Людмила Эмина: Наша информация – самая достоверная
Людмила Эмина: Наша информация – самая достоверная
21 июля 2017 - 11:44
Людмила Эмина: Наша информация – самая достоверная 21 июля 2017 - 11:44

 

Главный метеоролог республики рассказывает, как определяют погоду в Крыму
Начальник  федерального государственного бюджетного учреждения «Крымское  управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды» Людмила Эмина рассказала «Крымской газете» о том, как узнают некоторые секреты на «кухне погоды».
 Людмила Эмина. Фото Владимира ПРОШКИНА.

– Сегодня прогноз погоды, а именно с ним у большинства ассоциируется структура, которой вы руководите, можно узнать в «Яндексе» или «Гугле». А чем ещё занимается управление?

– Сразу подчеркну, что нашу службу отличает стабильность, а ещё она разнообразная. Гидрометслужбе России в 2014 году исполнилось 180 лет, а Крымскому гидрометцентру – 60 лет. Сменялись государства, правительства, а метеослужба оставалась. Разнообразная она потому, что это не только прогноз погоды. Хотя это всегда на виду и на слуху. Чтобы этот прогноз погоды составить, на полуострове работают 24 метеостанции, где ведут разные виды наблюдений. Прежде всего метеорологические, когда каждые три часа, круглосуточно, в любую погоду, будь то гром, град, снег, камни с неба, но наш сотрудник выходит на метеоплощадку и проводит наблюдения. Но любой прогноз – это категория вероятностная. К сожалению, мы пока ещё не достигли постоянного, стабильного, стопроцентно оправдывающегося уровня прогнозов.

– Это относится не только к крымским метеорологам?

– Это касается всех национальных гидрометеослужб мира. Поэтому наши синоптики, если  вдруг есть какие-то непредсказуемые, непредусмотренные изменения в погоде, составляют штормовое предупреждение, а затем уже – уточнённый прогноз погоды на основании наблюдений метеостанций. Более того, не только составляют, но и рассылают его в различные структуры. Прежде всего он идёт в Москву, в международный банк данных. А там строгие сроки поступления этой информации. Наблюдения ведутся на метеостанциях всего земного шара. Существует Всемирная метеорологическая организация, которая включает около 200 стран, подписавших конвенцию об обмене гидрометеорологической информацией. Согласно её правилам, данные со всех метеостанций отправляют в Международный банк данных. Таких банков всего три – в Вашингтоне, Мельбурне и Москве. Через каждые три часа с наших метеостанций в закодированном виде информация поступает в аппаратную управления, в строго определённое время мы отправляем её в Москву. Часть оперативной информации наносится на карты погоды, которые потом используются для составления прогнозов. А оставшаяся идёт в банк данных, где обрабатывается, записывается на специальные носители и сохраняется для составления так называемой режимной информации – оценки климата и его изменений. Возможно, эта информация понадобится через 30, 50, а то и 180 лет. 

– Сейчас много говорят об изменениях климата, о том же глобальном потеплении. На полуострове он тоже меняется? Например, перекрытие Северо-Крымского канала как-то повлияло на эти процессы? 

– Недавно я слушала выступление советника нашего президента по вопросам изменения климата – Александра Бедрицкого. Некоторое время назад он руководил Росгидрометом и владеет всей необходимой информацией. Да, глобальное потепление подтверждается. Но моё субъективное мнение – оценить точно климат за 180 лет (это миг в истории планеты), по большому счёту, нельзя. Может быть, это станет очевидно через 150 лет. Если бы люди всё знали об атмосфере, о физических и  гидродинамических  процессах, которые там происходят, может, и прогнозы у нас были стопроцентные. Можно только обозначить: да, сейчас действительно происходят некоторые изменения  климата. А что происходит с ним в Крыму за последние три года, пока никак невозможно оценить и даже рассматривать.

– А то, что осень у нас наступает строго по календарю – 1 сентября, случайность? Где наш бархатный сезон? Более того, многие отмечают изменения солёности воды в море…

– Ответы на эти вопросы будем искать в будущем. Безусловно, перекрытие канала  скажется каким-то образом на климате в Крыму. Мы это оценим. Тем более что проводим наблюдения за солёностью воды, но пока не заметили каких-то изменений.  Что же касается официальной точки зрения, то выводы межправительственной группы экспертов по изменению климата о не вызывающем сомнения глобальном его потеплении продолжают находить подтверждения в данных метеонаблюдений. Например, 12 лет XXI века попадают в число рекордно тёплых за более чем 160-летний период инструментальных наблюдений и позволяют оценить среднюю глобальную температуру. 2010 год возглавил тройку самых тёплых за весь период инструментальных наблюдений наряду с 1998-м и 2005-м. Это оценка экспертов-климатологов, к которой, конечно же, стоит прислушаться. Ну а что будет с климатом через 150 лет, поживём – увидим.

