Крымский хирург с 50-летним стажем об ОМС: «Большей беды в медицине не было»
Крымский хирург с 50-летним стажем об ОМС: «Большей беды в медицине не было»
02 апреля 2018 - 14:00
Крымский хирург с 50-летним стажем об ОМС: «Большей беды в медицине не было» 02 апреля 2018 - 14:00
Олег Савельев

Заслуженному врачу Крыма Георгию Дерюгину, хирургу отделения гнойной хирургии Сакской районой больницы, в этом году исполняется 80 лет. Более 50 из них он отдал служению своей профессии. «Крымская газета» поговорила с уважаемым хирургом, который по сей день заботится о тех, кто нуждается в помощи.
Фото: Михаил Гладчук

Прооперировал, значит, вылечил

– Учился в Крыму, отслужил в армии три года в Московской области, поступил в наш медицинский институт, после его окончания меня направили на Украину, в Херсонскую область, – быстро перечисляет он этапы жизни.

В Херсоне Георгий Васильевич проработал четыре года: тянуло обратно, в Крым. Тем более там, в маленькой районной больнице, начинающему амбициозному хирургу негде было развернуться.

– Больница маленькая была, меня не устраивал объём работы. Я, в общем-то, был нацелен на настоящую хирургию: получать удовольствие от своей работы и приносить пользу людям. Вернулся в Саки, в эту больницу. Тем более что здесь, будучи студентом, я проходил практику, оперировал. Два года поработал, и меня сделали заведующим отделения хирургии, – рассказывает хирург.

В общей сложности Георгий Васильевич заведовал отделением 28 лет.

– Пришло время, и я отказался от заведования, предложил молодых на эту должность, помогал им, сколько мог. Хорошо, что с заведования я ушёл по своей воле. Главный врач очень обижался на меня, но здоровье уже не позволяло… Сейчас я работаю в гнойном отделении врачом, веду палаты, – говорит он.

Работа хирурга суперответственная: малейшая неточность – и последствия необратимы. Но в то же время это самая необычная из всех специализаций, подчёркивает наш герой:

– В хирургии если вылечил, значит, вылечил! Прооперировал аппендицит, значит, я его вылечил. В терапии, например, если говорят: «Мы вылечили гипертонию!», они лукавят. Как вылечили? Они назначают дальше лечение, лекарства, терапию, так, значит, не вылечили? Я после того, как прооперировал аппендицит, не назначаю повторную операцию… Я вижу результат своей работы, конечный результат!

За медицину сердце болит

Георгий Васильевич провёл тысячи операций, в том числе сложнейшие.

– Когда я только стал заведовать отделением, к нам поступил больной, который сам себе поранил сердце. В своей практике я сделал восемь операций при ранении сердца. Даже было сквозное ранение. Люди остались живы! Но это не только моя работа…

Чтобы не растеряться и не терять времени при спасении жизни, важно постоянно заниматься самообразованием. Без этого нельзя обойтись не только в хирургии…

– Каждые два года я ездил на центральные базы на учёбу: был у Шалимова (один из основателей украинской хирургической школы. – Авт.) в Киеве четыре раза, в Запорожье два… В России я не был ни разу на учёбе, но всегда мечтал об этом.

У Георгия Васильевича особое отношения к возвращению Крыма в Россию, об этом он мечтал с 15 лет. Он считает, что украинское государство загнано крымскую медицину под плинтус, это же произошло и с Киевом, и Одессой… Но с высоты прожитых лет и полувекового врачебного опыта он видит изъяны и в организации здравоохранения в России.

– Если бы спросили моё мнение большие люди, на уровне президента или министра, об ОМС, я бы сказал, что большей беды в медицине не было! Вот сейчас у нас лежит больной, у него нет полиса, это значит, что после выписки он должен будет заплатить за лечение. Если вы говорите, что медицина бесплатная, значит, и сделайте так для всех, – говорит заслуженный врач Крыма.

Обидно Георгию Васильевичу и за начинающих хирургов…

– Раньше нам разрешали делать все операции. Теперь операции разделили на несколько уровней, и мы можем проводить только операции первого уровня… А почему? Как учить молодёжь? Он закончил институт, хочет стать хирургом. А называться хирургом и не быть им – это обидно.

Верный путь

Пациенты тоже бывают разные, признаётся врач, к каждому нужен особенный подход.

– Одни уходят благодарные, другие – с обидой, третьи приходят уже обиженные. Правда, непонятно почему. А некоторые начинают учить, как их лечить. Я в такие моменты говорю: «Вот вам ваша история, вот там порог, дома лечитесь!» Соглашаются сразу, – шутит он, потому что совсем не умеет грубить тем, кто приходит к нему за помощью.

О выборе профессии и своём многолетнем служении хирургии наш герой, конечно, не жалеет.

– Если бы я сейчас окончил институт, выбрал бы тот же путь. К сожалению, мои дети не пошли в медицину. Они видели, что я и дома не бывал, всё время пропадал на работе. А жена у меня умный человек, сама работала медсестрой, уже на пенсии. Она мне никогда не мешала и не жаловалась на то, что меня нет дома. Дежурила у телефона и отвечала на все звонки.

Так, однажды жена помогла ему спасти жизнь ребёнку:

– Я помню, как-то вернулся с охоты, уставший – сил вообще не было. Она мне говорит: «Тебе звонили с работы». Я в ответ: «Понадоблюсь – ещё позвонят». А она: «Нет, собирайся!» И я был ей очень благодарен. Потому что, когда пришёл на работу, оказалось, что надо оперировать ребёнка, у которого был очень запущенный аппендицит.

Уходить на пенсию хирург пока не собирается: главное – проработать до вечера, чтобы понять, что расставаться с любимой работой ещё рано…

– Бывает, на работу утром приходишь, думаешь – надо уходить. А поработал весь день, вечером думаешь: «А куда спешить?» И так каждый день, – смеётся он.

Для тех, кто только начинается свой путь в большую хирургию, у Георгия Васильевича есть ценный совет, который ему в своё время дал его учитель:

– Никогда не оставляйте своего больного на другого врача. Есть тяжелобольной, значит, сиди возле него. Будешь его выхаживать сам – сделаешь всё, оставишь на дежурного хирурга – потеряешь больного. Это аксиома.