«Морская Полтава»: начало славных побед
«Морская Полтава»: начало славных побед
09 августа 2020 - 16:10
«Морская Полтава»: начало славных побед 09 августа 2020 - 16:10
Никита Петров

Сражение у мыса Гангут – одна из славных страниц российской истории, увековеченная праздником, получившим название День воинской славы, который отмечается сегодня – 9 августа.

Морским судам быть!

В этот день 1714 г. Россия праздновала свою первую победу на море. В этот же день, но спустя шесть лет, русские разгромили шведов возле острова Гренгам, что позволило нашей стране окончательно закрепиться на Балтике. Сражение у мыса Гангут стало началом конца гегемонии шведов в Балтийском море и явно ощущаемой близостью победы в изнурительной, кровопролитной Северной вой­не (1700-1721 гг.). России прорубала себе «окно в Европу», жизненно необходимое молодой империи.

Швеция, господствующая тогда на Балтике, хотя флот её был лишь четвёртым в мире, цинично называла это море «Шведским озером». Своей хорошо оснащённой крепостью Нотебург, которая до занятия её шведами называлась Орешек, закупоривала единственный выход России в Балтику через Неву. Часть издревле русских земель, потерянных в предыдущих войнах конца XVI – начала XVII вв., оставалась в руках Швеции.

Сражение у мыса Гангут произошло спустя пять лет после Полтавской битвы, когда могущество Швеции было подорвано и произошёл перелом в Северной войне в пользу России. Однако не на море.

До Петра I Россия не имела военного флота, кроме нескольких судов, построенных для сопровождения торговых кораблей в Каспийском море. Только чувствительное поражение под Азовом в 1695 г. заставило молодого амбициозного русского царя заняться военно-морским строительством. Буквально за несколько месяцев была спущена на воду «пёстрая» флотилия, состоящая из 1000 стругов, 23 галер и двух 36-пушечных кораблей, которая под командованием адмирала Франца Яковлевича Лефорта в июле 1696 г. заставила гарнизон Азова сдаться. Результатом этой победы стало решение Боярской думы: «Морским судам быть!»

На пути к сражению

В 1702 г. пал Нотербург. В 1703 г. взят находящийся в устье Невы Ниешанц. Сунувшиеся туда два военных шведских корабля под прикрытием утреннего тумана были атакованы и взяты русскими. Операцией руководили сам Пётр и Александр Меншиков.

В 1703 г. была заложена Петропавловская крепость, а в 1704 г. начали строить крепость Кроншлот, будущий Кронштадт. Все эти события приближали сражение у мыса Гангут. Швеция не оставляла попыток захватить и уничтожить Петропавловскую крепость и Кроншлот. Однако все они успешно отбивались. Чтобы перестать обороняться и перейти в наступление, необходимо было самим атаковать побережье Балтийского моря. Поэтому весной 1713 г., высадившись в Финляндии, русская армия в составе 16 тысяч человек захватывает города Борго, Або и столицу Гельсингфорс.

Теперь Россию и Швецию разделяет только Ботнический залив, посредине которого находились Алданские острова. Но у России уже был флот. Первые корабли для Балтики строились в 1702-1703 гг. на верфи, расположенной в устье реки Сязи на Ладожском озере. В 1704 г. закладывается петербургская Адмиралтейская верфь. Приближался год сражения у мыса Гангут – 1714-й.

Сформированный из судов, сошедших со стапелей Адмиралтейской верфи, флот направился к армии Петра I в Финляндию. Готовился бросок на Алданский архипелаг для высадки десанта. Операцией руководил Фёдор Михайлович Апраксин. Но у самой южной точки полуострова, где вскоре произойдёт сражение у мыса Гангут, путь преградила мощная, превосходящая русскую по количеству военных судов и их оснащению шведская флотилия.

«Элефант» не выдержал

На флагманском корабле «Элефант» шведский вице-адмирал Ватранг, под командованием которого флотилия должна была разгромить русских, не сомневался в успехе. Эскадре из 15 линейных кораблей, 3 фрегатов и большому отряду гребных судов противостоять было трудно, и Апраксин, которому откровенно не хватало отчаянной смелости и авантюрности Лефорта, Меншикова и самого Петра, от самостоятельных действий отказался. К месту события срочно прибывает Петр I.

После знакомства с ситуацией и местностью он приказывает в узкой части полу­острова Гангут устроить переволоку, чтобы перетащить часть кораблей на другую сторону и ударить в тыл шведской флотилии.

Пока настилали бревна, шведам стал известен замысел русского царя. Ватранг отправляет свой флагманский корабль, шесть галер и три шкербота под командованием адмирала Эреншельда к месту спуска русских кораблей на воду – в Рилакс-фьорд. Но природа была на стороне русских, и 26 июля 1714 г. наступил затяжной штиль, совершенно обездвиживший шведские парусники. И русские не преминули этим воспользоваться. Пётр и гребная флотилия под его командованием на вёслах обходят главные силы шведов, добираются до эскадры Эреншельда и блокируют её.

27 июля 1714 г. шведы решительно отвергли предложение сдаться, и с третьей попытки (первые две были отбиты, так как у шведов было 116 пушек против 23 петровских) русские галеры вплотную приблизились к судам противника. Всё решила выучка солдат десанта, размещённых на борту галер. Абордажная схватка, последовавшая за артиллерийской дуэлью, поставила победную точку в Гангутской баталии.

«Элефант» держался до конца. Шведские моряки дрались отчаянно. По свидетельству очевидцев, на кораблях было так много сражающихся, что они часто просто вываливались за борт.

После жестокой схватки «Элефант» был захвачен, остальные сдались. Общие потери русских составили 469 человек, из них убитыми – 124. Шведы потеряли 700 человек убитыми и 230 сдались. Русская флотилия не потеряла ни одного корабля, а все 10 шведских стали военными трофеями.

Впереди – Синоп, Чесма и Наварин

Сражение у мыса Гангут и его результаты укрепили позиции русских в Финляндии. Сам Пётр сравнил эту первую победу российского флота по значимости с победой в Полтавской битве. В честь события учредили медаль для всех её участников, которую получили 144 офицера и 2813 солдат и унтер-офицеров.

Красочные и пышные торжества по случаю первой победы русского флота состоялись в Санкт-Петербурге 9 сентября. Церемоний было две. Первая проходила на улицах столицы под радостные крики горожан.

Сначала в Неву вошёл караван, состоящий из пленённых шведских кораблей, ведомых тремя русскими галерами. Командирская галера шаутбейнахта Петра Михайлова (псевдоним Петра I, под которым он участвовал в этом бою) следовала за трофейными судами, две галеры с солдатами замыкали караван. По сошествии на берег знамёна и пленных, среди них был и Эреншильдт, пронесли и провели по городу. Шествие направлялось к Триумфальной арке. А над ней возвышалось изображение, на котором орёл вцепился в спину слона, под которым подразумевался флагманский корабль «Элефант». Надпись гласила: «Русский орёл мух не ловит».

Костюмированное действие продолжилось в Сенате, где в пышной обстановке князь Ромодановский приветствовал царя словами: «Здравствуй, вице-адмирал!» Так Петру I было присвоено звание, за которое он ежегодно получал 2240 рублей.

Что касается влияния победы при Гангуте на Крым и Чёрное море, то её можно считать предвестницей будущих побед русского военно-морского флота на юге. В дыму над Балтикой уже виднелись Синоп, Чесма и Наварин.