Любовь спасает иногда
Любовь спасает иногда
26 июня 2016 - 13:02
Любовь спасает иногда 26 июня 2016 - 13:02
Татьяна Шевченко
Что помогает преступникам вернуться к нормальной жизни 
В продолжение цикла материалов, посвящённых широко отмечаемому в России Дню семьи, любви и верности, «Газета» расскажет несколько историй из жизни заключённых крымских колоний или СИЗО и о том, что помогло им жить законопослушно.
Фото: Лидия ВЕТХОВА.

Вычеркнул прошлое…

У Вадима судимость была далеко не первая: сидел четыре раза, в том числе и по малолетке, начал отбывать срок ещё с… одиннадцати лет. Была тогда, в семидесятые годы, в Симферополе спецшкола для трудновоспитуемых подростков. Школа и детская комната милиции направляли туда «особо одарённых» в криминальном плане подростков с двенадцати лет. Вадим попал туда на год раньше – больно уж хулиганил в школе и на улице. А матери с ним разбираться было некогда – работала проводником поездов дальнего следования, вкусности сыну возила, а уроки не проверяла. Потом, правда, когда пошёл он по проторённому с младых лет криминальному пути, жалела об упущенном времени.

Вадим в первый (и последний) раз подпал под амнистию за своё первое преступление – ограбили магазин. Тогда в связи со смертью Брежнева ему скостили пять месяцев. А вот остальные пять сроков отбывал полностью.

В общей сложности мать ждала его освобождения целых 17 лет. Исправляться сын не собирался, мать, конечно, жалел, но…

Спасла Вадима… любовь, нет, не блатная или криминальная, а вполне обычная, если она такой бывает. Познакомился с простой девушкой (как раз перед последним сроком), стали встречаться. Познакомил с мамой, которая почти ослепла. Девушка забеременела, а Вадим с подельниками на радостях угнали авто, покатались, разбили. Суд оценил приключение в три с половиной года лишения свободы. Вадим думал, что Таня беременность прервала и о нём забыла. Не писал ей и передач не просил, молчала и она. А по УДО вышел на год раньше срока. Позвонил в двери маминой квартиры, а открыла Таня. В зале его мама возилась с малышом, переодевала штанишки. Он и сегодня вспоминает тот день как самый большой подарок судьбы – вычеркнул всю предыдущую жизнь, словно и не было этих «ходок», а просто была семья. Сыну Вадима сейчас 12 лет, живут они совсем в другом городе, где никто не знает, что папа у сына когда-то был преступником.

Кормилец 

Пожилой Иван сбивчиво поясняет, что сел в колонию буквально «случайно» – спьяну подрался с собутыльником, ударил его, а тот возьми да умри. В результате дали немалый срок, с учётом того, что до этого, опять-таки по пьянке, он уже трижды был судим за хулиганство. Когда после убийства вышел на свободу, умер отец – занимал в сельсовете приличную должность, но всю жизнь было стыдно за сына, который сначала не просыхая пил, потом не выходя сидел.

После смерти отца у него на руках остались престарелая мать и сестра-инвалид. В день похорон жутко напился, забыв и о матери, и о сестре. Когда очнулся, вдруг понял, что никто им теперь хлебушка просто так не принесёт, и стало так стыдно…

Подниматься он начинал с того, что ходил по соседям и делал простую мужскую работу – где огород вскопать, где гвоздь забить, где отнести или груз поднять. Конечно, поначалу было нелегко, сказывались годы отсидки и активного пьянства. Но сорваться было никак нельзя, от него зависели жизни двух совершенно беспомощных родных женщин. Глядя на то, как он старается, председатель сельсовета закрепил за семьёй соцработника, которая стала ухаживать за лежачей. Ивану вроде и полегче стало, но держался, работал, чтобы мыслей дурных в голову не шло. Кстати, уже пять лет прошло, как освободился и не пьёт, оказалось, что совсем он не пожилой, выглядит на свои 48 лет, так что в дом зачастили незамужние соседки. Иван и жениться собрался, но соседкам ничего не говорит. Пока. Чтоб не сглазить.

Не простила 

Попыток занести что-то запрещённое в зону в последнее время существенно меньше. Хотя, бывает, даже пытаются наркотики пронести, а ещё деньги передать, спиртное, телефоны мобильные. Всё найденное, как положено, изымается, и составляются протоколы, вызывают полицию. А родственникам, что стараются ради «дорогого и горячо любимого» сына или мужа, приходится не сладко – за наркотики, например, светит и уголовное наказание. Обычно в таких случаях осуждённый зек берёт на себя вину, чтобы маму или жену не посадили, признаётся, что он заставил передать ему зелье. Поэтому рассказывает обычно, у кого на воле наркотики приобрели, в общем, защищает свою семью как может, сдавая поставщиков. Был случай, когда женщина из курортного города приехала к мужу на свидание с двумя маленькими детьми. Везла ему две курицы, которые попросил муж взять у его друзей. Ни о чём плохом и не думала, а при досмотре обе птицы оказались буквально нафаршированы пакетиками с наркотиками. Естественно, женщину тут же увезли правоохранители в райотдел для разбирательства и составления протокола. Муж потом каялся, утверждал, что заставил жену взять эту передачу, рассказал, кто именно ему это передавал, что жена не знала, что везла. Но вот жена его так и не простила, развелась. Так что не стоит испытывать любовь на прочность – она вещь очень хрупкая.