Максим Ратнюк: Ещё неделю назад думал бросить теннис
Максим Ратнюк: Ещё неделю назад думал бросить теннис
30 апреля 2016 - 20:02
Максим Ратнюк: Ещё неделю назад думал бросить теннис 30 апреля 2016 - 20:02
Александра Завацкая
Крымский теннисист о том, почему теннис – игра не для каждого, почему в Крыму у него нет соперников и о чём бы спросил Джоковича 
Симферопольский теннисист Максим Ратнюк вернулся из Туниса, где принимал участие сразу в нескольких серьёзных рейтинговых турнирах. В одном из них он одержал победу. «Газета» встретила спортсмена на родной земле.

– Максим, поздравляем с завершением очередного твоего теннисного марафона. Три турнира за неделю – нормально для тебя?

– Если честно, тяжело. Важно правильно рассчитать нагрузку. А здесь мало того, что сами соревнования были представительными, так ещё и фактор акклиматизации добавился. Всё-таки часовые пояса, климат другой… Это всё сказывается. Парадокс – там, где я был уверен в победе, выступил плохо. Так получилось с первыми двумя турнирами. Хотя, по сути, все оппоненты уступали мне в рейтинге, но я морально не подготовился. А на третьем турнире, который по уровню намного выше, я, наоборот, проявил себя. Парни были и из топ‑200 мира, выступали на соревнованиях «Большого шлема», и на крупных «челленджерах». На них я настраивался. Прошёл два круга, через квалификацию. С ходу в основной сетке попал на второго сеяного. Обыграл его 6:1, 6:2. Дальше уже было проще. Хотя нервы потрепал один француз. Я в матче с ним выложился на 110 процентов. Проигрывал в третьем сете 5:3, но собрался и вытащил поединок. Всего провёл 11 поединков. Честно, даже не знаю, как всё выдержал.

– Скажи, как восстанавливался?

– Когда я отыграл два трёхсетовых матча подряд, я понял, что на пределе. Почти весь следующий день восстанавливался. Контрастный душ, ледяное море. Ноги гудели ужасно. Были дни, когда почти не спал. Но это объективные жертвы, без них нельзя.

– Как формируется твой турнирный график?

– Это больше работа тренера. И здесь есть своя специфика. Если футболисты знают свой календарь с самого начала сезона, то я живу от турнира к турниру. Иногда мы их определяем чуть ли не за неделю до старта. Критерии на самом деле простые: чтобы покрытие было подходящее (мне нравится грунт), турниры шли подряд и по деньгам подходило.

– С учётом пресловутых санкций ты как-то корректируешь свои планы?

– Конечно, причём серьёзно. Въезд в Европу мне, из-за того что я крымчанин, запрещён, поэтому мы стараемся грамотно спланировать моё участие в других соревнованиях. Там, где не нужна виза, я участвую. Но поймите правильно, я из-за таких ограничений голову пеплом не посыпаю. Воспринимаю это как испытание, которыми полна жизнь спортсменов. Пенять на несправедливость нельзя. Мне грех жаловаться. Ведь я вхожу в сборную России. Пусть пока там и не в первых рядах, а в запасе. Тем не менее даже при таком раскладе у меня есть зарплата и есть гарантии от всероссийской федерации – мне компенсируют существенную часть затрат на выезды. С таким отношением тоже хочется не оплошать. Уверен, что со временем мы, крымчане, сможем приносить реальную пользу сборной страны.

– Но без внутренней конкуренции этого добиться будет очень сложно. У тебя есть здесь достойные соперники?

– Есть, но их мало. Я всегда стараюсь проводить какие-то тренировочные работы с евпаторийцем Денисом Клоком. Он тоже входит в сборную страны, выступает на международных стартах, к тому же мы с ним давно дружим. Но других достойных спарринг-партнёров очень мало. И это проблема, если честно.

– А проблема ли, когда два амбициозных спортсмена, которые одинаково претендуют на звание лучшего в Крыму, дружат? Реально ли не потерять это, когда каждый из вас вообще не знает, что такое второе место?

– Абсолютно реально. Каждый из нас хочет быть лучшим, а для этого надо обыгрывать всех. Если играем друг против друга, мы становимся врагами на корте. Иначе нельзя. Но матч заканчивается, и мы опять друзья. Эту грань сложно соблюдать, но у нас получается. Всегда надо оставаться людьми, какие бы медали и кубки на кону не стояли.

– О каком качестве часто забывают, когда рассуждают о теннисе?

– Мне кажется, о терпении. Это важнейшее качество. Без него рассчитывать на успех вообще нельзя. Приведу даже пример из своей карьеры. Был у меня один турнир в Азербайджане. Я проигрывал 1:6 и 0:2, то есть просто провалил восемь геймов подряд. Хотелось повеситься тогда, но потом я просто прикинул: он играет идеально, но как долго он сможет соблюдать такой темп? Хватит ли его? И я просто ждал. Можно сказать, выжидал. И оказался прав. Уже в следующем гейме он неправильно выполнил несколько важных ударов, а я, уже успокоившийся, ответил на это результативными действиями. И в итоге выиграл. Вывод простой: никогда не сдавайся. Если всё идёт плохо – закрой глаза, обдумай последний момент, выдохни и иди вперед.

– Хорошие слова, но я не поверю, что ты не думал над тем, чтобы свернуть в сторону. Неужели никогда не хотел всё бросить?

– Думал. Последний раз буквально неделю назад (смеётся). До Туниса я не выигрывал несколько турниров подряд, поэтому думал, что потерял веру в себя. Когда это происходит, естественно, задумываешься о том, что, быть может, ты занимаешься в этой жизни чем-то не тем. Такие мысли надо сразу приносить в жертву. Так же, как и свою лень, усталость и ещё много чего. Потом я выиграл соревнования в Тунисе, причём «на зубах», и снова чувствую, что могу дать этой игре и себе в этом виде спорта ещё больше.

– Твои эмоции тебе вредят или больше помогают?

– Скорее, вредят. Я всегда очень эмоционален. Сломанные ракетки – привычное дело. Так что быть эмоциональным на корте – и плохо, и дорого (смеётся). Когда ты злишься, это выброс ценной энергии. В какой-то момент именно их тебе может не хватить. Взять, к примеру, Роджера Федерера. Вы посмотрите, он же спокойный, как удав, как бы ситуация ни складывалась.

– Кстати, кто твой ориентир в мировом теннисе?

– Однозначно Новак Джокович. Мне нравится его стиль. Стараюсь где-то его даже скопировать. Я так же, как и он, люблю играть на задней линии, не очень рад каким-то выходам к сетке, игре с лёта.

– Представим ситуацию: у тебя пять минут на общение с кумиром. О чём бы ты спросил Джоковича?

– Всего лишь один вопрос: как он умудряется так долго сохранять отличную физическую форму. Мне кажется, если бы узнал ответ и применил его на практике, многих трудностей в моей теннисной карьере я смог бы избежать. Просто это игра не для каждого, и дело не только в том, что вид спорта дорогой, а возможностей тренироваться на высшем уровне у нас мало. Выдерживать ритм жизни теннисиста сможет далеко не каждый. Любить игру – это одно, выдерживать все факторы – совсем другое. Случайный человек здесь успеха не добьётся.