Моя тётя Лиля
Моя тётя Лиля
19 апреля 2016 - 20:02
Моя тётя Лиля 19 апреля 2016 - 20:02
Анатолий Скворцов
Молодые и красивые – как пронесли они груз войны, оставшись такими же солнечными
…Мне где-то около 5 лет, приезжаем домой на бричке, которую весело тянет лошадь, цокая копытами по брусчатке. Мы – дедушка, бабушка, мама, я – вернулись домой из эвакуации. Мне всё здесь интересно и незнакомо. Потом я узнаю, что это дом дедушкиного брата, что всю дедушкину родню, тех, кто не был призван на фронт: его родителей, четверых братьев и сестёр с семьями – расстреляли в декабре 1941 года. Расстреляли только за то, что они были крымчаками.
Лиля Михайловна Чапичо.

Возвращение

Постепенно жизнь налаживается. Возвращается из плена мамин брат Давид с молодой женой. Молчалив, неразговорчив, с тяжёлым взглядом. Невеста его, Ксения, была угнана в Германию с Украины. На обратной дороге они познакомились и поженились.

А вот мой отец Ефим Наумович Липшиц не вернулся с фронта, пропал без вести. 

Но тогда самым главным для меня событием стало возвращение с фронта моей тёти Лили – маминой родной сестры. Красивая, молодая, жизнерадостная, всегда в лёгких туфельках, нарядно одетая – она внесла в нашу жизнь чувство наконец наступившего мира. Единственное, что тётя Лиля привезла из Германии, – мне в подарок огромную куклу в красивом розовом кружевном платье. И гулять я с тётей ходила в платье куклы – у меня такого нарядного не было. Сколько она со мной возилась! И звали её, как и меня, Лиля: я родилась в те дни, когда от неё очень долго с фронта не было никаких вестей. 

Теперь, с высоты своих лет, я преклоняюсь перед ней и просто представить не могу, как эта девчушка сумела остаться такой солнечной и жизнерадостной, пронеся на плечах груз войны… 

Крещение под Сталинградом

Вот как она сама об этом вспоминает в своих записях:

«…Окончив в 1940 году наш Крымский мединститут им. Сталина, я была направлена на работу в отдалённый район Пензенской области – с. Ломовку, заведующим врачебным участком. Когда началась война, я просилась на фронт, но меня сначала призвали в военкомат на медкомиссию по мобилизации солдат и только с 1 августа 1941 года прислали повестку в ряды Красной армии. Меня провожали всем селом.

Моя чисто армейская жизнь оказалась протяжённостью с июля 1941-го по февраль 1946 года. Сначала я попала в тыловой госпиталь в Кузнецк. Но когда началась Сталинградская битва, наш эвакогоспиталь-2774, где я служила в хирургическом отделении, отправили на этот участок фронта. Первое боевое крещение приняли под Сталинградом в составе Первой гвардейской армии. Гул снарядов, вокруг всё горит, крики и стоны раненых, светомаскировка… Отыскивали место, где не совсем разрушенное помещение, и разворачивали там госпиталь. Бомбёжки и бои не прекращались ни на минуту, оперировали ночью и днём при керосиновых лампах и коптилках, сделанных из гильз снарядов. Бывало, приходилось у операционного стола стоять по двое-трое суток. Персонала было мало, инструментария не хватало. 

 Я была просто сельским врачом-лечебником. Специальности хирурга у меня не было. Учились на ходу: посмотрел 1-2 раза, как это делают старшие, и начинай оперировать сам. У нас был отдел газовой инфекции, анаэробное отделение. Это тяжелейшие ранения, которые осложнены газовой инфекцией и столбняком. Наш хирургический госпиталь шёл вслед за армией. Мы жили одной семьёй, помогая и поддерживая друг друга. 

После освобождения Сталинграда наш госпиталь в составе 1-го Украинского фронта был направлен в южную часть Украины. Дороги, по которым мы передвигались, – сплошное месиво грязи… Песня «Эх, дороги…» очень точно отображает тот дух и настроение, с которым мы преодолевали все испытания. В Киев въехали первым автопоездом по понтонному мосту вслед за танками. Затем наш путь лежал через Житомир и Западную Украину. Мы преодолели Карпаты, а дальше – Венгрия, Польша, Чехословакия, Германия… 

День Победы встречали в Польше, в городе Бельско-Бяла. Все ждали и в ночь с 8 на 9 мая не ложились спать… »

Краковская колбаса

С тех пор, как я себя помню, чувство большой семьи у нас возникало по праздникам, когда вся семья собиралась за столом. Особенно это ощущалось 9 Мая, в День Победы, когда мы собирались именно у тети Лили, все! … Затем шли с детьми к Вечному огню . 

Однажды мы за столом заговорили о цветах. И тетя Лиля вспомнила: «В тот год в степях очень много цвело бессмертников. Мы с девчонками решили в момент затишья нарвать цветов… Вернулись с охапками … Ни госпиталя, ни персонала, ни больных – всё разбомблено». 

Как-то мы спросили, чем ей запомнился День Победы. «Все были очень рады, ликовали, – рассказала она. – Мы ходили по палатам и говорили раненым, что всё позади – ПОБЕДА! Тут меня кто-то потянул за халат. Смотрю – молоденький солдатик, почти мальчик ещё, с ампутированной ногой. Он и спрашивает: «Доктор, а когда у меня нога вырастет?» Вот этим и запомнился мне этот день – ликование от Победы и бесконечная боль от утрат». 

Тетя Лиля сама в 1943 году была ранена в голову, а в 1945 году, работая в инфекционном отделении (газовая гангрена, столбняк и т. д.), заразилась и очень тяжело заболела. Лежала при смерти, сильно распухли лимфоузлы, не могла ничего есть, похудела до 32 кг. Вспоминала потом, что «весь медперсонал очень переживал за меня, старались подкормить чем-то полезным и вкусным… Когда уже совсем потеряли надежду, что выживу, начальник госпиталя вдруг спросил: «А чего бы тебе хотелось?» Я сказала – краковской колбасы. Как и где они её доставали, не знаю, но после кусочка колбасы мне стало легче, и я постепенно пошла на поправку». 

И благодарность от Верховного главнокомандующего

После возвращения с фронта она работала в Симферополе в госпитале инвалидов войны. Стояла у истоков создания областной станции переливания крови и до пенсии работала заведующей отделом заготовки крови. Будучи на пенсии, работала хирургом в шофёрской комиссии, во ВТЭК, избиралась народным заседателем в суды Центрального и Киевского районов Симферополя. В июне 2004-го моей дорогой тёти не стало.

Она была удивительным человеком – честным и ответственным. Например, когда разговор заходил о взяточничестве, удивлялась: «Не понимаю, как в медицине, где речь идёт о жизни и здоровье человека, вообще можно осуществлять подобные действия?!» Мы все очень скорбим по ней: её сын, его дети, правнук, мы – племянники, наши дети, мы помним её и стараемся быть её достойны. Когда встречаемся, достаем её награды. 

За службу в рядах Красной армии тётя Лиля – майор медицинской службы Лиля Михайловна Чапичо – была награждена орденами Красной Звезды, Отечественной войны 2-й степени, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией». У неё есть благодарность от Верховного главнокомандующего И. В. Сталина за боевые заслуги по преодолению Карпатского хребта. Немало наград у тёти Лили и за работу в мирное время, например, знак «Отличнику здравоохранения».