«Мяч на стороне ПАСЕ»
«Мяч на стороне ПАСЕ»
19 января 2016 - 12:02
«Мяч на стороне ПАСЕ» 19 января 2016 - 12:02
Екатерина Зуева

 

Лишив российскую делегацию права голоса в ПАСЕ, европейское руководство пренебрегает поддержкой нашей страны
В  следующий понедельник, 25 января, начинается работа очередной сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). Депутаты парламентов европейских стран соберутся во французском Страсбурге, чтобы обсудить проблемы и вызовы, с которыми сталкиваются их государства, и договориться о совместных действиях по их разрешению. 
На январскую сессию ПАСЕ россияне решили не ехать. Фото: Global Look Press

То есть где действовать сообща, используя механизмы Европейского союза, а где – на уровне отдельно взятых стран. Тем более что сейчас, как вы понимаете, европейские руководители переживают особо горячий период. 

Миграционный кризис чем дальше, тем больше становится кризисом политическим и уже открыто грозит перерасти в открытое и масштабное противостояние власти и рядовых европейцев, несогласных с политикой открытых дверей для мигрантов из ближневосточных и североафриканских стран. Кроме того, внутри самого Евросоюза углубляется раскол. В общем, есть о чём поговорить.

Но этот разговор, судя по всему, состоится без России.  Год назад из-за ситуации на Украине ПАСЕ приняла резолюцию, согласно которой российская делегация была лишена права голоса и права на участие в работе уставных органов этой организации. В ответ россияне отказались участвовать в работе ПАСЕ до конца 2015 года.

Но начался новый, в том числе и политический, год: это, в принципе, подразумевало и изменение отношения ассамблеи к российской делегации. Тем более что речь  идёт о стране, которая сейчас играет ключевую роль на Ближнем Востоке, наиболее эффективно борясь с «Исламским государством» – главной причиной оттока беженцев из этого региона.

Но даже несмотря на это, в ПАСЕ так и не подтвердили, что в нынешнем году российские парламентарии смогут пользоваться всем объёмом полномочий в этой организации. Ну а раз не сможем, то какой смысл туда ехать, рассудили в Москве. Посему, как заявил глава комитета Государственной Думы РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Леонид Слуцкий, российские парламентарии решили не участвовать в зимней сессии ПАСЕ: «В настоящее время на имя руководителя ПАСЕ Анн Брассер направляется письмо за подписью спикеров палат российского парламента о том, что полномочия делегации РФ на 2016 год будут запрашиваться позднее. Январскую сессию мы пропустим».

По словам Александра Слуцкого (который также является заместителем руководителя делегации России в ПАСЕ), наша страна вернётся в Страсбург только в случае гарантий возврата всех полномочий членам делегации. «Как заявил спикер Госдумы Сергей Нарышкин, мы не потерпим никакой дискриминации, и любые санкции в отношении делегации РФ неприемлемы», – подчеркнул депутат Госдумы.

В свою очередь его коллега – первый вице-спикер Госдумы  Иван Мельников дал понять, что российская делегация может изменить своё решение, если за оставшееся до сессии время ПАСЕ всё же снимет свои ограничения. «Мяч на стороне ПАСЕ. Если они намерены подтвердить наши полномочия и права в полном масштабе, это одна ситуация, тут есть о чём говорить. Если нет, то у нас нет никаких причин менять свою позицию. Знаю, что за последний год сил, которые выступают за первый сценарий, стало больше. Будет ли их достаточно, пока вопрос», – заявил Иван Мельников.

Он также добавил, что находится в постоянном диалоге с депутатами ПАСЕ – представителями левых политических партий Европы. Эта депутатская группа, уточнил зампред Госдумы, является «локомотивом в вопросе возвращения российским парламентариям их прав».

В общем, как бы там ни было, но вот это вечное стремление Европы и сомнительную принципиальность проявить (хотя насколько принципиальность в отношении России по «украинскому вопросу» вообще уместна), и связи с Россией не обрывать в очередной раз сыграло с европейцами злую шутку. Всё-таки надо более чётко определяться со своими приоритетами. Тем более что Россия демонстрирует готовность к совместной работе. Но исключительно на принципах равноправия. Думается, что в сложившейся для Европы ситуации условие не такое уж сверхъестественное.