Молитва длиной в сто лет: Долгожительнице из Бахчисарая скоро исполнится 103
Молитва длиной в сто лет: Долгожительнице из Бахчисарая скоро исполнится 103
25 ноября 2016 - 17:16
Молитва длиной в сто лет: Долгожительнице из Бахчисарая скоро исполнится 103 25 ноября 2016 - 17:16

 

Долгожительница из Бахчисарая хорошо помнит Гражданскую войну и голодные годы Великой Отечественной
Сотня лет – награда или наказание? Анне Григорьевне Седохиной, ныне живущей в Бахчисарае, скоро исполнится 103.
Анна Григорьевна говорит, что в её роду много долгожителей. Фото: Мария УСТИНОВА

«Смерти нету, без смерти не умрёшь», – говорит, улыбаясь, наша собеседница. Ум её светел, она помнит даты своей долгой и нелёгкой жизни с поразительной точностью. Анна Григорьевна пережила и Гражданскую, и Великую Отечественную войны, вспоминает детали событий тех дней в мельчайших подробностях. В чем же её секрет?

С Богом в сердце

Анна Григорьевна живёт со своими внуками, правнуками и праправнуками. Низенькая худощавая старушка обладает отличной памятью, но годы берут своё – бабушка Анна плохо видит и слышит, на улицу не выходит. Благо есть большая семья! 

Жизненный путь Анны Григорьевны не только долог, но и полон испытаний.

– Жила хорошо я только в детстве, лет до 18, и перед началом Второй мировой войны тоже. И всё, – делится наша собеседница.

«С детства я всегда с Богом была. В войну церковь нашу разорили, убрали, но у меня икона осталась. Всё время на неё молилась. Господь много раз меня выручал»

Родилась Анна Григорьевна в 1913 году в Алтайском крае, село Малышев Лог, а в Крыму оказалась много лет спустя. Отец и мать её были крестьянами: пахали, косили, скотину держали. С малых лет Анечку приучали к труду и… к молитве.

– Заложила «камушек божий» бабушка, отцова мать, – говорит Анна Григорьевна. – Она ходила в церковь и меня в детстве водила за ручку. До войны я посещала храм часто. Однажды батюшка попросил прихожан помочь вымыть полы в церкви к Троице. Никто не пришёл, только одна я. Сторож мне пособил, возле алтаря вымыл. А остальное я. Мыла до самого вечера. Батюшка пришёл вечернюю службу служить, заходит и говорит: «Анюта! Ты вымыла весь пол! Ну что тебе дать бы? Ленточек купить тебе в косу?» Я отвечаю: «Нет, батюшка, мне ленточек не надо, отец привозит. Мне бы икону».  Батюшка подарил,  на ней Богоматерь изображена. В избе икону поставили, чуть ли не до потолка. Так что с детства я всегда с Богом была. В войну церковь нашу разорили, убрали, но у меня икона осталась. Всё время на неё молилась. Господь много раз меня выручал.

Хорошо было до войны

В 1934 году Анна Григорьевна вышла замуж, а мать и отец её уехали в Азию.

 – Сначала люди боялись в колхоз вступать. Когда всё-таки вступили, первые года три тяжело работалось. А потом так весело, так хорошо стало. Большие урожаи хлеба собирали, ездили с песнями всей бригадой. Хорошо жили до войны. Огород был, овец держали. Помню, правда, погорели однажды. Муж мой бригадиром работал. Мы поехали мешки чинить. Отцова сестра, тётя Катя, она уже пожилая была, осталась дома с детьми нянчиться…

«Сроду не думала, что до таких лет доживу. Мало хорошо жила, больше переживала, чем жила, плохо было. Не знаю, сколько Господь продлит мою жизнь. До 90 многие доживают, а дальше – мало кто»

 Когда Анна Григорьевна и её муж Алексей Иванович вернулись, часть дома сгорела. Ящик муки, припасённый к зиме, пшеницу, одежду уничтожил огонь. Зиму кое-как пережили, весной стали восстанавливать дом. Это был конец 30-х., канун Второй мировой. Мужа Анны призвали в армию на два года. Он оказался сначала в Киеве, затем в Житомире. Началась война. Алексей Иванович попал в плен, пробыл там до конца войны, а потом вернулся домой.

