Нефть… джанкойского разлива
Нефть… джанкойского разлива
29 января 2016 - 14:02
Нефть… джанкойского разлива 29 января 2016 - 14:02
Дарина Солнцева

 

Несметные богатства Крыма: фантазии или реальность 
В Интернете продолжают распространять «сенсационную» информацию о том, что Крым скрывает несметные запасы нефти.
Фото: regnum.ru

Золота нет, алмазов нет… населена роботами?

Например, турецкое государственное радио «Голос Турции» не так давно заявило о Джанкойском месторождении нефти. Якобы своими запасами в 11 млрд тонн оно может сделать Крым маленькой Саудовской Аравией.

Комментариев специалистов по поводу несметных запасов, конечно же, нет. Другая «сенсационная новость» касается беспрецедентных запасов крымского золота. Золотоносное месторождение, якобы обнаруженное геологами, составляет более 60-70% от всего добываемого золота в мире. Согласитесь, политический посыл виден невооружённым глазом, ведь такие новости могут окончательно пошатнуть психологическое здоровье тех, кто ищет весомый повод взять контроль над полуостровом, проигнорировав выбор крымчан.

За отрезвляющей информацией мы обратились в Государственную комиссию по запасам полезных ископаемых и «Крымгеологию».

Начнём с презренного. Золото в Крыму есть, но лишь тонкодисперсное. Из-за масштабов – ниже промышленного содержания – его второе название – «невидимое». Как объясняют в «Крымгеологии», тонкодисперсное золото есть во всех песках по Азовскому побережью, есть и в Севастополе (так называемое Гераклейское плато).

Но реальный золотой запас, как вам подскажет любой крымчанин, лучше искать на побережьях сразу после курортного сезона и штормов. А если без шуток, то почти 6 лет предприятие пробивало идею разработки тонкодисперсного золота. Предлагали добывать его параллельно со стекольными песками и титаново‑ильминитовым концентратом, чтобы хоть как-то выйти на самоокупаемость этого утомительного процесса. Однако не смогли убедить ни одного трезвомыслящего инвестора.

Директор ГБУ РК «Государственная комиссия по запасам полезных ископаемых» Анатолий Скорик:

– Золото в Крыму – очень проблемный вопрос. У нас нет дельт крупных рек, у нас мелкие реки. И поэтому последние годы – 2009‑й, 2010 год, когда я работал гендиректором КП «Южэкогеоцентр», нам предложили переместить свои усилия с крымского песка на херсонскую дельту Днепра. Мы проводили съёмочные работы – там по золоту намного лучше показатели.

Нефтяные слёзы 

Что касается Джанкойского месторождения нефти, о котором раструбили недобросовестные СМИ, то в Госкомиссии объясняют, что в джанкойской степи чёрным золотом и не пахнет.

Анатолий Скорик:

– Нет нефти в Джанкойском месторождении, даже конденсатный фактор там настолько низкий, что говорить о содержании нефти здесь нет смысла.

Много раз подряд начиная с 80‑го года ещё Советский Союз ставил вопрос о нецелесообразности проведения геологоразведочных работ на нефть и газ в Крыму. Уже тогда было всё понятно. Потому что месторождения у нас по существующим классификациям мелкие, крупных не зафиксировано. Говорить о том, как написано в некоторых СМИ, что там обнаружен какой-то пласт от Джанкоя до Задорненского месторождения, совершенно некомпетентно. Не может быть один единый пласт. Нет у нас такого спокойного геологического строения.

Кстати, Джанкойское месторождение газа открыли ещё в 1962 году. Запасы его на уровне 6 млрд куб. м подсчитаны со времён Советского Союза. Полный аналог месторождения – Стрелковое (возле Арабатской стрелки в Азовском море) – имеет около 3 млрд куб. м запасов газа, то есть в два раза меньше. Итого 9 миллиардов. Сами понимаете, это отнюдь не те сенсационные цифры, на которые «замахнулись» турки, тем более если принять во внимание, что ежегодная потребность Крыма в газе порядка 3 млрд куб. м.

Замдиректора, главный геолог, кандидат геолого-минералогических наук «Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых» Олег Озёрный:

– Причём надо сказать, что эти 9 миллиардов – это начальные запасы, которые введены в эксплуатацию больше 20 лет назад. То есть сейчас там осталось примерно процентов 30.

Как объясняют специалисты, целый ряд мелких нефтяных месторождений есть на Керченском полуострове. Их практически нет в равнинном Крыму. Ряд месторождений, как Татьяновское, в нашем арсенале – это месторождение на больших глубинах, то есть более 4 километров. И величины запасов здесь тоже слёзы. Например, Октябрьское нефтяное месторождение по запасам не превышает 1 млн т нефти на глубинах около 3 км.

Пошаманили 

Крымские геологи не отрицают, что действительно были попытки частных предпринимателей найти несметные нефтяные запасы на полуострове с помощью нетрадиционных дистанционных методов разведки, например, путём аэрокосмической съёмки.

И результаты держали в большом секрете. Специалистам «Крымгеологии» никто даже не давал изучить толком эти материалы.

Анатолий Скорик:

– Чтобы получить море нефти, рекомендовали бурение нескольких глубоких скважин. В 1992-1993 годах работала здесь фирма «Надежда», была такая совместная германско-украинская. Они пробурили скважину в районе Мелитополя на украинской территории. Намеревались бурить 4 километра. Эта территория входила в сферу деятельности «Крымгеологии». Пробурили 600 метров и вскрыли породы фундамента, абсолютно бесперспективного в отношении добычи. Вторая попытка была проделана уже где-то в 2000 годах. Частная фирма бурила в районе Белогорска. Пробурили её почти до 3,6 километра, и ничего.

Энтузиазм открывателей на самом деле не чужд крымским спецам. Можно сказать, что любимая книга геологоразведчиков – это «Остров Крым» Василия Аксёнова, который представляет собой альтернативную историю и географию и бередит душу геологов с 80‑х годов.

Олег Озёрный:

– Я не берусь обсуждать особенности сюжета. Но первое: там Крым подаётся как абсолютно перспективный регион, сравнимый с Гонконгом по уровню жизни. Второе: по запасам углеводородов он равен странам Персидского залива. И одна из интересных параллелей в романе – название добывающей компании «Арабат ойл кампани». Мы же знаем – в Азовском море возле Арабатской стрелки достаточно мелких месторождений, в том числе упомянутое Стрелковое. А в качестве гастарбайтеров в романе привлекались турецкие рабочие. Может, какой-то турецкий интеллектуал перевёл роман не задумываясь?