«Красный разведчик» очаровал французов
«Красный разведчик» очаровал французов
30 августа 2019 - 11:36
«Красный разведчик» очаровал французов 30 августа 2019 - 11:36
Борис Седенко

 

Глава парижского издательства Éditions du Canoë Колетт Ламбриш и переводчик Моник Слодзиан приехали в Крым по приглашению младшей дочери известного писателя, сценариста, публициста Юлиана Семёнова Ольги. Французское издательство выпустило новый перевод романа Юлиана Семёнова «Семнадцать мгновений весны». Книга вышла под названием La Taupe rouge («Красный разведчик») и вызвала волну хвалебных отзывов у ведущих французских критиков.

Гости из Франции посетили Дом-музей Юлиана Семёнова («Вилла Штирлиц») в южнобережном посёлке Олива, где корреспондент «Крымской газеты» пообщался с ними о том, можно ли говорить о моде на русскую литературу у французов, о кризисе романа и о том, почему французские критики поют осанну русскому писателю. Переводчиком, за что ей отдельное спасибо, выступила младшая дочь писателя Ольга Семёнова.

Следующими будут «Бриллианты…»

– Колетт, почему именно сейчас выходит новый перевод «Семнадцати мгновений весны»?

– Идея пришла от известной французской переводчицы Моник Слодзиан. Меня всегда интересовала шпионская тема Второй мировой войны, но о ней обычно рассказывалось через американские и английские романы. А тут был роман, написанный человеком, который хорошо знал тему, но с совершенно другим, чем у американцев или англичан, видением. И очень интересно то, что кроме Штирлица в романе вся канва – это реальные исторические факты. Я знала, какой успех «Семнадцать мгновений весны» имели в России, но во Франции часто бывали случаи, когда переводчик «убивал» произведение плохим переводом. Но все, кто читали новый перевод Моник Слодзиан и могли сравнить с оригиналом, отмечали великолепную работу, её умение чувствовать слово и особый ритм слога Юлиана Семёнова.

– Насколько французам известен Штирлиц?

– Конечно, наиболее образованные французы о Юлиане Семёнове знали, но сюжет романа невероятно актуален до сих пор. Даже Черчилль говорил об этом заговоре Гимлера. Поэтому журналисты заинтересовались этим произведением, которое рассказывает рядовым французам об этом. О том, что ход истории мог быть совершенно другим.

– В целом насколько молодое поколение французов знакомо с историей Второй мировой войны?

– У нас молодёжь историю не знает достаточно хорошо. Тему поднимают, выходят статьи, книги, телепередачи – об этом говорят. Но историю нельзя отделить от политики, особенно на фоне противостояния России и США, в которую втянута Европа. И тот факт, что читателей и журналистов заинтересовал российский писатель, невероятно известный в своей стране, со своим видением фактов – это очень важно.

– Планируете ли издавать другие произведения Юлиана Семёнова?

– Да, да, да! Каждый год будем стараться издавать по произведению. Следующее – «Бриллианты для диктатуры пролетариата», где также действует Штирлиц. Действие происходит за несколько десятилетий до событий «Семнадцати мгновений весны», чтобы показать всё разнообразие писателя и его видение мировой геополитики. Я горжусь тем, что мой новый издательский дом Canoë поможет открыть французам именитого российского писателя. Ведь у нас прекрасно знают, что Россия – это страна великой литературы.

Осанна великому роману

– Часто говорят о кризисе романа как жанра. Всё больше авторов пишут рассказы, а читатели не готовы браться за серьёзные книги. Не сказалось ли это на продажах книги Юлиана Семёнова?

– Существует кризис плохого романа. Происходит «инфляция» издательского дела. Одна книга вытесняет другую, как на конвейере. Я не хочу в новом издательском доме публиковать много книг, но хочу публиковать хорошие, чтобы каждая могла заявить о себе и дойти до читателя.

– А что больше покупают: печатные или электронные книги?

– Сейчас мы не занимаемся электронными книгами. Возможно, позднее об этом задумаемся. Дистрибуцией книг у нас занимается отдельная компания, они распространяются во всех книжных магазинах Франции, Бельгии и Швейцарии. Их выходит много, и владельцы книжных часто не успевают прочесть все новинки. Когда в момент выхода книги в одной из самых авторитетных французских газет Le Monde вышла огромная статья о романе Юлиана Семёнова, все книжные магазины захотели его распространить.

– Были ли случаи необоснованной критики произведения?

– Нет! То, что уже вышло в газетах, – осанна великому роману. Все критики солидарны в том, что это большой роман о большом моменте истории. Будем ждать ещё статьи в сентябре. Надеюсь, читатели и критики останутся очарованы этим романом и дальше. Джеймс Джойс был открыт и поддержан только одним человеком. Я уверена, что у нескольких единомышленников гораздо больше силы, чем у огромной организации, которая не имеет твёрдой убеждённости. Победа будет за нами!

– А обратная связь с читателями у вас есть? Что они говорят о романе?

– Кроме реакции владельцев книжных магазинов, мне часто в Интернете пишут читатели. Есть известный книжный магазин «Пена страниц» в престижном районе Парижа, и они продали в первые дни все 160 экземпляров книги. Это невероятно для Франции. Они специально связались со мной и рассказали об этом.

Дело в ритме

– Моник, сделать новый перевод Юлиана Семёнова – это ваша идея. Почему именно сейчас?

– Сегодня политическая ситуация в мире обязывает нас что-то сделать. Помню когда дочь писателя Ольга Семёнова в Париже в культурном центре показала нам фильм о бароне Фальц-Фейне и фильм о бойне на Украине, в Одессе. В зале оказались два господина, которые заявили, что такое невозможно. В том числе они говорили о том, что это именно они, американцы, победили во Второй мировой войне, а не русские. И для меня это было шоком. Даже у нас во Франции есть люди, которые думают, что победа во Второй мировой войне – это заслуга американцев. И тогда мне вдруг стало ясно, что нужен новый перевод Юлиана Семёнова. Предыдущий сделан давным-давно и был откровенно слабым. И я до сих пор удивляюсь, почему мы его переводим так поздно.

– Были ли сложности в переводе?

– Как бывший профессор в университете я знаю, что у наших студентов очень мало знаний о России. Нужно через литературу показать им эту страну. Основная трудность была в том, чтобы в переводе сохранился авторский ритм. Кроме того, так как Советского Союза уже нет, а молодое поколение плохо знает историю той эпохи, часто приходилось что-то дополнительно объяснять. По-видимому, это сработало. Также была проблема с транскрипцией немецких фамилий. У меня есть много знакомых немцев, но даже они не всегда сходились во мнении по поводу написания той или иной немецкой фамилии на французском.