Михаил Шеремет: Все будет хорошо
Михаил Шеремет: Все будет хорошо
24 февраля 2015 - 10:49
Михаил Шеремет: Все будет хорошо 24 февраля 2015 - 10:49
Наталья Клименко

 

Первый вице-премьер крымского правительства впервые откровенно рассказал, как создавалось ополчение и какую роль оно сыграло в защите крымчан

С первым заместителем Председателя Совета министров Крыма Михаилом Шереметом мы встретились в канун Дня защитника Отечества. 23 февраля для Крыма двойной праздник. Ровно год назад было сформировано народное ополчение, которое защитило крымчан от фашиствующих молодчиков – порождения киевского Майдана. О неизвестных фактах создания ополчения, трудностях, с которыми пришлось столкнуться дружинникам, как живут ополченцы сегодня, он рассказал «Газете». Откровенно Михаил Сергеевич рассказал и своей семье, увлечениях и о том, как хотел стать путешественником.

– 23 февраля для меня один из самых любимых праздников с детства, еще с советских времен. У нас семейная военная династия. И дед, и брат – офицеры, я также окончил военное училище, затем служил офицером в различных частях. Для меня это прежде всего праздник мужчин, людей, готовых защищать Отечество. А для Крыма, как вы правильно сказали, это двойной праздник. В этот день сформировано народное ополчение, которое выступило на защиту полуострова.

Вы вспомните, что творилось год назад в Киеве, который был заполонен воинствующей толпой. Избивали и убивали безоружных солдат, милицию. Потери понесли и крымские правоохранители. Для Крыма, и мы это понимали, готовился сценарий еще похлеще киевских событий и ныне происходящего в восточных регионах Украины.

Вспомните, как избивали наших крымчан, которые возвращались с Антимайдана, как жгли их автобусы на Украине. Партия регионов, которая на тот момент была правящей и отправляла этих людей в Киев, просто бросила их на растерзание. 

Я хорошо помню страшную ночь, когда мы созванивались с этими людьми, растерянными и рассеянными по лесам, выводили их по карте, чтобы хоть как-то сориентировать, в какой местности они находятся.

Многие просто прощались по телефону, так как надежды на спасение не было никакой. Мы тогда нашли человека, он, кстати, из партии Виталия Кличко, предприниматель. Он тоже рисковал, но выделил транспорт под гарантии Сергея Аксенова, и жизни сотен людей тогда удалось спасти. Их сумели вывезти в Крым. 

Поэтому наше ополчение, сформированное позже, как раз и было призвано защитить крымчан. Люди в первую очередь хотели защитить свои семьи, детей, свой дом, свою землю.

– Как проходил процесс формирования ополчения?

– Во многом он был спонтанным. Тогда, 23 февраля, у стен крымского парламента проходил митинг против фашизма и люди начали записываться. Вначале на каких-то листочках писали свои фамилии, контакты. Вступали в ополчение молодые люди в возрасте от 14 лет и пожилые, убеленные сединами, некоторым было по 90 лет. Записалось несколько тысяч человек, а по Крыму в ряды ополчения вступило более 10 тысяч.

Я тогда понял, что у Крыма есть будущее. Потому что вставали на его защиту от мала до велика: юноши, мужчины, женщины, старики. Их объединяла любовь к Крыму, к родной земле. Мы ведь не делимся на национальности по большому счету, как бы нас ни пытались к этому подтолкнуть. У нас одна национальность: для всех мы – крымчане. Это нас сплотило и объединило.

 – Какое вооружение было у ополчения?

– Поначалу выходили кто с чем – с палками, дубинками, официально зарегистрированным охотничьим и травматическим оружием. Местные кузнецы выковали нам щиты, особо прочные, которые могли выдержать прямой выстрел из дробовика. 

Потом, когда мы зашли на воинские склады, появились пистолеты и автоматы. Других вариантов вооружаться у нас не было. Экстремисты ехали сюда с Украины хорошо вооруженными. Мы нескольких таких бойцов захватили в районе железнодорожного вокзала в Симферополе. У них были американские медальоны, наколки соответствующие. Они проходили боевую подготовку. Ехали в микроавтобусе с большим количеством оружия, «коктейлями Молотова», ножами устрашающих размеров.

Была у нас информация, что у границ с Крымом формируются боевые отряды численностью более двух тысяч человек, также вооруженных. А чем мы их могли остановить – палками и щитами? Поэтому оружие было нам крайне необходимо. 

Но сразу хочу сказать, что, когда ситуация стабилизировалась, все оружие и боеприпасы до последнего, как говорится, патрона сдали под роспись и опечатали. И сейчас оружия на руках у ополченцев нет.

– Чем сейчас занимается ополчение, необходимо ли оно Крыму в мирный период?

– В настоящее время создано государственное казенное учреджение, его сотрудники несут службу по обеспечению правопорядка совместно с правоохранительными органами, охраняют стратегические объекты государственной собственности. 

Необходимо ли сейчас ополчение? Я думаю, оно является сдерживающим фактором для экстремистов всех мастей, которые могут попытаться дестабилизировать ситуацию на полуострове. Я не исключаю, что крымское ополчение может стать подразделением одной из силовых структур, скажем, внутренних войск, и уже в полном объеме вольется в правоохранительные органы.

 

– Если говорить о Дне защитника Отечества. Что для вас, кадрового офицера, армейское братство?

