Михаил Шеремет: Нас объединила любовь к Крыму
Михаил Шеремет: Нас объединила любовь к Крыму
07 апреля 2016 - 12:02
Михаил Шеремет: Нас объединила любовь к Крыму 07 апреля 2016 - 12:02
Кирилл Белозеров
Первый вице-премьер крымского правительства рассказал о «лютом феврале», радостном марте и чрезвычайной ситуации
Трагический для Крыма день 26 февраля 2014 года Михаил Шеремет, как и многие крымчане, запомнил на всю жизнь. В тот день толпа, подогреваемая экстремистами из меджлиса и «Правого сектора» (запрещённая в России организация. – Ред.), пошла на штурм здания Верховного Совета. 

Шеремет, который тогда руководил симферопольской организацией партии «Русское единство» и командовал недавно созданным полком народного ополчения, находился в самой гуще событий. Рядом с Сергеем Аксёновым и другими патриотами России и Крыма, которые встали на пути экстремистов.

– Меня повалили на землю и, наверное, затоптали , если бы не помощь бойцов ополчения, – вспоминает Михаил Сергеевич. – Вытащил меня из толпы Сергей Турчаненко, которой на тот момент командовал ротой. Теперь он возглавляет полк народного ополчения – народной дружины Республики Крым. Сергей, как и я, офицер. А бывших офицеров не бывает. 

Будучи первым вице-премьером правительства республики, Михаил Шеремет и сегодня курирует силовой блок, командует народным ополчением Крыма. Теперь это государственная структура, в задачи которой входит охрана государственной собственности, пресечение проявлений экстремизма и терроризма, содействие в обеспечении общественного порядка.

Крымская дивизия

Крыму повезло, что в самые сложные моменты на самых сложных участках оказались люди, прошедшие армейскую школу, для которых понятие военной дисциплины и офицерской чести не пустой звук, а принцип жизни. 

– Крымчане, которые 23 февраля 2014 года пришли на митинг «Русского единства», понимали, что надо объединяться, надо действовать, чтобы не пустить в Крым ту бандеровскую нечисть, которая бесновалась в Киеве, – рассказывает Михаил Шеремет. – Там же, на митинге, было принято решение о создании народного ополчения. Сергей Валерьевич Аксёнов поручил мне начать его формирование. 

В тот же день в ополчение записалось более двух тысяч человек. Было сформировано несколько рот – по всем канонам военной науки, со своими командирами (из числа военных отставников), с ответственными за связь и снабжение. 

Из биографии 

Михаил Шеремет родился в 1971 году в Джанкое. Окончил Симферопольское высшее военно-политическое училище, второе высшее образование получил в Международном институте управления, бизнеса и права в 1995 году. Трудовую биографию начал учеником токаря на Джанкойском машиностроительном заводе. Проходил военную службу, работал в структурах, связанных с охраной и безопасностью, был заместителем директора предприятия «Монолит-плюс» и симферопольского авторемонтного завода имени Куйбышева. В настоящее время учится в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. Женат, воспитывает дочь.

 

Командиром полка был избран Шеремет. А уже через несколько недель штатная численность ополчения достигла 10 тысяч! Это сопоставимо с численностью дивизии. 

Ополчение было действительно народным. В его отряды вступали люди разных национальностей – русские, украинцы, крымские татары, армяне, караимы, греки, курды… Столь же разнообразным был социальный состав – от владельца последней модели «мерседеса» до дворника. 

Многие ополченцы прошли армейскую школу, в том числе в горячих точках.

– Всех нас объединила любовь к Крыму, мы были готовы защищать нашу землю, наших родных и близких до конца, – говорит Шеремет. – О себе мы думали меньше всего.  

Терпение и выдержка

В ходе трагического митинга 26 февраля ополченцы сделали всё возможное, чтобы уберечь полуостров от кровавого сценария, который ему пытались навязать «сценаристы» из-за океана. 

«Нашей задачей было избежать столкновений, развести людей, не допустить кровопролития, – вспоминал впоследствии Глава Республики Крым Сергей Аксёнов. – Мы были готовы применять силу против националистов, приехавших из других регионов Украины, но не против крымчан, вне зависимости от национальности. Но врагам Крыма нужен был «крымский Майдан». В результате ситуация вышла из-под контроля. У нас было оружие, но я запретил нашим сторонникам брать его в руки. Последующие события показали, что это было абсолютно правильное решение. К сожалению, в ходе беспорядков погибли люди. Но если бы крымчане – и русские, и крымские татары, и представители других национальностей – в те февральские дни не проявили терпение и выдержку, жертв могло бы быть намного больше. А история Крыма, возможно, пошла бы по другому – трагическому пути». 

