Квартира преткновения
Квартира преткновения
04 мая 2015 - 13:03
Квартира преткновения 04 мая 2015 - 13:03
Татьяна Шевченко

 

Симферополец пытается признать умершую мать психически больной, чтобы отменить дарственную на квартиру спустя… 17 лет 

На что только не идут иной раз граждане, желающие улучшить своё материальное положение. И что самое удивительное, особо беспринципными оказываются, казалось бы, самые близкие люди – кровные родственники.

Нотариальная «легенда» 

В далёком 1996 году жительница Симферополя Валерия Ивановна О., которой было на тот момент 66 лет, решила распорядиться своим имуществом, хотя умирать ещё не собиралась. В государственной нотариальной конторе Симферополя женщина составила два документа: приватизированную квартиру она подарила одной из внучек, Елене, а завещание на своё личное имущество составила в пользу всех трёх внучек. Государственный нотариус убедилась в здравом уме и трезвой памяти женщины и удостоверила оба документа. На тот момент этот акт даже сотрудники конторы назвали «легендой», настолько сложно тогда было составить и правильно «провести» эти документы.

А у пенсионерки было два сына, один из них был тяжело болен, его-то дочери бабушка и подарила жильё. Вся семья была в курсе составленного женщиной договора дарения и завещания. Правда, второй сын Валерии Ивановны отнёсся к такому подарку племяннице крайне негативно, но до поры молчал. С бабушкой был уговор такой – никто при её жизни в квартиру не вселяется, она живёт так, как жила до этой дарственной. В 2007 году умирает отец Елены, а его родной брат Юра начинает продумывать, что бы такое сделать, чтобы квартиру забрать. Кстати, Юра ранее судился с умершим из-за квартиры отца – отсудил, между прочим. После этого решил, что и материну квартиру отберёт не мытьём, так катаньем, и в 2010 году начал процесс. Нет, для начала не судебный, а, похоже, подготовительный.

Бабушку оставьте себе!

Напомним, бабушка живёт в своей квартире, уже подаренной внучке, и вдруг… пропадает. Пришедшие навестить её родственники начинают поиски старушки и находят её… в психбольнице. Оказывается, родной сын определил маму в это богоугодное заведение с целью признать её недееспособной и стать опекуном, а потом вернуть её квартиру себе. По крайней мере, один из врачей случайно проговорился об этом родным Валерии Ивановны. Лечащий врач пожилой женщины спрашивает у родственников: а вы знаете, что она уже обращалась ранее к психиатру? Теперь нужна экспертиза, которая установит, нормальна ли она на сегодняшний момент, поскольку наблюдаются определённые симптомы. Родственники, внучка и её мама, носят старушке передачи с едой, но сын Юра категорически запрещает ей их брать, уверяя маму, что родные хотят её отравить. Женщина не выходит к родным, только стоит у окна и тихо плачет…

В конце концов сын добился того, чтобы его маму признали недееспособной, и вновь подал в суд иск, чтобы его признали её опекуном. На судебное заседание почему-то «забыли» пригласить Лену, которая и прописана в бабушкиной квартире, и является её собственницей по договору дарения. Следовательно, она также вправе претендовать на опекунство. Кстати, перед судебным заседанием юрист опекунского совета спросил у бабушки: «Зачем же вы поехали с сыном в психбольницу?» Старушка ответила: «Юра сказал, что мне к пенсии 100 гривен добавят».

Во время судебного заседания стало ясно, что и судья в курсе далеко идущих планов Юрия по возвращению ему подаренной мамой квартиры. Решая, кто станет опекуном признанной недееспособной старушки, он даже пошутил: «Да отдайте вы истцу квартиру, а бабушку можете оставить себе!» В конце концов в июне 2010 года суды закончились, опекуном Валерии Ивановны признали сына Юрия.

Запутался в показаниях?

В сентябре того же года Юрий обращается в прокуратуру Железнодорожного района Симферополя, где указывает, что Лена решила квартиру бабушки продать, а саму старушку выгнать на улицу, чего он, как опекун, никак не может допустить. На квартиру накладывается арест, Лена пишет объяснительные, что никаких действий ни с бабушкой, ни с квартирой производить и не собирается. Наступает временная тишина.

В феврале 2013 года старушка умирает, а через полгода сын Юрий обращается с иском в суд – мол, только после смерти матери узнал, что она подарила квартиру внучке, а не ему – наследнику первой очереди. И так как женщина была признана недееспособной, следует отменить договор дарения, заключённый… 17 лет назад. Потому как его мама уже тогда была психически нездорова – её бил папа, часто болела голова. Он так увлечённо рассказывал суду, насколько нездорова была мама в те давние годы, что совершенно забыл, что существует трудовая книжка Валерии Ивановны. И в те годы, в которые, по уверению сына, она была глубоко психически нездорова, женщина, оказывается, работала заведующей складом, материально ответственным лицом (!). Напомним, и на момент заключения дарственной нотариус ничуть не усомнилась в её здоровье.

В общем, родственникам стоило немалых усилий доказать, что дядя прекрасно знал о договоре дарения квартиры, да и бабушка была вполне в здравом уме на тот момент – сохранился диск с видеозаписью свадьбы Лены, где бабуля во всеуслышание сообщает, что она внучке уже сделала подарок – в виде своей квартиры. Тамада Юра прекрасно всё слышит. К тому же имеется ответ на жалобу Юрия в прокуратуру Железнодорожного района, в которой он ещё при жизни матери сообщает, что племянница хочет подаренную квартиру продать, а бабушку выгнать. Запутался в показаниях?

Экспертиза души?..

Суд первой инстанции выносит решение отказать Юрию в признании договора дарения недействительным, но сын не сдаётся в деле признания своей уже умершей матери глубоко и давно психически больной. Он обращается в апелляционный суд с требованием отменить решение суда первой инстанции и провести повторную посмертную (?!) психиатрическую экспертизу матери, чтобы таки признать её недееспособной… 17 лет назад. Казалось бы, бред? А оказалось – ничуть: такая экспертиза будет проводиться на основании видео- и аудиоматериалов, фотографий. Но может ли она быть достоверной? Это же не тело со следами травм эксгумировать, а душу, которой здесь уже нет…