– В армии все понятно, все намного чище и прозрачнее. Проявляются как положительные, так и негативные качества человека. Если ты негодяй и предатель, то это видно сразу. 

Когда я вышел на «гражданку», мне долгое время казалось, что я попал в общество интриганов, в котором мне было очень сложно адаптироваться. Порядочность и ответственность – это качества, которые всегда ценились в армейской среде. Сейчас, на государственной службе, эти принципы мне очень помогают в работе, поскольку я от них никогда не отступал.

– Что вспоминается из армейской службы?

– Служба – это всегда армейские будни. Конечно, это молодость, хотя я и сейчас не старый человек. Но юность, она, знаете, вспоминается как лучшие годы, когда успевали все. 

– Вы родом из Джанкоя, часто бываете в родном городе, в своей школе, где вы учились?

– К сожалению, в последнее время не так часто, как хотелось бы. Но если по служебной необходимости проезжаю мимо Джанкоя, всегда стараюсь повидать маму с отцом, побыть с ними хоть несколько минут.

С одноклассниками, к сожалению, нечасто встречаемся. В основном общаюсь с выпускниками Симферопольского высшего военно-политического училища, в котором я учился, однополчанами, с которыми служил. Многие из них, кстати, встали вместе со мной в ряды ополчения.

 – Вы командир на работе, а в вашей семье кто командир?

– Безусловно, это дочь. Ей 17 лет, и она самый главный командир, хотя мы ей об этом и не говорим. Она у нас одна. Все как-то не получалось, я на службе, постоянно то переезды, то учения, кочевали по общежитиям с женой, сложный период был. Но мы еще не старые, может, еще у нас появится прибавление в семействе.

– Вспоминается ли какой-либо смешной эпизод из армейской жизни?

– Вы знаете, как говорят? Кто в армии служил, тот в цирке не смеется. Весело, по-моему, было всегда (смеется). Тем более что я служил в развернутых частях, постоянно с личным составом.

– Ваше любимое блюдо, есть ли фирменный рецепт?

– Любимое блюдо – пельмени. Знаете, я такой всеядный человек: что жена приготовит, то и буду есть. А в мои обязанности на кухне входит приготовление толченой картошки. Так, как я ее готовлю, никто, наверное, не сможет. Здесь важен замкнутый цикл: почистить, отварить и добавить соль, сметану, масло, яйца, тщательно взбить вручную обычной толкушкой. Картошка получается очень воздушной и вкусной. Ни в коем случае не взбивать с помощью миксера, это главное. 

Конечно, любим всей семьей, когда выдается свободная минутка, вырваться на природу, пожарить шашлыки. А шашлык, как говорил персонаж одного советского фильма, он женских рук не терпит. Важно правильно замариновать мясо. Подойдет и пиво, и сухое вино, но ни в коем случае не уксус. Это блюдо сложно испортить, если есть практика.

– Какой стиль в одежде предпочитаете?

– В армии это была военная форма. Сейчас моей чиновничьей формой является деловой, официальный стиль.

– Самый близкий друг есть?

– Самые близкие друзья – это жена, дочь, родители. 

– Кем вы хотели стать в детстве? 

– Мечтал, как и любой мальчишка, наверное, стать летчиком. Потом хотел стать ветеринаром, лечить животных. Хотел стать путешественником и рассказывать о разных странах, как ведущий «Клуба кинопутешествий» Юрий Сенкевич. А стал офицером, закончив военное училище.

– Удается ли заниматься спортом?

– Сейчас в меньшей степени. А в юности и в армии занимался и карате, и боксом, и плаванием, и офицерским многоборьем, и греблей на байдарке. Не хочу сказать, что я профессиональный спорт­смен, но спортивные нормативы выполню.

– Вы азартный человек?

– Нет, никогда не играл в азартные игры, тем более на деньги. Из карточных знаю только, как играть в подкидного дурака. 

– Ваши увлечения, хобби?

– Мое хобби – это моя семья. Редко удается проводить время вместе. Ухожу на работу, когда они еще спят, прихожу, когда они уже спят. Поэтому мое любимое занятие – это проводить время с семьей. Стараемся посещать живописные уголки Крыма, каждый раз открывая для себя что-то новое, непознанное. Пытаешься хоть немного отвлечься от работы, но редко получается, потому что мобильный телефон всегда со мной.

Пользуясь случаем, хочу пожелать всем крымчанам в канун Дня защитника Отечества мира, добра, процветания. Все у нас будет хорошо.

Первый в России памятник ополченцам установят в Крыму

Первый в России памятник «Народному ополчению всех времен» предполагается установить в Симферополе на улице Гоголя, на площади у здания Совета министров Республики Крым. 

По словам автора проекта Валерия Крючева, в монументе прослеживается параллель с Долгоруковским обелиском, установленным в крымской столице в честь победы русских войск под командованием князя Василия Долгорукова над турками. Новый памятник будет посвящен русскому ополчению всех времен начиная с 1612 года по 2014-й.

Он также будет включать фигуру современного крымского ополченца. Кроме этого в композицию будет включен общепринятый символ русского воинства – Георгий Победоносец. Венчать памятник будет крест ополченцев, который относится ко временам Крымской войны. 

Это и религиозный символ, и дань военным традициям, которые нерушимы вне зависимости от государственного строя.

Фото: С. Плеханов; пресс-служба народного ополчения