– Гидрометцентр в целом и конкретные сотрудники несут какую-то ответственность за прогнозы погоды? 

– Конечно. Тем более что мы являемся исполнительным органом Росгидромета здесь, на месте. Нам делегированы полномочия по обеспечению гидрометеорологических  наблюдений, составлению прогнозов, штормовых предупреждений… У нас есть лицензия на проведение этих видов деятельности. Кстати, на Украине она не лицензировалась. Как мы отвечаем за свои прогнозы? К сожалению, большинство граждан, чтобы узнать, например, погоду на завтра, пользуются Интернетом. А на следующий день мы слышим, мол, эти синоптики…

– Даже поговорка есть, что синоптики ошибаются один раз, но каждый день.

– За свою работу отвечает только Росгидромет и мы в его  лице здесь, в Крыму. У нас есть официальный сайт, где размещается в том числе информация о погоде. Подчеркну, что наша информация самая достоверная, наши прогнозы – наиболее высоко оправдывающиеся. Я не утрирую и не иронизирую. Прогноз погоды мы даём на пять суток и ещё консультацию – на 10 суток. Наиболее высоко оправдываются первые сутки – это 97-98%. И с каждым последующим днём примерно на полпроцента достоверность прогноза снижается. К пятому дню – это уже 94-95%, в зависимости от сезона. Зимой прогнозы более сложные. За все остальные прогнозы мы не отвечаем и не знаем, где их берут. К сожалению, наши СМИ тоже грешат публикацией недостоверных прогнозов. Да, мы просим некоторую плату за нашу информацию на основании постановления Правительства РФ. Но  когда нам отказывают, ссылаясь на финансовые сложности, мы говорим: ребята, тогда берите прогноз хотя бы с нашего официального сайта. За эту информацию мы отвечаем.

– А если перевести прогнозы вашего управления в ден-знаки, то именно благодаря их точности удалось сэкономить…

– Если человек вышел без зонтика и намок под дождём, это чревато чем? Сопли потекут, или герпес на губе выскочит. Я сама недавно попала под ливень, как будто не в Гидрометцентре работаю (смеётся). А если вспомнить ситуацию, которая сложилась в Москве в конце мая, когда погибли 14 человек, – это трагедия, ужас. Я уже не говорю о колоссальном экономическом ущербе, который стихия нанесла городу и конкретным людям: побиты машины, выворочены с корнем деревья, снесены крыши, ларьки, магазины и прочее. Там заблаговременность штормового предупреждения была низка. Мы считаем, что это надо делать за 12-6 часов до удара стихии, тогда можно будет к этому как-то подготовиться. А если меньше, то вряд ли.

– Вспоминается ситуация в Крымске, когда из-за обильных дождей  прорвало дамбу…

– Мы, кстати, тоже ведём наблюдения на 32 метеопостах, расположенных на основных реках Крыма и их притоках. И один наш пост – на водохранилище Счастливом. В Крыму около 2000 рек, они маленькие и смешные, особенно для людей, выросших на Волге или Оби, например. Но на самом деле наши реки, которые в основном формируются в горах, бывают очень страшны, особенно когда идёт паводок, обладают большой разрушительной силой. Поэтому, когда синоптики прогнозируют сильные, а местами очень сильные дожди, наши гидрологи настороже. И вся информация по схеме передаётся потребителям – от Совмина и Госсовета, МЧС, властей на местах до предприятий, от которых зависит жизнеобеспечение полуострова.

– То есть за скупой фразой Гидрометцентра «штормовое предупреждение» стоит серьёзный, если не сказать научный, труд многих людей.

– Совершенно верно. Даже чтобы составить прогноз погоды  по Крыму – каких-то 25 тысяч квадратных километров, синоптику необходимо обработать и проанализировать огромную массу информации. И не только. Например, поступает информация, что завтра придёт холодный фронт. А в учебнике написано, что он несёт за собой те или иные явления. Но синоптик продолжает анализ. Существуют так называемые расчётные методы прогнозов. В Москве, в частности, стоит суперкомпьютер. А ещё наши синоптики пользуются информацией различных ведущих центров мира, где учёные пытаются уравнением термодинамики описать погодный процесс.

– Прямо как шахматную партию разыгрывают.

– Я 17 лет работала синоптиком, признаюсь, это очень волнительно и тревожно. Тем более в Крыму, где есть ещё много местных условий, влияющих на погоду. Но какое потом удовлетворение получаешь, когда твой прогноз оправдывается! Приходишь домой, выглядываешь в окно – к 12 ночи должен пойти этот фронт, а его нет. Звонишь в центр, а тебе говорят, что в Черноморском дождь уже пошёл, скоро и в Симферополе будет. Поэтому нельзя доверять составление прогноза погоды машине. Это должен делать человек, синоптик, применяя все свои знания, профессионализм и… интуицию.

– Интуицию?!

