Надо только постучать
Надо только постучать
30 сентября 2015 - 18:03
Надо только постучать 30 сентября 2015 - 18:03
Анна Зимина

 

Дочь Юлиана Семёнова раскрыла для читателей «Газеты» некоторые тайны жизни знаменитого отца
Дочь Юлиана Семёнова Ольга со своим мужем Надимом Брайди собрала друзей писателя и почитателей его таланта на «Вилле «Штирлиц» в посёлке Олива возле Ялты. Встреча была посвящена малоизвестным страницам биографии и творчества писателя. 
Дарья и Ольга Семёновы (обе не меняли фамилию) у памятника отцу,
который был открыт в Ялте в 2012 году.

Ольга с мужем, дочерью Алисой и сыном Юлианом живёт в Париже, но каждый год несколько месяцев проводит в Оливе, работает с архивом отца. Их заботами и материальной поддержкой дом-музей сохраняется. Теперь супруги (Надим – архитектор) строят чуть ниже свой новый дом. 

Сейчас состоялась презентация новых выставочных залов – двух комнатушек на втором этаже, ранее закрытых для посещения. Дача Юлиана Семёнова маленькая, но такая уютная.

Дача «Штирлиц»

Впервые Юлиан Семёнович увидел Крым в 1955 году, когда приехал в свадебное путешествие с молодой женой Катей (Екатерина Сергеевна из рода Михалковых-Кончаловских – дочь Натальи Кончаловской от первого брака, приёмная дочь Сергея Михалкова). Юлиан навсегда влюбился в Тавриду. В 1983 году он по совету друга и артиста Льва Дурова приобрёл в Оливе (это Верхняя Мухалатка) полуразвалившуюся хибару и семь соток крутого склона. 

Над кроватью Юлиана Семёнова портреты работы Дарьи Семёновой.

На этой даче Семёнов написал четыре романа о Штирлице («Экспансия» I-III, «Отчаяние»), детективы «Репортёр» и «Тайна Кутузовского проспекта», повесть о жизни О. Генри «Псевдоним», пьесу «Процесс 38», «Ненаписанные романы» и свою последнюю вещь «Синдром Гучкова» (из цикла «Версии»).

В Ялте Семёнов проводил съезды созданной по его инициативе Международной ассоциации детективного и политического романа (МАДПР), фестиваль «Детектив и политика», литературно-детективные встречи с горожанами и отдыхающими. 

Фотография Жаклин Кеннеди с автографом.

История с продолжением

С «Крымской газетой» Юлиан Семёнов был связан с 1978 года. Однажды наш фотокор Валерий Махинько прибежал с Ялтинской киностудии к зав. отделом культуры Татьяне Барской: 

– Там Юлиан Семёнов, давай пригласим.

Тогда в нашей газете проходили «среды» – приглашали в гости знаменитостей. А потом фотографировались на знаменитой металлической лестнице редакции (сейчас в здании на улице Партизанской, 3, находится юрконсультация). После такой «среды» сотрудничество Юлиана Семёнова с газетой продолжалось десять лет, до его болезни.

Именно в нашей газете Семёнов начал публиковать статьи о своих встречах с Отто Скорцени. Потом доверил «Газете» публикации о поиске Янтарной комнаты – совершенно детективная история с огромными ценностями и убийствами. Истории были с продолжением, чтобы купить газету, народ собирался у киосков с утра.

А вот от гонорара за все эти публикации Юлиан Семёнов отказался: «Пусть идёт в фонд редакции».

Семёнов охотно общался с ялтинскими журналистами. Особенно подружился с Татьяной Барской. Татьяна Николаевна продолжает дружить – теперь с Ольгой Семёновой и Надимом.

Кстати, в 1989 году Юлиан Семёнов учредил первое частное советское издание – бюллетень «Совершенно секретно». Задумал печатать его в ялтинской типографии «Таврида». Построенная в 1984 году, она была одной из самых современных в СССР. Но у местных функционеров были свои резоны. И «Совершенно секретно» стало выходить в Москве бешеными тиражами.

Пугачёва пела дуэтом

Входя в дом, сразу попадаешь на кухню. Она маленькая, а стол большой – дубовый, массивный, вокруг такие же скамьи. 

