«Мущины» с душою и темпераментом
«Мущины» с душою и темпераментом
03 июля 2015 - 20:00
«Мущины» с душою и темпераментом 03 июля 2015 - 20:00
Ирина Гуливатая

 

Ради них столичные дамы рвались на юг и забывали о морали 
У Чехова есть рассказ «Длинный язык»: молодая дамочка, вернувшись из Ялты, делилась с мужем впечатлениями – и случайно проболталась о своих горных прогулках с Сулейманом и вечерних разговорах с Маметкулом. В этом коротеньком рассказе отразилось весьма любопытное явление: в конце XIX – начале XX века на Южном берегу Крыма были популярны конные прогулки в горы с проводниками, в роли которых выступали молодые татары.
Фото: gurzuf-yalta.com

В стране любви 

Слава о лучших проводниках передавалась от группы к группе, туристы их часто фотографировали – как представителей экзотического народа. Особой популярностью эти удалые красавцы пользовались у приехавших отдохнуть от своих мужей светских дам. Дамы выезжали на одиночные конные прогулки в сопровождении наездника-проводника. И иногда платили своему сопровождающему не только за услуги гида. Поборники морали возмущались, что проводники составили в Ялте целые профсоюзы и зарабатывают не столько своими прямыми обязанностями, сколько соблазнением женщин. Хотя особо соблазнять никого было и не нужно – дамы сами вешались на шею местным красавцам.

Кстати, татарских донжуанов описывал не только Чехов. У Куприна есть рассказ «Меджид», главные герои которого – дама-курортница, проводник и тёмная южная ночь. Забытый ныне, а в своё время популярный литератор Туношенский написал пьесу с красноречивым названием «В стране любви». Действие, понятно, происходит в Крыму, а прототипами главных героев стали знаменитые братья Умеровы, которыми увлекались многие приезжие петербургские дамы.

Фото: gurzuf-yalta.com

В романе Каверина «Перед зеркалом» читаем: «Ялта состоит из татар-проводников, набережной, кинематографов и магазинов. […] Они (татары-проводники. – Авт.) в круглых мохнатых шапках, в бархатных курточках и в щеголеватых лакированных сапогах, причём каждая часть костюма представляет собой произведение искусства.

[…] У каждого проводника две лошади, одна для себя, другая – «под амазонку». Держатся они развязно. Я была свидетельницей такой сцены. Проводник ведёт коня. Дама в белом костюме сходит с панели и рукой в длинной перчатке гладит коня по крутой лоснящейся шее: «Ах, какой красавец!» Проводник (носатый, статный, с закрученными чёрными усиками): «А хазаин еше десать раз лу    чи». Дамы, дорожащие своей репутацией, в горы с проводниками не ездят».

Вдова Ахмета 

Романы столичных дам с крымскими проводниками обыгрывались не только в литературе, но и на страницах газет. Например, под броским заголовком «Накрыли!» в прессу попала скандальная история, приключившаяся в Ялте в сентябре 1912 года: «На днях ночной полицейский обход обнаружил в номерах третьего разряда (с милым рай ведь и в шалаше) на Прорезной улице в отдельном номере парочку: барыню с проводником. При требовании паспортов оказалось, что дама приезжая, а проводник из традиционного Деpeкоя (село под Ялтой, откуда были родом многие проводники. – Авт.). Конечно, парочке не понравилось ночное посещение полиции и, так сказать, вторжение в интимную жизнь обывателей. Пришлось расстаться, а хозяин номеров привлекается к ответственности за допущение свиданий в своих номерах».

Фото: gurzuf-yalta.com

Публикации об аморальном поведении проводников появлялись в печати довольно часто, одна из газет и вовсе назвала их кокотками мужского пола. И получила в ответ негодующее письмо читательницы: «Это вовсе не «кокотки мужского пола», а мущины (орфография сохранена. – Авт.) с душою и темпераментом, о каком наши русские мущины и представления не имеют!» Надо сказать, что в эту особую душу и темперамент дамы иногда влюблялись на всю жизнь. Умирая, оставляли своим возлюбленным завещания. Так, «богатая вдова фабриканта, москвичка К., 55 лет, скоропостижно скончавшаяся в Ницце, отказала по духовному завещанию своему фавориту, здешнему проводнику-татарину 300 000 рублей». А подчас сами превращались в безутешных вдов: «На мусульманском кладбище в Дерекое довольно часто можно видеть молодую и красивую даму, которая, расположившись у одной из малозаметных могил, плачет… Это, оказывается, богатая москвичка В‑ва, которую мусульмане называют «вдовой Ахмета». Дама эта влюблена была в одного из проводников, любовь эта тянулась довольно долго. Но Ахмет простудился, получил воспаление лёгких и скончался… Его «вдова» никак не может успокоиться и до сих пор оплакивает его кончину. Она хотела выписать на могилу бывшего своего фаворита богатый мавзолей, но ей это почему-то не позволяют. Характерно то, что со стороны живых товарищей почившего Ахмета были попытки понравиться неутешной «вдове» и заменить собой покойника, но та отвергала такие предложения, твёрдо заявляя каждому, что она «всю жизнь будет верна почившему другу».