Назначен убийцей
Назначен убийцей
12 марта 2016 - 15:09
Назначен убийцей 12 марта 2016 - 15:09
Татьяна Шевченко

 

Сомнительное заключение экспертизы делает из несчастного отца убийцу младенца 
Молодой отец случайно уронил двухмесячную дочь, в результате полученных травм она умерла. Но следователь квалифицировал этот случай как умышленное убийство ребёнка, а судмедэксперт, известная в Крыму своими «убийственными» заключениями, подогнала свои выводы под версию следствия.

Какой же умысел?

Несчастье случилось днём 29 июня прошлого года – молодой (22 года) отец  работал за компьютером, его двухмесячная дочь Даша спала в коляске рядом с рабочим столом. Жена ушла собирать документы, так что дочкой в этот день занимался он. Дочка в очередной раз стала кряхтеть – требовала еду, и отец стал её кормить из бутылочки. Но во время кормления ребёнок внезапно стал плакать. И что отец ни делал, девочка не успокаивалась. Не реагировала ни на укачивание, ни на еду – просто плакала.

Конечно, взрослая и опытная няня, может, и нашла бы способ успокоить ребёнка, но что прикажете делать начинающему отцу? Он решил, что лучшим способом успокоить дочь будет подкидывание – раньше пару раз он её подкидывал, и она даже радовалась. Но только не в этот раз – то ли Антон не рассчитал силу, то ли звёзды сошлись не так, но младенец выскользнул из рук отца, девочка ударилась об угол дивана и упала на пол. Ужас…

Он схватил дочь, она сделала несколько вдохов и перестала дышать. Отец стал пытаться реанимировать дочь, делал ей искусственное дыхание, нажимал на грудь в области сердца. А потом позвонил жене на мобильный, чтобы она срочно ехала домой. Не переставая реанимировать дочку, он вызвал «скорую». Жена по телефону пыталась уточнить, как правильно проводить реанимацию, «скорую» отец выбежал встречать с телом дочери на руках. Но и врачам не удалось оживить младенца. Врачи констатировали смерть ребёнка. На следующий день его отвезли в следственный комитет, где он, пребывая в состоянии шока, дал показания, как всё было. Но вот следователь почему-то был уверен в том, что отец совершил умышленное убийство маленькой дочери – мол, надоело, что она плачет. После чего возбудил уголовное дело по пункту «в» части 2 статьи 105 УК РФ – убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. И каждый раз, когда следователь встречался, он сообщал ему, что нужно обязательно сознаться именно в умышленном убийстве – иначе «дела будут плохи». Да куда уж хуже? Такие же «вести» он передавал отцу, его жене и тёще, которые никак не верили ни в какой «умысел», поскольку знали, как тот любил свою «принцесску» Дашу.

Пойдём на сделку?

Молодого человека заключили под стражу. В качестве доказательств необходимости этой меры пресечения следователь привёл такие доводы: мол, задержанный может скрыться, оставаясь на свободе, продолжить (?) свою «преступную деятельность» (как? в каком виде?). Кстати, постановление изобилует терминами, которые в этом особенном уголовном деле похожи на бред – оказывается, у него внезапно возникла личная неприязнь (!) к двухмесячной Даше, и он «решил совершить убийство».

Адвокат в одно из посещений сообщил ему, что следователь предлагает сделку с правосудием, то есть готов переквалифицировать его деяния на менее тяжкую статью – 111, часть 4 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего). Хотя что там менее тяжкого – такие деяния наказываются лишением свободы на срок до пятнадцати лет. Но на такую «уступку», мол, следователь готов пойти взамен на показания о том, что отец умышленно нанёс удары своей дочке.

Тот, запуганный, согласился на сделку и 3 сентября дал признательные показания – подписал составленный следователем текст, который даже не прочёл. В итоге самооговора спустя неделю в отношении мужчины возбудили… ещё два уголовных дела: по части 2 статьи 111 и по статье 156 УК РФ за… неисполнение обязанностей по воспитанию ребёнка. Конечно, осознав последствия такой «сделки», он отказался от этих показаний и от защитника. Но следователь уже решил, что ему в этом деле «всё ясно».

Не менее «ясно» было и судмедэксперту С., которая сделала такие выводы и заключения, обследовав телесные повреждения на теле умершей малышки, что несчастного отца впору на каторгу отправлять или ради него одного отменить мораторий на смертную казнь. Тем более что он сам готов себя казнить… А вот следователи утверждали, что эксперты не ошибаются.

«Убийственный» эксперт 

Судмедэксперт С. в своём заключении вывела, что телесные повреждения «нанесены тупым, твёрдым предметом с ограниченной травмирующей поверхностью». То есть отец чем-то бил двухмесячную дочь несколько раз подряд (?!). А ещё эксперт обнаружила у ребёнка повреждения, нанесённые якобы за несколько дней до смерти. Типа отец и раньше бил дочку. И это несмотря на то что за день до жуткого случая жена приносила дочь на осмотр к местному педиатру, и уж если бы на теле ребёнка были сомнительные следы «побоев», она бы этого никак не пропустила.

Получив странное (чтобы не сказать больше) заключение экспертизы, родственники обратились к экспертам в Москве и получили критическую рецензию на крымскую судмедэкспертизу – столичные специалисты сочли выводы эксперта С. недостоверными. К примеру, упомянутый вывод о действии предметом с ограниченной поверхностью некорректен. Переломы черепа линейные, а это как раз более характерно для действия предметов со значительной поверхностью, например, для удара головой при падении. Кровоизлияния внутри черепа обширны, это тоже более типично для предметов с большой поверхностью. Ещё проблема: у ребёнка обнаружен болезненно изменённый сосуд в оболочках мозга. А такие сосуды при малейшем ударе лопаются и дают непропорциональные силе удара кровоизлияния совершенно не в том месте, по которому ударили. Это затрудняет определение механизма травмы в данном случае. Но оснований для вывода о действии предмета с ограниченной поверхностью нет даже с учётом изменённых сосудов – таковы выводы крупных столичных экспертов.

Но вернёмся к нашему эксперту С. Эта «специалистка» широко известна своим умением «подгонять» выводы в пользу обвинения. «Благодаря» её неутомимому труду отбывают пожизненное наказание несколько симферопольцев – именно она «увидела» умышленные убийства там, где была причинена смерть по неосторожности. Правда, ещё при Украине её выводы опротестовал эксперт из Киева. И сегодня суд в Киеве рассматривает вновь уголовное дело симферопольца, ранее приговорённого к пожизненному лишению свободы на основании неверных заключений крымской экспертши. Но ей-то, похоже, всё равно – никто её не наказывает.

А люди, и без того уже наказанные, несут уголовную ответственность за то, чего не совершали, трагическую ошибку им вменяют как умысел на убийство.