Михаил Воронцов: богатый золотом и доблестями
Михаил Воронцов: богатый золотом и доблестями
18 января 2021 - 12:40
Михаил Воронцов: богатый золотом и доблестями 18 января 2021 - 12:40
Алексей Гайдуков

В истории государства Российского Михаил Воронцов занимает особое место. 18 лет жизни провёл он в боях и военных походах, более четверти века полновластно управлял огромными и проблемными территориями – Новороссийским краем и Кавказом

АНГЛИЧАНИН ПО ВИДУ, РУССКИЙ ПО ДУХУ

Детство и юность Михаила прошли в Англии, где его отец возглавлял Российскую дипломатическую миссию. Семён Романович дал детям – Михаилу и Екатерине – прекрасное образование. Помимо русской истории и литературы, которые сформировали мировоззрение Михаила, он впитал лучшие достижения западноевропейской культуры.

Английский и французский языки, математика и естественные науки, рисование и музыка, физические упражнения и военное дело – таково было ежедневное расписание его занятий.

ЖИТЬ – РОДИНЕ СЛУЖИТЬ

Когда Михаилу исполнилось 18 лет, отец отправил его в Россию. В Санкт-Петербург сын российского посла прибыл с единственным чемоданом и твёрдым намерением посвятить себя армии. Имея право сразу получить высокую должность, юный Воронцов, несказанно удивив окружающих, попросил дать ему возможность начать службу с низших чинов. Его определили поручиком в парадный Преображенский полк. Однако столичная жизнь скоро наскучила Михаилу, и он добровольцем отправился в действующую армию – на Кавказ, под пули горцев.

СЛУГА ЦАРЮ, ОТЕЦ СОЛДАТАМ

С тех пор граф исправно тянул военную лямку на протяжении почти 20 лет – на Кавказе, в Европе… В Бородинском сражении вверенная Воронцову гренадёрская дивизия приняла самый мощный удар противника. Гренадёры понесли большие потери (к концу боя из 4 тысяч в строю осталось 300 человек), но держались до последнего. Когда впоследствии кто-то обронил фразу, что дивизия Воронцова «исчезла с поля», Михаил Семёнович горестно его поправил: «Исчезла не с поля, а на поле…»

В ходе контратаки командир дивизии был ранен в бедро и отправлен в тыл. Когда он узнал, что в его московском доме уже приступили к эвакуации ценностей, хозяин приказал немедленно освободить все подводы и погрузить на них раненых солдат. В своём имении во Владимирской губернии Воронцов организовал госпиталь, где лечились 50 офицеров и около 300 нижних чинов.

ОПЛАТИЛ ПОДЧИНЁННЫМ КРАСИВУЮ ЖИЗНЬ

В 1814 году Париж был взят русскими войсками. Понятно, что армия позволила себе расслабиться… Три года Михаил Воронцов возглавлял русский оккупационный корпус во Франции, закрывая глаза на мелкие шалости подчинённых. А перед выводом армии собрал сведения о долгах своих солдат и офицеров перед местными жителями и… выплатил всю сумму – полтора миллиона франков – из собственного кармана.

 

СТРОИЛ ПЛАНЫ МИРНОЙ ЖИЗНИ В КРЫМУ

Россия вступала в полосу мирной жизни, и Михаил Воронцов всё чаще стал задумываться о своём месте в новых реалиях. В 1819 году он женился. Его избранницей стала графиня Елизавета Браницкая. «Жена красавица, и не худо, что богата», – с солдатской прямолинейностью отметил Алексей Ермолов, соратник Воронцова. Местом предполагаемого жительства граф определил тёплые края. Он начал приобретать земли на Южном берегу Крыма.

«ВИЦЕ-КОРОЛЬ» НОВОРОССИИ

В 1823 году Михаил Воронцов вступил в должность генерал-губернатора Новороссийского края. Отныне он был полновластным начальником на огромной территории Северного Причерноморья – от бессарабских степей до Таганрога. Юг России в то время являл собой средоточие всех возможных проблем: политических, экономических, национальных… Но для Воронцова, человека инициативного, это громадное полусонное пространство стало настоящей находкой. Местом официальной резиденции генерал-губернатора стала Одесса, а местом отдох-новения Воронцов избрал Крым. «Он лелеет Крым как игрушку, как любимое детище», – отмечал современник графа.

ПЕЧАЛИ И ГОРЕСТИ

Первые годы деятельности Михаила Воронцова на новом поприще ознаменовались большими горестями – и в служебной, и в личной жизни. В Бессарабии началась эпидемия чумы. Она грозила перекинуться в Крым, и генерал-губернатор был вынужден принять жёсткие меры. Однако тяготы изнурительного карантина, помноженные на произвол и мздоимство местных чиновников, привели в Севастополе к стихийному бунту, который был подавлен военной силой.

Следственную комиссию возглавил лично Воронцов. Он досконально вникал в детали крайне запутанной истории, а в это время умерла за границей его дочь, затем ушёл из жизни престарелый отец. По всей видимости, эти события заставили Михаила Семёновича укреплять своё гнездо. Он вплотную занялся строительством усадьбы в Алупке.

