежде всего общение с природой.

– Свободного времени практически нет?

– За последний год в этом кабинете мне приходилось и ночевать неоднократно. Работали круглосуточно. Это не преувеличение. Наше правительство, которое возглавил Сергей Аксенов, избрали на сессии тогда еще Верховного Совета Крыма 28 февраля 2014 года. Завтра маленькая, но все-таки дата. Этот год  был, вероятно, самым сложным в моей жизни. Я возглавлял  штаб по чрезвычайным ситуациям, и решения принимали иногда просто, как говорится, с колес, потому что от малейшего промедления зависели судьбы людей. Сказать, что было сложно, это значит ничего не сказать. К счастью, с божьей помощью мы провели Крым, как корабль между айсбергами, и вывели в чистый океан, где не штормит. Мы идем своим путем к намеченной цели, и, думаю, никакие преграды на пути нашей республики как нового субъекта Российской Федерации уже не встанут.

– Вы о событиях Крымской весны?

– Нас воспитывали в школе с детства, что патриотизм и любовь к Родине должны быть на первом месте. И таких крымчан, которые думают, как я, подавляющее большинство. 

Хочу поздравить крымчан с первой годовщиной Крымской весны, события которой разворачивались в конце февраля. Сейчас на улице тепло, птички поют, а тогда в воздухе пахло вой­ной, мы это хорошо помним. Я уверен, что Крым станет самым комфортным для проживания регионом в Российской Федерации. Во всяком случае, крымчане этого заслуживают.    

Фото: Сергей ПЛЕХАНОВ и пресс-служба Совета министров РК.