Наталья Гончарова: Не люблю мужчин в спортивных костюмах
Наталья Гончарова: Не люблю мужчин в спортивных костюмах
24 июля 2015 - 12:00
Наталья Гончарова: Не люблю мужчин в спортивных костюмах 24 июля 2015 - 12:00

Министр образования, науки и молодёжи Крыма о современном образовании, за что полюбила томатный сок и езду за рулём 
О задачах, которые ставит перед собой, руководя отраслью, по большому счёту формирующей будущую нравственную и интеллектуальную основу любого общества, о том, почему ей запрещали петь в школьном хоре, о кумирах, о том, как подрабатывала в баре официанткой и о многом другом очень личном глава Минобразования Крыма рассказала «Газете».
Фото: пресс-служба Главы РК

– Вы родом из красивого древнерусского города Коростень. Это как-то повлияло на формирование вашего мировоззрения, увлечения?

– Я очень люблю этот маленький город с великой историей. Он упоминается в «Повести временных лет» как Искоростень, связан с именами князя Игоря и княгини Ольги и многими другими личностями, оказавшими влияние на развитие Руси. Из древности тянется ещё одна особенность его жителей – любовь к голубям. Они, можно сказать, символ современного Коростеня. Их разводят жители не только частного сектора, но и многоэтажек – строят специальные вышки, на которых размещают вольеры с этими прекрасными птицами.

– Вы так поэтично рассказываете о своей малой родине. В школе увлекались историей?

– Увы, историю не любила. То ли с учителями не повезло, то ли учебники были написаны неинтересно. Я выросла в обычной семье: папа – машинист, мама – инженер. Она авторитет не только для меня, но и для всех наших родственников. Бабушка и дедушка, которые много вложили в моё воспитание, к сожалению, уже ушли из жизни. 9-10 классы я жила у них, чтобы не бросать родную школу.

– Они были педагогами?

– Дедушка всю жизнь работал начальником цеха очень крупного завода химического машиностроения, а бабушка – завхозом в детском саду. У меня есть родной брат Виктор. Он младше меня на пять лет. Своих детей нет, зато у брата – трое. Племянников обожаю. Старшей девочке 16 лет, средней – 9. Они очень способные в учёбе. И есть ещё Григорий Викторович, названный в честь дедушки, которому год и 7 месяцев. Мой муж Андрей Николаевич – юрист, афганец, я очень его люблю. Надеюсь, и он меня.

– Почему, например, не стали инженером, как мама, а приехали учиться в Симферополь в университет на геофак?

– Это действительно была мечта детства – стать учителем. Помню, ещё не ходила в школу, но у меня уже был классный журнал, я кого-то виртуально спрашивала и виртуально за него отвечала. Школу закончила с золотой медалью. Я и сегодня задачи по математике, физике, химии до 9 класса решаю свободно. Программу 10-11 классов подзабыла. Кстати, до 8 класса я учила уроки следующим образом. Приходила из школы, обувала бабушкины туфли на каблуках, чтобы лучше представить себя учительницей. Сначала читала домашнее задание, затем, как учительница, спрашивала сама себя. И сама же себе отвечала. И знания очень хорошо откладывались в голове. Как говорят, по полочкам (улыбается). Сегодня, исходя уже из своего профессионального опыта, могу утверждать, что учителя у меня были достойные. Единственное, что тогда, как, впрочем, и сейчас, страдала система изучения иностранных языков. Поэтому, к сожалению, не владею так, как хотелось бы, английским языком.

– Свой первый урок помните?

– Хорошо помню первую учительницу Эллу Павловну. Она хвалила меня за отличную учёбу, но всегда ругала и часто жаловалась родителям: она делает то, что хочет. И таки была права. В первом классе я могла встать среди урока и сказать, что мне пора идти в магазин с дедушкой, потому что без меня он покупки не сделает (смеётся). Но мои организаторские способности, судя по всему, она тоже увидела сразу. Например, когда во втором классе пришли набирать детей в хор, учитель, который проводил прослушивания, меня не выбрал. Но Элла Павловна посоветовала ему: Гончарову вы всё-таки возьмите, она вам детей вовремя приведёт на занятия и вовремя уведёт. И я водила группу из своего класса на занятия в хоре. А сама стояла только открывала рот, потому что петь мне не разрешали (хохочет). Затем я была председателем совета пионерской дружины, а уже в 7‑м классе стала комсоргом школы. У меня в подчинении были ребята из старших классов. Я всегда находила с ними контакт. И даже те, кого учителя считали хулиганами, всегда ко мне прислушивались. В университете была старостой группы. Училась хорошо. Но, признаюсь, где-то в конце третьего курса мне стало скучно. Поэтому на четвёртом  начала работать в школе. У меня была полная загрузка, но я успевала подрабатывать в баре официанткой.

