Крымчанин разрушил полдома, чтобы отец не мог там жить
Крымчанин разрушил полдома, чтобы отец не мог там жить
03 февраля 2017 - 11:23
Крымчанин разрушил полдома, чтобы отец не мог там жить 03 февраля 2017 - 11:23
Кристина Безумнова

 

Раздел недвижимости между родственниками вполне может закончиться самым непредсказуемым образом. И это несмотря на то, что с момента собственно раздела проходят годы, а то и десятилетия. Наша история немного отличается от других – здесь есть человеческий (скорее, нечеловеческий фактор).
Это домовладение и стало яблоком раздора

Без окон, без дверей

Иван Андреевич Пасько, родом из Сумской области, женился и жил в Бахчисарае с середины семидесятых годов уже прошлого века. С женой построили дом, родили двоих сыновей, но что-то не сложилось, и семья распалась. А дом остался. В котором уже бывшему мужу, по мнению супруги, делать было нечего.

Итак, Пасько в марте 1989 года обращается в суд Центрального района Симферополя с иском о разделе совместно нажитого домовладения на улице Менделеева в Бахчисарае. Суд делит недвижимость пополам между супругами и обязует бывшую жену Пасько сделать в доме отдельный вход на свою половину.

Но, как рассказывает Иван Андреевич, в девяностых на него «наехали» граждане весьма бандитской наружности и якобы заявили, что претендовать ему на домовладение жены не надо. После чего мужчину побили, и Пасько уехал. Ещё несколько робких попыток Ивана Андреевича вселиться в свою половину дома успехом не увенчались – жена поменяла замки и в своей, и в его половине дома. Потом уехала в Москву торговать и «владельцем» и «смотрителем» всей недвижимости (не считая номинальной половины отца) стал сын Александр.

В очередной раз, уже после возвращения Крыма в Россию, Иван Андреевич Пасько обратился в Бахчисарайский суд и в апелляционную инстанцию, там его исковые требования к сыну и бывшей жене были удовлетворены. То есть было решено устранить препятствия в пользовании принадлежащей пенсионеру половины дома на улице Менделеева. Однако в октябре 2015 года при принудительном исполнении решения суда о вселении Ивана Андреевича в его половину дома, выяснилось, что она превращена в руины. Пенсионер, чтобы не быть голословным, обратился к местному депутату, который в присутствии свидетелей составил акт о том, что «при обследовании домовладения, принадлежащего гражданину Пасько И. А., 1949 года рождения, выявлено, что второй этаж дома практически весь без оконных рам, водопровод обрезан, электричества нет, отопление отсутствует, на стенах и потолке осыпается штукатурка, межкомнатных дверей нет». Правда, сын Пасько Александр в суде да и в пояснениях, данных в полиции, называет эти «улучшения» капитальным ремонтом (?!), который он провёл за свой счёт.

Зато кое-что и появилось на участке, например, незаконно построенные гараж, сарай, котельная и навес, а сами придомовые пристройки вышли за пределы так называемой красной линии в сторону улицы на три метра.

Но полиция, проводившая проверку по этому факту, не усмотрела каких-либо нарушений в действиях Александра и, отправив Ивану Андреевичу постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту, настойчиво рекомендовала ему обратиться в суд в гражданском порядке.

 

Кто-то кое-где порой…

Позже Иван Андреевич не раз сталкивался с тем, что на его половине дома в его отсутствие какие-то граждане хозяйничают в присутствии его сына. А вот его в дом не впускают, на что он и пожаловался в полицию. Сын пояснил, что в доме не живёт и отцу ни в чём не препятствует, хотя свидетели говорят о другом.

А когда суд назначил строительно-техническую экспертизу по гражданскому делу Ивана Андреевича и сын узнал об этом, он поступил ещё более цинично (или расчётливо?): нанял строителей, завёл их на половину отца в его отсутствие, где они стали устанавливать вышедший из употребления строительный хлам – использованные и выброшенные оконные рамы и двери. Отца запретил впускать в дом, пока работы не закончат. Кстати, отметим, что ранее сын с бывшей женой Пасько сообщали ему, что готовы продать ему их половину дома «всего-то» за пять миллионов рублей. А вот если он откажется, они найдут покупателей. Не нашли…

А в сентябре прошлого года таки была проведена судебная строительно-техническая экспертиза «останков» домовладения Ивана Пасько. Восстановление оконных и дверных проёмов вместе с работой и материалами там оценили в 82 465,28 руб. Стоимость работ по восстановлению отопления и горячего водоснабжения экспертиза оценила в 272 359,2 рубля, а чтобы восстановить снесённый сарай, понадобится 48 285 рублей и ещё 100 с мелочью тысяч – на электропроводку. В итоге вышло, что ущерб, нанесённый Пасько некими «неизвестными», составил 520 714,43 рубля. Но кто его будет возмещать?

Сегодня этот вопрос упирается в явное нежелание местной полиции устанавливать личности «неизвестных», которые разрушили домовладение Ивана Пасько. Несмотря на то что он вызывал полицию на место, оставил заявление дежурному, обращался к участковому полиции и даже предоставил список номеров автомобилей, на которых приехали «незнакомцы», ему в очередной раз «в возбуждении уголовного дела отказано». То есть следствия по делу не было, поскольку самого дела нет.

Дом смотрит на мир полуслепыми окнами и зияет дверными проёмами со стороны отцовской половины, в которой и находиться-то невозможно. Сын живёт в центре города в отдельной трёшке, и на отца ему наплевать. И только отцу жить негде…