Надо разобраться…
Надо разобраться…
15 января 2016 - 18:01
Надо разобраться… 15 января 2016 - 18:01
Татьяна Шевченко

 

Почему в Раздольненском роддоме умирают младенцы 
Трудно передать чувство родителей, которые пробыли в этом качестве всего несколько часов или дней. Когда умирает ребёнок, жизнь для них останавливается. Ну а доктора стараются оправдаться – мол, не виноваты. И отделываются в худшем для них случае только штрафами…
Фото: stargazerbirth.com 

Жизнь длиной в 19 часов 

11 апреля ещё 2013 года в родильном отделении Раздольненской райбольницы умер ребёнок. Девочка прожила всего 19 часов. Родственники погибшей девочки обвиняют в произошедшем врачей.

Роды прошли хорошо, но позже врачи сказали, что есть осложнения. В четыре часа ночи ребёнку стало плохо. Врачи объяснили – девочка поела грудное молоко и нагрузила желудок. До 12 часов дня к ребёнку родственников не пускали, ничего не объясняя. А потом родители узнали – их дочь подключена к аппарату искусственного дыхания. Врачи нашли другую причину – мол, девочка при рождении наглоталась внутриутробных вод. Врач-ординатор родильного отделения тогда назвала версию больницы:

– По документации, роды велись нормально. И предварительный диагноз – «неонатальная аспирация амниотической жидкостью». Ещё будет гистологическое исследование. Женщина лежала у нас в родильном отделении в 35 недель. Я дала направление в перинатальный центр, потому что подозревала серьёзную патологию почек. Она не поехала. Потом нам удалось её положить в стационар, и уже после этого мы пролечили ей пиелонефрит, и уже после всё было нормально. 

Но отчего умер младенец? 

Позже близкие умершей девочки говорили: врачи родильного отделения предлагали матери подписать документы о том, что ребёнок умер при рождении.

Но после обращения родственников в прокуратуру врачам отмазаться уже не удалось. Как сообщили правоохранители, врача-гинеколога и врача-педиатра Раздольненской центральной больницы будут судить за смерть младенца. Уголовное дело заведено по факту причинения смерти по неосторожности из-за недолжного выполнения своих профессиональных обязанностей. По версии следствия, гинеколог и педиатр не провели должного осмотра роженицы и ребёнка во время родов и после них. В результате этого ребёнок умер. Оказалось, что при откачивании жидкости из лёгких младенца одно было пробито (!) медицинским инструментом. В морге в Симферополе специалисты, делавшие вскрытие ребёнка, подтвердили родственникам, что у девочки повреждено лёгкое. Было собрано достаточно доказательств вины подозреваемых, и дело направлено в суд. Решения по нему пока нет.

Типичное явление?

Но если бы это был единичный случай у раздольненских «родовспомогателей». Увы, он был не первым, в судах уже побывало несколько дел о халатности врачей, повлёкшей смерть младенца или роженицы. К сожалению, и не последним…

Ирина, назовём её так, на учёт по беременности стала вовремя – в 8 недель срока. В период беременности сдавала все анализы, проходила УЗИ. И никаких патологий при наблюдении выявлено не было. С 16 ноября 2015 года находилась в родильном отделении Раздольненской райбольницы по направлению женской консультации. Наконец 27 ноября у неё родилась девочка, вполне крепенькая – 3 кг 680 гр. Правда, врачи сказали, что ребёнок родился с сильным обвитием пуповины вокруг шеи, но заверили, что это не является угрозой для жизни новорождённой. Хотя сразу после рождения девочка не закричала, но на это почему-то никто из докторов не обратил внимания. И через час маму с младенцем из родзала перевели в палату, ещё через час девочке сделали прививку. Три положенных дня (с пятницы по понедельник) мама и младенец пробыли в роддоме. Но, по заверениям Ирины, состоянием её девочки медперсонал не интересовался.

Только в понедельник перед выпиской к ним пришла педиатр родильного отделения на осмотр ребёнка: проверила рефлексы, осмотрела кожу, сказала, что всё хорошо. Правда, молодая мама пожаловалась, что ночью заметила – девочка ведёт себя как-то не так: не спала и постоянно кряхтела, словно она не может плакать. Но педиатр пояснила, что дитя так кряхтит потому, что у неё твёрдый животик, скопились газы – «это типичное явление у новорождённых, не стоит по этому поводу переживать».

