Крым-экстрим
Крым-экстрим
26 июня 2015 - 18:00
Крым-экстрим 26 июня 2015 - 18:00
Сергей Мальгавко

 

Больную тему «Как привлечь туристов» в Крыму решат экстремальным способом 

Карта популярнейших туристических мест курорта спешно трансформируется. Причём происходит это зачастую благодаря тем крымским активистам, кто продвигал свои проекты ещё при Украине. Речь об известном фестивале «Экстрим-Крым».

С 2013 года организаторы фес­тиваля экстремальных видов спорта безуспешно пытались сделать «искусственное дыхание» заброшенному крымскому региону – мекке дайверов Оленёвки в Черноморском районе. Но звёзды сошлись над этим берегом, и с переходом в Россию фестиваль экстремалов совершенно официально стал частью стратегического плана развития региона.

«Экстрим-Крым» с уров­ня спортивной самодеятельности перешёл на уровень списков мероприятий администрации президента. Оргкомитет фестиваля возглавил глава республики Сергей Аксёнов. Бюджет фестиваля почти на 30 процентов финансируется государством.

Есть реальный шанс, что мероприятие, которое пройдёт с 1 по 9 августа, подарит Оленёвке второе рождение. Мы пообщались с организатором фестиваля Константином Выдышем, который знаком с экстремальной кухней изнутри, ведь сам является инструктором подводной охоты, инструктором по дайвингу и кайтсёрфером.

– Фестиваль пытаются сравнивать со скандальным «Казантипом». В чём разница?

– Напомню, фестиваль мы начинали только с подводной охоты и дайвинга. Был клуб подводных охотников. Мы выезжали на какие-то мероприятия, отдыхали, собирались на шашлыки. И в какой-то момент решили: а чего бы нам не привезти аниматоров для детей, не сделать удовольствие для женщин – установить им шезлонги, чтобы им делали коктейли! Тогда мужчины смогут нырять. А женщины не будут сидеть и ждать их в машинах, а начнут отдыхать, дети – развлекаться. Понятно, что для занятия той же подводной охотой не сильно-то и нужна какая-то инфраструктура: зачас­тую это происходит в диких местах. Но все остальные члены семьи подводного охотника нуждаются в условиях и каких-то положительных эмоциях, развлечениях. Поэтому мы стремились к такому формату фестиваля, как отдых для всей семьи.

– А теперь к вам подтянулись спортсмены всех экстремальных видов спорта…

– Но всё это сделано не только для того, чтобы осветить спорт либо собрать профессионалов. Конечно, в рамках фестиваля проходят официальные соревнования, международные состязания различных форматов. Есть базовые виды спорта: кайтсёрфинг и виндсёрфинг. Сегодня это – олимпийские дисциплины. И, кстати, у нас будет проходить заключительный четвёртый этап Кубка России по кайтбордингу (кайтсёрфингу). Первыми лицами соревнований по виндсёрфингу станут гордость Крыма Ольга Масливец и Максим Оберемко. Ольга в марте привезла из Майами серебро с этапа Кубка мира. Оба уже получили лицензию на Олимпийские игры 2016 года.

– Для обывателя это – настоящая экзотика, но люди понимают, что это – дорогие виды спорта и, видимо, не для всех…

– С одной стороны – да, но когда начинаешь анализировать, то сказать, что подводной охотой занимаются только богатые, нельзя. У меня в клубе порядка 300 охотников с самым разным уровнем достатка. Просто человек не покупает себе компьютер или какой-то гаджет, а идёт и берёт подводное ружьё – и в этом получает удовольствие. У нас есть 78‑летний дедушка, который катается на виндсёрфе и всю пенсию тратит, покупая какую-нибудь «приблуду» для него. И вот он приезжает на стареньком «москвичоночке» с бабушкой. Бабушка сидит, ждёт, готовит ему бутерброды, помогает ему встать на доску. В ответ на наше удивление он уверяет, что только поэтому до сих пор и живёт.

– Участники «Экстрим-Крыма», наверное, единственные, кто с нетерпением ждёт штормов в Крыму?

– Когда все начинают уходить, мы начинаем выходить… в море. В прошлом году погода на фестивале отметилась, даже экстремалы решили не рисковать. Летели биотуалеты, душевые кабинки… Ветер дул – 30 метров в секунду.