ПОСТРОИЛ ШОССЕ СИМФЕРОПОЛЬ – АЛУШТА – ЯЛТА – СЕВАСТОПОЛЬ

Грандиозные преобразования в Крыму генерал-губернатор начал с формирования дорожной сети. По его инициативе было построено шоссе, связавшее Симферополь, Алушту, Ялту и Севастополь. «Чудная дорога – памятник Воронцову», – отмечает в дневнике поэт и государственный деятель Василий Жуковский, сопровождавший в поездке по Крыму императора Николая I.

В 1848 году в честь окончания строительства шоссе на Байдарском перевале, соединяющем Южный берег и горно-лесную зону Севастополя, был возведён памятник в виде крепостных ворот.

КРЫМ – ЕГО ЛЮБИМОЕ ДЕТИЩЕ

Рачительный хозяин, Воронцов грамотно эксплуатирует свои владения, развивая перспективные для Тавриды отрасли.

«Крым скоро заставит забыть, что есть Шампань и Бордо», – записывает участник инспекционной поездки Николая I на полуостров. Винные погреба Воронцова располагались на всём Южнобережье – в Ай-Даниле, Гурзуфе, Массандре, Алупке. В урочище Магарач он учреждает учебное заведение для «насущных нужд местного виноделия».

Неисчерпаемой кладовой стал для Михаила Семёновича полуостров Тарханкут в северо-западном Крыму. В его экономии наладили зерновое хозяйство, выращивали виноград, разводили тонкорунных овец. У берегов Тарханкута ловила рыбу артель, выписанная Воронцовым с Мальты, которая была центром промышленного рыболовства Средиземного моря. Предложенная мальтийцами технология оказалась настолько удачной, что рыбацкие бригады используют её по сей день.

«БЛАГОРОДНЫЙ РАЗУМНИК»

Благодаря стараниям графа некогда полупустынный край становился процветающим. Численность населения росла, и народу был необходим не только хлеб насущный, но и духовное окормление.

Своеобразным памятником Воронцову стала церковь в Ак-Мечети (нынешний посёлок Черноморское), построенная в 1838 году на его личные средства для переселённых сюда крестьян. Храм был освящён 5 сентября в память святых и праведных Захарии и Елисаветы. Престольный праздник совпал с именинами супруги Воронцова Елизаветы Ксаверьевны. Вот такой красивый подарок сделал Михаил Семёнович любимой жене.

Годом ранее был воздвигнут храм во имя Иоанна Златоуста в Ялте. В 1842 году на центральном городском холме Алушты появилась церковь Феодора Стратилата. Здания отличались необычной архитектурой: колокольнями в виде высоких шпилей, стрельчатыми окнами они напоминали церкви Англии, где прошли детство и юность графа.

«ДОРОГО, НО ОЧЕНЬ КРАСИВО»

Шедевром мировой архитектуры можно с полным правом назвать дворец, который построил Михаил Воронцов в своём имении в Алупке. Дворец и парк создавались на протяжении 20 лет, с 1828 по 1848 год. Грандиозные идеи заказчика, гениальность архитектора и мастерство исполнителей дали потрясающие результаты. Многие детали внутренней отделки изготовлены из крепчайшего диабаза, очень сложного в обработке. По преданию, когда архитектор предложил графу заменить камень на более мягкий и тем самым удешевить работу, Воронцов пожал плечами: «Это будет дорого стоить, но я покорился тому, что совершенно необходимо, потому что будет очень красиво».

«ПОЛУМИЛОРД, ПОЛУКУПЕЦ…»

Злая пушкинская эпиграмма ценна тем, что поэт гениально сформулировал жизненную позицию Воронцова. «Половинчатость» Михаила Семёновича обеспечила ему наибольшую свободу в мыслях и действиях: он использовал самые выгодные черты сословия, которому принадлежал, и при этом успешно избегал его недостатков. Чиновник Воронцов был облечён не-ограниченной властью и беспорно служил Отечеству на военном и гражданском поприщах. Помещик Воронцов был одним из богатейших людей империи, но последовательно выступал поборником свободного труда. Например, значительная часть воронцовских крепостных крестьян, пожелавших осесть в Крыму, получила волю и подъёмные деньги.

ЛИЧНАЯ КРЫМСКАЯ ВОЙНА ВОРОНЦОВА

Судьба распорядилась так, что на склоне лет Михаил Семёнович вернулся к тому, с чего начинал жизненный путь, – к Англии и войнам. Сестра Воронцова, Екатерина, вышла в Лондоне замуж за графа Джорджа Герберта Пембрука. Их сын Сидни Герберт служил на посту военного министра Великобритании в 1852-1855 годах и занимался формированием экспедиционного корпуса и его отправкой в Россию. То есть, образно говоря, Великобритания с благословения племянника обрушила военную мощь на генерал-губернаторство его дяди: сначала бомбардировала Одессу, а потом начала Крымскую кампанию, апофеозом которой стала осада Севастополя. Трагедия города коснулась и Воронцова: здесь был ранен его сын, генерал Семён Воронцов. После окончания Крымской войны Михаил Семёнович принимал участие в обсуждении условий мира. «Сколь ни тяжелы для нас настоящие его условия, – говорил он, – но продлением войны мы не получим лучших».

Больше текстов читайте на сайте journalcrimea.ru