Ольга с удовольствием рассказывала: 

– Кого тут только не было! Самые частые гости – Лев Дуров, барон Фальц-Фейн, критик Лев Аннинский, Михалковы – Никита и его дети. Бывала Алла Пугачёва. У папы была любимая песня «Летят утки», и он просил Пугачеву её исполнить. У нас была помощница по хозяйству – соседка Елена Константиновна. И тетя Лёля соревновалась с Аллой Борисовной: кто кого перепоёт. Это было феноменально.

Шляпка и автограф Жаклин Кеннеди

Юлиан Семёнович занимался боксом. В экспозиции есть перчатки его учителя – знаменитого русского боксёра и тренера В. А. Островерхова. 

В музее «Вилла «Штирлиц» вообще много уникальных вещей. Юлиан Семёнов ездил по всему миру и привозил из командировок всё, что считал интересным: кусок фюзеляжа американского бомбардировщика, бумеранг из Австралии, рог тура, статуэтки, оружие… 

Далеко не всё можно увидеть в экспозиции. Была шляпка с предвыборной кампании Джона Кеннеди – подарок Жаклин Кеннеди, но во время переездов потерялась.

– Ольга, а вот фотография с автографом Жаклин Кеннеди. Юлиан Семёнович с ней встречался?

– Да. Он бывал в Штатах, вёл собственное расследование убийства Кеннеди, проехал по тому маршруту в Техасе. Папа брал интервью у Жаклин, она подарила ему и этот портрет с автографом. 

Среди уникумов «дома Штирлица» – дарственная подпись на обложке книги самого Отто Скорцени.

Тайна смерти Юлиана

После инсульта в 1990 году Семёнов оказался прикован к постели и вернуться к работе уже не смог. После больницы родные спросили, куда бы хотел поехать,он ответил: в Мухалатку. Скончался Ю. С. Семёнов 15 сентября 1993 года в Москве, похоронен на Новодевичьем кладбище. 

Слухи о том, что его неоднократные инсульты и преждевременная смерть не случайны, ходят до сих пор. Режиссёр Борис Григорьев в одном из интервью говорил: «Конечно, мы смертны, но с болезнью и смертью Семёнова не всё чисто – мне кажется, ему просто помогли уйти… Юлиан многим переходил дорогу, многим был неудобен, потому что лез в такие сферы, в которые его не хотели пускать…» 

Этот же вопрос я задала Ольге Юлиановне.

– Сенсация хороша тогда, когда под ней лежат достоверные факты, – дипломатично ответила Ольга. – В противном случае это из серии «жёлтая пресса». Но мы можем предположить, что Юлиан Семёнович многим мешал, потому что он очень много знал. 

– Это внутренние или внешние враги?

– Враги у него были и за рубежом. Он влезал в дела, в которые не полезет нормальный человек. Поиски Янтарной комнаты, например – многие его соратники трагически погибли. Тот же Георг Штайн, которого нашли в лесу со вспоротым животом. … Папа много работал в закрытых архивах, делал выписки в тетрадь. Потом у него брали тетрадь: позвольте просмотреть, нет ли там чего лишнего. И тетрадь не возвращали. Но у папы была феноменальная память.

Он действительно много знал. Но он желал блага своей стране, был истинным патриотом. 

– А отец не говорил вам, что чего-то опасается?

– Юлиан Семёнович очень опасался, что наша страна ослабеет, превратится в придаток цивилизованного мира. И я очень рада, что сейчас ситуация медленно, но выправляется. 

Анонс к юбилею

В следующем году 8 октября исполняется 85 лет со дня рождения Юлиана Семёнова. Дом-музей и Культурный фонд Юлиана Семёнова готовят обширную юбилейную программу, анонсу которой и посвящена обновлённая экспозиция.

• Какие произведения об Исаеве-Штирлице до сих пор не опубликованы?

• Какова судьба повести-«приквела» к роману «Майор Вихрь»?

• Почему Юлиан Семёнов убрал своё имя из титров известного приключенческого фильма и не стал публиковать повесть, по которой он был снят?

• Каким был первоначальный сюжет «Семнадцати мгновений весны»?

• Как популярный автор лирических рассказов стал мэтром детективного романа?

На эти и многие другие загадки биографии и творчества писателя дают ответ новые уникальные экспонаты из запасников дома-музея, а также редкие фотографии, документы и рукописи неизданных произведений из архива писателя.

Ольга Юлиановна Семёнова подчеркнула, что «Вилла «Штирлиц» всегда рада любому гостю. Это значит, что отца помнят. Вход в музей бесплатный. Надо только постучать в металлическую дверь.

Фото автора.