– С 2013 года «Экстрим-Крым» делал в Оленёвке качественные шоу ради того, чтобы самая дальняя точка полу­острова превратилась из «слепого пятна» в эксклюзивный курорт или всё же ради коммерческой выгоды?

– Запуская проект, мы не делали его только коммерческой площадкой для того, чтобы зарабатывать. Я не организатор коммерческого фестиваля. В прошлом году фестиваль вообще не принёс никакой прибыли – не было людей. Было очень тяжело. При этом для жителей мы сделали фестиваль бесплатным.

– Тем не менее кто-то из местных написал на вас жалобу в «Гринпис»?

– Оказывается, мы подавили краснокнижную колючку на пляже… Две недели работала техника на пляже – поднимала 20 сантимет­ров песка и прочищала его от мусора. Вы не представляете, чего там только не было, а это всего лишь 20 сантиметров! Оказывается, нельзя было это делать, нужно было оставить и мусор, и колючку.

– В отношении «Казантипа» местные тоже возмущались, а сейчас Поповка готова чуть ли не скинуться деньгами, чтобы вернуть проект на свою территорию…

– А Оленёвка – самая дальняя точка Крыма. И если мы говорим о курортной Ялте, которая рекламировалась в России, если говорим о Севастополе как о центре патриотизма или о пансионатах Евпатории и Сак, где можно предоставить комплексный отдых, то как продавать Оленёвку, которую никто не знает? Как продавать Черноморское с его «комнатами», поросшими травой, и отсутствием питания? Поэтому основная функция фестиваля – собрать людей. Это событийный туризм.

– По-вашему, именно событийный туризм – спасительный вариант для Крыма?

– И с его помощью, в первую очередь, мы рекламируем территории Тарханкута, Оленёвки как уникальные места и для спорта, и для отдыха с показательной экологической ситуацией – там самая чистая вода сегодня. В организации наших мероприятий принимают участие и бывшие чемпионы Европы, и призёры чемпионатов мира, и резиденты «Ред Булл-шоу», известные диджеи, будут пауэрлифтеры – богатырские игры, даже программа КВН-экстрим. Более того, будет организован первый в Крыму «Файер-фест», в котором примут участие порядка десяти команд.

Кстати, основное наше условие – бесплатный мастер-класс по каждому виду спорта. То есть каждый участник фестиваля, будь то спортсмен или посетитель, приобретая билет, получает своё.

– Похоже, в случае с «Экстрим-Крымом» все звёзды сошлись, ведь главный козырь, который выпал Черноморскому району, – это его шефы, тюменские нефтяники.

– На Тарханкуте турист должен получить комфортный сервис, проживание по своему запросу, а с этим Тюмень, я думаю, справится. Шефы создадут тот фонд коммерческой жилой недвижимости, которая будет соответствовать потребностям региона. Они уже зашли как инвесторы… Эти инвесторы являются и официальными партнёрами фестиваля. Тем не менее жилой фонд, нормальные пункты питания и прочее – там второстепенны. А первостепенны – комфортные дайв‑центры, причалы, катера, профессиональные тренеры, оборудование, материально-техническое обеспечение.

– Почему вы так считаете?

– Это ясно даже на примере дайвинга. В Крыму бизнес дайвинга абсолютно отличается от формата любой страны. У нас вы приехали на пляж, видите табличку, где карандашом написано: «Можно понырять». Приходите и говорите: хочу. С вас берут 200 гривен (цена при Украине. – Ред.), вы подписываете бумажку, мол, в случае чего, претензий не имеете. Вас одевают непонятно во что, окунают, поднимают – и у вас счастье. А вот чтобы турист приехал в какой-то центр, его посадили в катер, отвезли, показали, например, затонувшие корабли или разработали дайверские маршруты, отдельные территории, где дайверы могли бы не плавать с отдыхающими, – этих условий нет. Это нужно делать и только в таком цивилизованном формате развивать.

P. S. По итогам фестиваля «Экстрим-Крым» прошлого года Оленёвка получила статус туристского клас­тера, а в Федеральной целевой программе, подписанной премьером РФ Дмитрием Медведевым, Оленёвка как туристский кластер получила статус высокопотенциальной территории. Это значит, что у забытого богом курортного региона по­явился реальный шанс наконец сменить имидж на эксклюзивный курорт.

Фото: olenevka-tarhankut.ru