– Именно. Порой говорят: он или она – синоптик от бога. И это действительно так. Один решил: раз идёт фронт, значит, точно будет дождь. А другой говорит: а я чувствую, что не будет дождя. Почему? Все условия для этого складываются. А он стоит на своём: не будет, и всё тут. На следующий день собираемся, и он таки оказался прав. Его интуиция не подвела.

– Раньше каких-то специальных прогнозов для метеочувствительных людей не делали, а сегодня об этом можно прочитать даже на официальном сайте вашего управления в рубрике «Медицинские прогнозы».

– Да, есть несколько типов медицинских прогнозов: весьма благоприятная погода, благоприятная и особо неблагоприятная погода. Сразу скажу, что эти прогнозы мы не составляем исходя из того, как крутят коленки или ломит спину. И по народным приметам мы их тоже не составляем.

– Уже не соответствуют?

– Я  из семейной династии метеорологов. Моя свекровь тоже работала в нашем центре, сейчас она на заслуженном отдыхе. В своё время они с коллегами-энтузиастами, когда ещё не настолько были развиты расчётные уравнения, не было суперкомпьютеров, пытались применять и народные, и религиозные приметы. Например, какая погода будет на Покров – такая будет тогда-то. И летописи изучали. Но пришли к выводу, что погода действительно меняется и полагаться на народные приметы нельзя. 

– А с медиками в этом плане не сотрудничаете? Ведь, как правило, открытия совершаются на стыке наук.

– Не так давно мы заключили договор о сотрудничестве с ялтинским НИИ имени Сеченова. Они сейчас пытаются разработать более серьёзные прогнозы, нежели те, которые мы выставляем на сайт в медицинскую рубрику. Используют и нашу информацию, и свою медицинскую, чтобы прогнозы были более глубокие и расширенные. 

– Дефицит кадров метео-служба испытывает? 

– Многие наши сотрудники  работают по 30-50 лет. Но нехватку кадров мы ощущаем. А синоптиком стать очень просто: надо поступить в вуз или среднее учебное заведение, где обучают этой профессии. Их список тоже есть на нашем сайте. К сожалению, сегодня модно быть юристом или экономистом, где хорошо платят.  В гидрометеослужбе никогда не зарабатывали больших денег – ни в  СССР, ни на Украине, ни сегодня. Профессию гидрометеоролога выбирают скорее по призванию. Поэтому я точно знаю: у нас работают особые люди, посторонние здесь, извините, не задерживаются. Чтобы работать в нашей службе, надо иметь особые черты характера: стремление к романтике, чему-то неизведанному, интересному, постижению тайны, если хотите.

– По сути, вы занимаетесь делом, которым ведает бог– погодой, климатом. 

– Пытаемся схватить бога за бороду (смеётся).  Ведь наша информация используется и в авиации, и в сельском хозяйстве, и во многих сферах жизнедеятельности человека. Мы также мониторим загрязнение атмосферного воздуха и окружающей среды. Почему иногда самолёты вынуждены из-за тумана садиться на запасном аэродроме? Нередко из-за того, что кто-то на какой-то метеоплощадке, извините, проспал туман, не составил моментально и тут же не отправил штормовое предупреждение.

– Были случаи, когда всё было сделано вовремя, а трагедия всё равно произошла?

– Это был, кажется, 2007 год, ноябрь, шёл южный циклон, и тогда много кораблей затонуло в Керченском проливе из-за шторма. После разборки были очень серьёзные и громкие. Но в тот раз метеослужба предупредила о мощном циклоне за двое суток. Нам самим тогда страшно было давать такой прогноз, потому что как никто другой понимали, что он может принести. К сожалению, он оправдался. 

– Июль называют «макушкой лета». Что ожидает курортников?

– На ближайшие 10 дней прогноз погоды достаточно благоприятный для лета. Температурный фон высокий. Единственное, что будет омрачать, – достаточно  сильный северо-восточный ветер, что связано с географическим расположением полуострова и, в частности, с грядой крымских гор. А прогноз погоды на месяц составляет Гидрометцентр России. И поступает он к нам в конце каждого месяца, на август придёт в конце июля. Но этот прогноз для обычной жизни неприменим, так как представляет собой фиксацию отклонений температуры и осадков от климатической нормы. Поэтому нам есть куда развиваться. Тем более что после вхождения в Россию материально-техническое переоснащение нашей службы идёт очень быстро. Мы получаем самое современное оборудование. О его возможностях тоже можно узнать на нашем сайте.

– Людмила Алексеевна, мы уже вспомнили одну поговорку, а у синоптиков есть своя, любимая?

– Не знаю, стоит ли её произносить (смеётся). Но она очень точная: «Лучше перебдеть, чем….» Если у тебя есть сомнения – 50 на 50, будет завтра сильный  дождь или нет, то лучше всё-таки перебдеть. Ещё говорят, что у природы нет плохой погоды. Это точно. На эту тему тоже есть хороший анекдот: «Сами вы плохие», и подпись внизу – «Погода».