В 1949 году Анна Григорьевна разошлась с мужем и вместе с детьми уехала в город Рубцовск к родне. Там купила себе избушку. Работала до пенсии: на стройке, в обществе слепых, даже сторожем. Дети выросли, завели семьи. Дочь и зять уехали в Ангарск. Анна Григорьевна вместе с ними. Когда появились внуки, воспитывала их. В 1988 году Анна Григорьевна переехала в Крым. Живёт здесь у внучки и правнуков.

Жить вопреки

Первое детское воспоминание бабушки Анны связано с Гражданской войной. Анна Григорьевна рассказывает:

– Запомнилась война красных с белыми. Мне тогда лет семь было. Дважды в нашей деревне бои шли. Отец взял пику самодельную, и вместе с соседом они присоединились к красным, уехали воевать. А я осталась с матерью и двумя сёстрами. Одна сестра замужняя. Муж её  был в царской армии, хоть и против своей воли. Он потом во время сражения к красным присоединился. Перед наступлением белых бабушка Марья говорит матери: «Запрягай лошадей, бери телегу, сундуки с одеждой прячь, и с детьми уезжайте в соседнее село. Может быть, туда беляки не дойдут. А скотина пусть в сарае стоит». Мы яму вырыли в сарае, сундук с одеждой спрятали, потом овец загнали. А сами отправились в Солоновку, до неё восемь километров по лесу. Приехали, а там только что бой прошёл. Был ноябрь. Пошёл снег. Запомнилось, как убитых, раненых на сани кидали и развозили по домам. В Солоновке матери сказали: отец погиб. Дома его застали и голову срубили. Мать плачет, а мы её утешаем. Когда вернулись обратно в наше село, домой, оказалось, отец жив, наврали люди. Но на дворе требуха, кровь… Беляки резали скотину. Те несколько дней, которые они пробыли в нашем селе, питаться им нужно было. Потом опять схватка была. Дважды сражались, но смогли прогнать беляков.

О своей жизни в годы Великой Отечественной войны наша собеседница вспоминает так:

– Работала. Всю мужскую работу выполняла. В поле косила, хлеб молотила. Работать работали, а голодные были. Ходили по своему хлебу и не имели права его взять. Односельчанка насыпала в валенки пшеницы – осудили на два года. По хлебу ходили, без хлеба жили… На картошке сидели. Траву ели: рыжик масленичный рвали, в ступке толкли, пекли из него хлебушек. Я раз отравилась им, чуть не умерла. Хорошо, корова была да три овечки. Валенки сваляю детям – и на продажу. Куплю спичек, керосин для лампы, мыло. Всё нужно, а денег негде взять.

На вопрос, были ли другие долгожители в роду, женщина кивает. Обе бабушки Анны Григорьевны жили до глубокой старости. Одна бабушка дожила до 90, другая до 99 лет. Отцовы сёстры также жили по 90 лет.

– Когда сердце прихватит, тяжело дышать, – говорит бабушка Анна. – Но, слава Богу, ум хороший, всё помню.

Так в чём же секрет её долголетия? Многие думают, что долго живут те, кто мало работает. Но Анна Григорьевна тяжело трудилась всю жизнь.

– Весь век в работе, в заботе. Я сроду не думала, что до таких лет доживу. Мало хорошо жила, больше переживала, чем жила, плохо было. Не знаю, сколько Господь продлит мою жизнь. До 90 многие доживают, а дальше – мало кто.

Бабушка Анна постоянно молилась. Всю жизнь. За всю свою родню. Может, поэтому и получила в награду долголетие.