Крылом взмахнула бабочка…
Крылом взмахнула бабочка…
22 октября 2015 - 16:02
Крылом взмахнула бабочка… 22 октября 2015 - 16:02
София Чёрная

 

Симферопольский мастер резьбы по дереву доказывает, что сама природа может быть художником
Крохотные колибри, хитроглазый хамелеон, юркие змейки, пышноцветные хризантемы, художественно переплетённые лианы, шустрые стрекозы… Всё это природное многообразие, дышащее и невероятно красивое, три дня могли видеть посетители библиотеки имени И. Я. Франко в Симферополе. Здесь открылась выставка, в которой принял участие самобытный художник, мастер резьбы по дереву, изобретатель уникальной технологии в истории деревянной скульптуры Николай Гаврись.
Мастер деревянных художеств Николай Гаврись: «Один хамелеон – полтора месяца работы».

Как иногда причудливы повороты судьбы! Николай Гаврись с детства знал, что хочет стать водителем. Тогда же мама Николая заметила у сына художественные способности и устроила такую форму домашнего обучения: нарисуешь какой-то из попавшихся под руку предметов обихода – пойдёшь гулять. Рисунки у Николая получались на удивление реалистичные, но развить талант как-то не пришлось.

Болтаться без дела после окончания школы до призыва в армию Николаю не позволили – и он отправился в профтехучилище поступать на скульптора-лепщика. Но опоздал – все места на эту специальность уже были заняты. Пришлось постигать секреты мастерства столяра-паркетчика. Эта специальность не оставила следа в биографии Гаврися, и после армии он устроился водителем в «Горсвет», как и мечтал. Вскоре женился и за пять лет один за другим оставил целых три следа в вечности – сына и двух дочек. 

Когда экономические катаклизмы бушевали по всему постсоветскому пространству, Гаврисю пришлось оставить баранку и пойти на рынок – единственное место, где можно было законно зарабатывать деньги без связей и хорошего образования. Начал наёмным продавцом, потом на пару с приятелем открыл свою точку…

В соседнем ларьке торговали зеркалами и разной утварью, украшенными деревянной резьбой. Николай подробно разглядывал созданную запорожскими умельцами красоту. Его заинтересовали не только сами предметы, но и технология. Вдруг вспомнились детские уроки рисования от мамы, несбывшееся желание учиться на скульптора, а ещё – пришло понимание, что он хочет и может сделать не хуже.

Ожившее дерево.

Рынок, который, по признанию Николая, он люто ненавидел, ушёл из его жизни вслед за баранкой горсветовского автомобиля. Он не просто увлёкся резьбой как любитель, но посвятил ей всё свободное от семьи и сна время. Поначалу просто копировал то, что когда-то видел на рынке, потом выбирал узоры посложнее, идеи пооригинальней. 

В Симферополе стали о нём узнавать. Поступали всё более заманчивые заказы – и с экономической, но главное – творческой точки зрения. Теперь он не только «разукрашивал» объёмными узорами нарды и фоторамки, но и дарил новую жизнь предметам мебели. Особенное место в коллекции превращений заняло раритетное пианино, которым хозяин хотел пользоваться и дальше, но смущался его потрепанного вида. В результате к боковым частям инструмента навеки приросли фигуры двух боевых русалок в натуральную (если, конечно, допустить их существование в реальности) величину. 

Правда, был в жизни Николая момент, когда он бросил свое хобби. Но уже через год не только вернулся к искусству, но и совершил, как он сам утверждает, настоящий прорыв – изобрёл технологию «резьбы с торца». Такое «вольное» название технологии простительно, поскольку Николай Гаврись – столяр, водитель, предприниматель, но отнюдь не филолог, с трудом подбирает слова, чтобы грамотно объяснить свои секреты.

А результаты этого дела поистине завораживают. Сложно поверить, что пёстрое многоцветье каждой фигурки и элемента декора создала сама природа, без единого прикосновения кисти художника. Николай собирает по лесам ветки и коряги, пристально всматриваясь в их сердцевину, – и там, в уникальном для каждого кусочка дерева цветовом многообразии черпает идеи для очередного элемента будущего гарнитура, который вернее было бы назвать произведением искусства, нежели мебелью.

В тот момент, когда Николай окончательно забросил резьбу, ему предложили новый проект. Некая заказчица пожелала себе резной шкаф в комнату отдыха. Поиск идеи занял три месяца. Друг Николая, художник-дизайнер, предлагал эскизы, не находившие отклика в сердце будущей владелицы авторской мебели, пока наконец не обратился к природным мотивам – цветы, птички, бабочки, ящерки и прочая флора и фауна, проживающая свои маленькие жизни на пяти панелях.

Гаврись задумался над практическим воплощением рисунка и, как глубоко верующий человек, попросил помощи у высших сил. Когда смотришь на то, что получилось, кажется, что мастер обманывает – невозможно без капли краски, только из сотен микроскопических кусочков древесины собрать, например, скопированное с фотографии живой птицы оперение колибри или узор на крыльях бабочки. Для Гаврися принципиально важно использовать только то, что даёт художнику природа. К примеру, для создания одного хамелеона ему потребовалось около пятнадцати пород древесины и полтора месяца ежедневной работы. А чтобы добиться максимальной реалистичности, мастер просмотрел немало роликов, наблюдая за пластикой и переливами шкурки пресмыкающегося.

Четыре года Николай Гаврись, не отвлекаясь ни на что другое, создаёт уникальные произведения деревянного искусства. За это время у него появился ученик – старый друг Юрий Петров. При этом все трое детей Николая не разделяют увлечение отца, предпочитая осваивать совсем не творческие специальности. 

А Гаврись сейчас доводит до совершенства увитый цветами столик, по которому ползёт, как живая, змея, – в компанию к будущему шкафу. Говорит, что до завершения проекта остаётся не менее двух лет. Но такая долгая кропотливая работа художника не утомляет. Ведь в каждом купленном у лесников, подобранном во время прогулки, а то и заказанном в интернет-магазине за бешеные деньги (из-за отсутствия в крымской древесине нужного оттенка) спиле он видит новое произведение искусства.

Фото Лидии ВЕТХОВОЙ.