Участковый педиатр из поликлиники, которая пришла, чтобы проверить состояние детей, готовящихся к выписке в тот день, тоже не увидела у младенца осложнений.

Доктор занят!

Через пару дней на мобильный Ирине позвонила медсестра из поликлиники и сказала, что минут через 15 она придёт к ним на первый патронаж. Правда, при себе медсестра никаких медицинских приборов вообще не имела, посмотрела на ребёнка, оценила состояние жилья и стала заполнять документы. Пообещала, что снова придёт через неделю.

А на следующий день около половины третьего у девочки резко повысилась температура – до 38,6 градуса (!). Встревоженная мама перезвонила медсестре, чтобы вызвать врача, но та ответила, что доктор занят. Ирина предложила, чтобы за доктором они приехали на машине, но ей ответили, что доктор никуда не поедет.

Тогда мама с горящим от температуры младенцем отправилась сама в поликлинику к «сильно занятому» участковому педиатру, оттуда их сразу отправили в детское отделение Раздольненской райбольницы. Дальше – хуже, ребёнка положили в реанимацию, только спустя несколько часов приехала санавиация из Симферополя, которая и забрала младенца в реанимацию новорождённых Республиканской детской больницы.

Увы, спустя сутки малышка скончалась от дыхательной недостаточности вследствие бактериальной пневмонии.

Что нужно сделать, чтобы, наконец прервать эту цепочку смертей в Раздольном?

Начальник департамента организации медицинской помощи Минздрава Республики Крым Оксана Козуб сказала «Газете»:

– Данный случай будет вынесен на заседание комиссии Министерства здравоохранения РК по рассмотрению летальных случаев. На сегодня от Раздольненской ЦРБ затребована вся медицинская документация по этому случаю, в том числе и документы по наблюдению за беременностью пациентки Б.

Заместитель министра здравоохранения Крыма Антон Шаклунов сказал «Газете», что при проверке первого случая смерти младенца в Раздольненской больнице выяснилось, что вины врачей в трагедии не было. Судебное преследование в их отношении было прекращено.

Что касается второго происшествия, замминистра признался, что до окончания разбора этого случая непосредственно сотрудниками Минздрава он не готов его комментировать конкретно.

– Вполне возможно, что мать ребёнка имела некоторые хронические заболевания, но не соблюдала рекомендации врачей. Всё это будет выясняться, и выводы пока делать рано, – отметил Шаклунов, подчеркнув, что в сравнении с остальными регионами России по уровню качества родовспоможения и младенческой смертности Крым входит в двадцатку лучших – и у нас показатели детской смертности неуклонно снижаются.

Компетентно
Как доказать, что лечили неправильно?

Андрей Гончаров, адвокат:

– В таких случаях можно и не дожидаться возбуждения уголовного дела, а начать действовать самим. Если человек умер в больнице, у родственников есть законное право направить тело умершего на судмедэкспертизу сразу, по горячим следам. Для этого нужно написать заявление главврачу, что они не доверяют патологоанатому больницы, поэтому просят провести судмедэкспертизу. Более того, у родственников есть право отрядить определённого врача, которому они доверяют, на вскрытие. А потом получить на руки полное заключение, обратиться с ним в страховую компанию и обжаловать выводы больницы в суде.

Доказательства неверного лечения – это выводы медицинской экспертизы. Провести её обязана страховая компания, которая выдала медицинский полис. По заявлению пациента или родственников эксперты запрашивают всю медицинскую документацию и делают заключение. Если пациент с ним не согласен, он может обратиться в территориальный Фонд обязательного медстрахования и попросить провести повторную экспертизу. Всё это, напомню, бесплатно для пациента, в отличие от судмедэкспертизы, назначенной в рамках судебного процесса. Если уже есть на руках выводы экспертизы страховой компании, которая выявила огрехи и дефекты, то экспертиза, назначенная судом, уже не сможет просто так написать, что лечили правильно. Им нужно опровергнуть выводы страховой компании, что намного сложнее.