– Цену трудовой копейке узнали ещё в студенческие годы.

– Не стесняюсь говорить о том, что работала официанткой. Считаю, что использовать 2-2,5 месяца студенческих каникул на то, чтобы лежать на пляже – неправильно. Другое дело, если, например, ребята хотят узнать Крым. Когда училась на геофаке, у нас была такая возможность. А сегодня, мягко говоря, я удивляюсь: когда мы приглашаем поработать в летних лагерях студентов двух крупнейших крымских вузов педагогического профиля, предлагаем им достойную зарплату – 10-12 тысяч рублей, а заодно получить педагогический опыт, желающих практически нет.

– Сам собой напрашивается сакраментальный вопрос: что делать?

– Надо думать, как прививать будущим педагогам любовь к профессии. Недавно была на своём любимом географическом факультете и обратила внимание на то, что чуть ли не каждый второй студент уже представляет себя сразу каким-то научным деятелем. Но не преподавателем в школе. Не мечтает о том, чтобы передать свои знания, научить детей любить свой предмет.

– Для вас кто является кумиром, с кого берёте пример?

– Сейчас у меня кумиров нет. В молодости образцом для подражания была Маргарет Тэтчер. Я о ней много узнала. Как-то прочла, что она начинает свой день с томатного сока, и тоже заставляла себя пить его по утрам. И полюбила этот напиток (смеётся). А если серьёзно, то эта женщина, как говорят, сама себя сделала. И, главное, чему стоит у неё поучиться, – она умела непопулярные решения делать популярными.

– Чем бы вы никогда не хотели заниматься?

– Всем тем, что связано с техникой. Не смогла бы быть инженером, архитектором, строителем. Хотя очень уважаю эти профессии.

– Задача № 1, которую поставили для себя, придя на должность министра образования?

– Не дать системе образования потерять ничего традиционно хорошего, но и не дать этой достаточно инерционной системе застояться. Мы, чиновники, должны всячески поддерживать учителей, которые хотят ежедневно что-то менять, сделать лучше в отрасли образования. Что касается учащихся, то сегодня одна из главных задач – оптимизировать и модернизировать систему СПО (среднего профессионального образования. – Ред.) в Крыму – наши бывшие профессионально-технические заведения. Чтобы через два-три года, когда уже не такой высокий процент школьников будет поступать в вузы и появится большой спрос на рабочие профессии, наши учреждения СПО были к этому готовы.

Что касается дошколят, думаю, моя задача совпадает с пожеланиями всех молодых и будущих мам Крыма – это обеспечить доступность дошкольного образования, в первую очередь детских садов.

Если говорить о высшем образовании, я искренне рада созданию Крымского федерального университета. Другое дело, как это пройдёт организационно. Хотелось бы, чтобы всё было прозрачно, порядочно и на высшем уровне. Мы наконец сможем систематизировать высшее образование. Ведь на момент воссоединения с Россией в Крыму было 97 (!) вузов. Большая часть из них находилась чуть ли не в трёхкомнатных квартирах, а то и просто обозначалась юридическим адресом. Они заочно или дистанционно вели образовательный процесс, выдавали потом непонятно какие дипломы. Сегодня этого нет. Вступительную кампанию 2015 года ведут всего 12 вузов.

– Ведомство, которым руководите, называется Министерство образования и науки.

– И не зря. Такое направление, как наука сейчас находится в приоритете. Считаю, это не совсем правильно. В Крыму никогда не было серьёзных НИИ. Те, что имелись, как правило, были ведомственными, и, скорее, соблюдали формальность в названии. И только в этом году у нас появились первые даже не шаги, а взгляды на науку. У студентов, аспирантов, преподавателей есть возможность, например, участвовать в конкурсах на получение грантов. Координацией этой деятельности будет заниматься наше министерство. Более того, сегодня в нашей сфере управления находится несколько известных не только в Крыму обсерваторий. Мы помогаем им восстановить ранее утерянные связи в научном мире. Или взять заповедники. Это же в первую очередь – территория науки, и очень серьёзной. Хотелось бы, чтобы крымская наука стала более прикладной и приносила реальную пользу.