– Признаюсь: руки у нас чесались, – говорит Михаил Шеремет. – Но мы выполнили приказ Сергея Валерьевича и не допустили личный состав к машинам, где находились предметы, которые можно было использовать как оружие (черенки от лопат и т. д.), успокоили людей, сохранили хладнокровие. И тем самым уберегли Крым от большой беды. 

С божьей помощью

Каждый день Крымской весны был наполнен огромным количеством событий, информация поступала непрерывным потоком.

– Мы неоднократно задерживали представителей «Правого сектора», которые пытались проникнуть в Крым, изымали у них оружие, «коктейли Молотова», – вспоминает Шеремет. – После «воспитательных бесед» их выдворяли за пределы полуострова. Мы готовились достойно встретить «поезд дружбы», который анонсировали бандеровцы. Нам сообщали, что в этот поезд грузят оружие, даже РПГ. Но экстремисты так и не рискнули сунуться в Крым, сбежали по дороге, а поезд пришёл на вокзал Симферополя пустым. Очень много было провокаций. Мы в те дни буквально по лезвию ножа прошли. Уверен, что без божьей помощи здесь не обошлось. Ведь такие средства на протяжении 20 лет вкладывались, чтобы создать в Крыму конфликт, – и ничего у наших врагов не вышло. 

Михаил Шеремет особо отмечает роль кубанских и терских казаков, которые вместе с ополченцами встали на защиту Крыма. 

Народ и армия

Чтобы сорвать референдум, проплаченные Киевом провокаторы из силовых структур ходили по домам крымчан и просили предъявить документы – якобы для проверки. Паспорта они разрывали прямо на глазах у владельцев.

– Мы быстро локализовали и блокировали эти группы, – рассказывает Шеремет. – Табельное оружие изъяли. Потом некоторые командиры частей приходили ко мне с извинениями и просили это оружие вернуть. Мы вернули, но с условием, что военные не будут предпринимать никаких действий, направленных против народа. Многих командиров частей и подразделений я знал лично. И я благодарен им за то, что они не пошли против воли крымчан, сохранили жизнь и здоровье людей.

Заметим, что Крым был, возможно, самым милитаризированным регионом Украины. На полуострове (включая Севастополь) находилось порядка 190 украинских военных объектов. 

– Эти объекты приходилось блокировать с помощью различных средств – от бетонных плит до личных автомобилей ополченцев, – говорит Шеремет. – Мы постоянно вели переговоры, чтобы не допустить никакой конфронтации. 

По словам первого вице-премьера, подавляющее большинство военнослужащих были настроены прокрымски. Ещё в начале марта личный состав воинской части в Бахчисарае принял присягу на верность Республике Крым. А это 500 человек с оружием и военной техникой.

Покой нам только снится

– Нагрузки в те дни были колоссальные, – вспоминает Шеремет. – Самое большое желание – наконец-то выспаться. Помню, 16 марта во время митинга на площади Ленина я уже просто на ногах не стоял, хоть спички в глаза вставляй. Мысленно приказывал себе: не спи, запоминай – это же история! И действительно, очень большое было воодушевление, огромная радость. Помню такой очень трогательный момент: рядом стоит пожилая пара, она плачет, а он её гладит по голове и говорит: «Маша, не плачь, мы же дома. Теперь можно и умереть…»

После окончания Крымской весны Михаил Шеремет работает в правительстве республики. Новой команде приходится решать беспрецедентные по масштабам и сложности задачи. Проблем – море. Как заметил Сергей Аксёнов, за какую сферу ни возьмись – всё надо начинать с нуля или минуса. 

– Покой нам только снится, – улыбается Шеремет. – Условия работы, можно сказать, фронтовые, так что армейская закалка очень помогает.

В конце прошлого года Крым из-за подрыва опор ЛЭП в Херсонской области оказался на грани техногенной катастрофы. Михаил Шеремет в то время отвечал в правительстве за топливно-энергетический комплекс. 

– В первые три-четыре дня существовала угроза полного развала энергосистемы полу­острова, – говорит первый вице-премьер. – Если бы это произошло, мы бы до сих пор расхлёбывали последствия. Катастрофу удалось предотвратить. Во многом благодаря самоотверженной работе энергетиков и тому, что штаб ЧС под руководством главы республики, который был создан уже в первые часы после диверсии, принимал оперативные и выверенные решения. 

Благодаря помощи Президента России, федеральных министерств и ведомств, крымских спасателей и энергетиков, специалистов из других регионов нашей страны Крым справился с последствиями ЧС. До 1 мая будет запущена вторая очередь энергомоста, что полностью обеспечит текущие потребности полуострова в электроэнергии. А к 2018 году будут построены две новые ТЭЦ, которые обеспечат энергетический резерв развития Крыма.  

– Мы люди военные, – заключает Михаил Шеремет. – В любой ситуации мы ищем способы, чтобы выполнить задачу точно и в срок, а не причины, чтобы её не выполнить.

Качество, необходимое в любой в сфере деятельности и на любой должности.