Назад в будущее
Назад в будущее
19 января 2016 - 10:02
Назад в будущее 19 января 2016 - 10:02

 

В преддверии самого крымского праздника «Газета» попросила активных участников того первого референдума вспомнить, как всё было
20 января мы отмечаем 25-летие первого Всекрымского референдума. Именно в 1991 году большинство крымчан высказались за восстановление Крымской автономии, и спустя время именно эта дата была учреждена как День Республики Крым. 
Уже тогда крымчане выступали за отмену хрущёвского
указа о присоединении Крыма. Фото: Леонид Берестовский. 

Тогда, четверть века назад, в общекрымском референдуме приняли участие более 80% имеющих право голоса жителей полуострова, включая город Севастополь. На вопрос: «Вы за воссоздание Крымской Автономной Советской Социалистической Республики как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора?» – положительно ответили 1 343 855 (93%) крымчан.

Как и в марте 2014 года, крымчанам в те годы грозила «национальная репрессия», вспоминает политик и нынешний депутат Госсовета РК Сергей Шувайников (тогда – помощник-секретарь народного депутата СССР В. В. Иванова), в Киеве был принят закон о языках: официальным значился только украинский.

– Опасность выражалась в том, что если начали наступать на язык, то, значит, нас вообще лишат многих национально-культурных и других прав. Мы прекрасно понимали, что если мы остаёмся в составе области и если произойдёт распад Советского Союза, то мы останемся незащищёнными и никогда не сможем отменить историческую несправедливость 1954 года – указ о передаче Крыма Украине, согласно которому Крымская область из состава РСФСР была передана в состав УССР. Необходимо было укрепить статус крымской области и повысить его до государственного, – вспоминает Сергей Шувайников.

Александр Форманчук – член экспертно-консультативного совета при главе Крыма:

– Я был одним из организаторов референдума 1991 года. В Крымском обкоме партии (тогда Александр Фоманчук был секретарём обкома. – Ред.) мы проанализировали общественное мнение и пришли к выводу, что этот процесс надо не только поддержать, но и возглавить. Это была реакция на распад Советского Союза. Тогда общество столкнулось с двумя главными вызовами. С одной стороны, это рост угрозы украинского национализма (Украина уже готовилась стать «незалежной» и всё громче о себе заявляла). С другой стороны, возвращение крымских татар обретало массовый характер, и слабеющая советская власть уже не справлялась с таким потоком людей. Эти два момента на то время несли в себе проблему. Тогда стало понятно, что воссоздание Крымской автономии сгладит острые углы. Это был единственный правовой путь на фоне того, что многих крымчан не устраивала перспектива видеть полуостров рядовой областью Украины. Идею воссоздания Крымской автономии поддержали более 93% крымчан. Именно благодаря автономному статусу мы смогли самостоятельно решать многие вопросы, в том числе и проводить референдумы. Если бы не было той автономии, мы бы не смогли провести референдум 2014 года. Эти два процесса исторически связаны между собой.

Справка «Газеты»
С чего всё начиналось: политинформация и голоса «вручную»

Историческое здание, называемое сейчас Государственным Советом Республики Крым, изначально строилось для Крымского обкома КПУ. В 1991 году, после распада Советского Союза, здание бывшего Крымского обкома стало Верховным Советом Крыма.  

Раньше заседания сессии Верховного Совета Крыма проходили три раза в неделю – во вторник, среду, четверг. В течение этих дней депутаты ничем не занимались, только голосовали. В начале образования Верховного Совета крымские парламентарии плохо понимали фронт своей работы: они сооружали повестки на скорую руку перед самым заседанием, ничего заранее не рассматривая и не планируя, даже финансовую сторону вопроса. Как-то в повестке парламентского заседания один из пунктов значился как «читка газет», то бишь, по сути, продолжалась та же политинформация, проводимая в советское время в школах перед началом занятий.

Первые депутатские составы формировались всё больше из обычных тружеников: сторожей, врачей, журналистов, педагогов, работников колхозов, совхозов и разнорабочих. Кстати, женщин в парламенте раньше было значительно больше, чем мужчин. 

Так как электронной системой голосования тогда ещё и не пахло (систему «Рада» установили только в 1993 году), голоса считали «вручную». Чтобы свести к минимуму время подсчёта сотни голосов депутатов, считали только тех, кто «против» и «воздержался», и затем вычленяли, кто «за».

Владимир Клычников – председатель Федерации независимых профсоюзов Крыма, депутат Госсовета РК (в 1991 г. – председатель Крымского республиканского союза ветеранов Афганистана, председатель исполкома Республиканского движения Крыма):

– Момент проведения того, прежнего референдума кажется сказочным, хотя и тот, 25-летней давности, и нынешний, мартовский 2014 года, сопоставимы. 

Конечно, тогда были сложные времена, перестроечные, было недовольство народа внутри страны, экономические проблемы. Но ведь тогда ещё была страна, которая (на секундочку!) просуществовала почти 75 лет.

И люди голосовали за восстановление Автономной Республики Крым как субъекта Союзного договора. Они сами выбирали свою судьбу, не какой-то дядька в Киеве или Москве. Это означало ещё и повышение статуса Крыма. 

Кстати, сопоставимы и итоги референдума 1991 года и недавнего, мартовского – тогда за автономный Крым как субъект Союза были 93%, а в марте за Крым в составе России проголосовали 96%. То есть в едином порыве. Наш президент, помните, сказал: как люди проголосовали, так и будет! Так что народ всегда прав.

Сергей Цеков – член Совета Федерации от Республики Крым ( в 1991-м был депутатом УССР):

– Событие ключевое в истории современного Крыма. Это решение позволило нам совершенно безболезненно провести Крымскую весну и воссоединиться с Россией. На референдум выносился вопрос о воссоздании Крымской автономии. Потом название было изменено на Республику Крым, Автономную Республику Крым… Но при любом названии Крым обладал элементами государственности в составе унитарной Украины. Да, у нас было мало полномочий, мы об этом всегда говорили. Но они позволили нам законно назначить и провести референдум. Причём эти полномочия были закреплены и в Конституции Крыма, и в Конституции Украины. У нас было право на проведение референдума, и мы его реализовали.