Ещё одно важное направление – работа с молодёжью. Сегодня мы плодотворно сотрудничаем с молодёжными организациями республики. Кстати, программа «Молодёжь Крыма» практически 50 на 50 написана чиновниками нашего министерства и представителями активной крымской молодёжи.

– Отпуск у вас уже закончился. А вообще, свободное время как проводите, чем увлекаетесь?

– Свободного времени мало, причём всю жизнь. Даже когда работала в школе, его почти не было. Я очень люблю водить машину, считаю, что делаю это профессионально. У меня большой опыт – 22 года за рулём. А в 2012 году даже заняла третье место в соревнованиях «Леди Драйв» Крыма. Это и отдых, и хороший релакс. Не знаю, что такое медитировать, хотя, наверное, умею. Когда далеко еду одна в машине, наверное, этим и занимаюсь. В это время много мыслей приходит правильных, успокоение наступает, удаётся разложить всё по полочкам, если надо сложное решение принять.

– А колдовать на кухне любите?

– Очень! Много консервирую. Причём мои коллеги по министерству до определённого времени не верили, пока кто-то не побывал в гостях или я чем-то не угостила. Я чистой воды сова, поэтому с работы беру домой почту – пару солидных пакетов и работаю до часу-двух ночи.

– Любимое блюдо какое?

– Баклажанная икра. Люблю пельмени и все мясные блюда. Люблю домашний студень. И первые блюда тоже. И готовить их люблю. Муж очень любит любые изделия с творогом, поэтому приготовить сырники, творожные запеканки для меня – запросто.

– Вы человек настроения или, если надо, умеете собраться, сконцентрироваться?

– Никогда не была человеком настроения. Знаю слова «надо», «нельзя». Причём не обязательно, чтобы мне кто-то об этом напоминал. Это внутри меня.

– Но ведь всё равно без эмоционального выхода сложно обойтись?

– Сказать, что я никогда не плачу, не могу. Но это приобрело какую-то периодичность: примерно раз в три месяца меня может одолеть плохое настроение, я чем-то могу быть недовольна. Тогда и всплакну. А ещё эмоциональную разрядку получаю от просмотра фильмов. Причём смотрю только советские и российские фильмы. Очень люблю фильмы военные. Многие из них знаю наизусть: «Семнадцать мгновений весны», «В бой идут одни старики», «Место встречи изменить нельзя». Это фильмы, на которые смогла по-хорошему подсадить и своих племянниц. Они их с удовольствием смотрят. К сожалению, сейчас мало хороших комедий. Но есть одна, которую трижды пересмотрела, – «Актриса». Может быть, потому что одна из героинь фильма напоминает мне мою любимую и единственную подругу. Люблю детективы, много их читаю. Наверное, потому что сам процесс чтения можно в любом месте прервать, а когда появится свободное время, продолжить. Не понимаю фантастику и фэнтези. Перечитываю русскую классику, так как в каждый период жизни она воспринимается по-другому. А любимая книга – «Два капитана» Каверина. Всегда советую родителям дать почитать её детям, которые не любят читать. И любовь к чтению у них точно появится.

– Ваш жизненный принцип?

– Жадность порождает бедность. Причём во всем. Не только в деньгах, каких-то приобретениях, но даже жадность чувств, отношений, чего-то интеллектуального. Не зря говорят: одна голова – хорошо, а две – лучше. Пусть это твоя идея, мысль, но умение ею правильно поделиться приводит к тому, что в итоге превращается во что-то лучшее. Я совершенно не жадный человек и даже не экономный, так как искренне уверена в том, что заработать всегда можно.

– Одежду, которую вы носите, чисто официальной не назовёшь. Она всегда с изюминкой. А какой стиль предпочитаете?

– Хорошо отношусь к деловым костюмам, платьям, не устаю от них. Люблю обувь на каблуках. Искренне признаюсь: не люблю мужчин в спортивных костюмах. Их было так много в 90‑х, что ещё не стерлось в памяти. Нравятся мужчины в костюмах, и практически всегда обращаю внимание на мужчин в пальто. И мой муж носит пальто. Вот только с головным убором к нему не могу определиться: шляпа – не модно уже, а кепка не очень подходит (смеётся).

– О чём мечтаете?

– Чтобы все были здоровы. А в профессиональном плане хочется довести, как говорят, до ума, всё, что запланировали сделать. Да, есть какие-то промахи, не всё получатся, но идеи, которыми пронизаны сегодня все сотрудники министерства, которые по 10 часов находятся на работе, хорошие, правильные. Хочется, чтобы нам предоставили возможность и время их реализовать.