Когда борьбы невпроворот…
Когда борьбы невпроворот…
14 июля 2015 - 15:30
Когда борьбы невпроворот… 14 июля 2015 - 15:30
Дарина Соленикова

Члены антикоррупционного бюро, как оказалось, сами не отличались чистотой рук  
Лидер антикоррупционного бюро и некоторые его члены, желающие  разрушить саму систему коррупционных отношений, именно в ней и набирались  бесценного  опыта. Изображая борьбу, они так и не получили никаких конкретных результатов – зовут вроде как в бой, но сами в нём предпочитают не участвовать.

Неприкасаемых нет

Коррупция в чиновничьих рядах досталась нам в наследие от украинского прошлого, тогда госслужащих не пугал закон. Даже если поймают за руку, всегда можно было откупиться. И с этой привычкой перекладывать бюджетные деньги в личный карман некоторые чиновники никак не хотят прощаться.

Глава Республики Крым Сергей Аксёнов не раз заявлял:

«Чиновник задержан с поличным и будет предан суду. Однозначно: все взяточники будут находиться под стражей. Никаких поблажек в данном случае не будет. Подобные дела – процесс длинный, но работа идёт ещё по двум десяткам направлений. Я хочу предупредить. Это чётко поставленная президентом страны задача, которая будет выполняться беспрекословно. Причём неприкасаемых нет. Говорю всем сразу – рано или поздно все товарищи, которые строят схемы и думают, что они самые хитрые, пытаются получать деньги через подставных лиц и так далее. Я вам гарантирую, что все схемы будут порушены». 

И действительно: громкие аресты, конфискация имущества, возвращение предприятий из рук частников в госсобственность. Власть республики, правоохранительные органы, прокуратура работают в одной связке по борьбе с коррупцией. Именно с этой целью Сергей Аксёнов создал при правительстве Комитет по противодействию коррупции, который подконтролен главе Крыма.  

Грехи молодости 

И тут в Крыму появляется движение под названием «Антикоррупционное бюро». Это они на своём сайте громко заявляют: «Созданы десятки организаций, якобы занимающихся борьбой с коррупцией. Но наше отличие в том, что в руководстве нашей организации нет народных депутатов, генералов милиции и других «борцов» с коррупцией». Ой ли? Впрочем, и ранее существовал некий полумифический антикоррупционный комитет, полулегальными корочками которого размахивали отставные милицийские  чины и примкнувшие к ним некие «общественники». Они известны взятками на ранее занимаемых ими должностях. Или просто беспробудным пьянством – своими удостоверениями «антикоррупционщиков» они пугали владельцев и официантов в ресторанах и барах, где изволили «откушать». Так что российскому Крыму в наследство от прошлого досталась не только коррупция, но и борцы с ней, немногим отличающиеся от упомянутых выше, дублирующие полномочия контролирующих органов, но, как оказалось, в угоду личным интересам. 

Пройдёмся по персоналиям этого общественного движения. Итак, Андрей Мезин – координатор бюро. Как рассказали недавно журналисты канала «Первый крымский», в 2009 году Мезин возглавил Государственную налоговую инспекцию Керчи. Там он и проявил себя – погорел на взятках. Как сказано в уголовном деле, «установлено, что Мезин А. В. и Кургаев С. Н. (его зам. – Ред.) совершили преступление, предусмотренное ч. 2 
ст. 368 УК Украины, – получение должностным лицом взятки с использованием служебного положения по предварительному сговору с группой лиц». Коррупционных эпизодов в его деятельности было, как минимум, три. 8 тысяч гривен Мезин получил за непроведение налоговой проверки 16 точек, сбывающих нелицензионные DVD. Ещё 14 тысяч – за разрешение торговать без документов. 

«Мезин, явно превышая свои служебные полномочия, преследуя личную заинтересованность, передал подчинённому сотруднику… счёт на сумму 3300 гривен для оплаты услуг по ремонту автомобиля, которым управлял Мезин, и счёт на сумму 3350 гривен». 25 июня 2010 года Андрей Мезин был объявлен в розыск, позже его задержали вместе с замом во время получения взятки прямо в здании налоговой инспекции.

Прокуратура Крыма возбудила было уголовное дело, выявили ещё факты вымогательства. Правда, зам­начальника налоговой милиции Кургаев находился под арестом, а вот Мезин выпущен под залог,  расследование приостановлено в связи с его болезнью. Но сам Мезин в прямом эфире утверждает: «Дело сфабриковано Генпрокуратурой Украины, потому что мне мешали навести порядок в Керчи». Теперь он решил навести подобный «порядок» уже во всём Крыму.

Генералом не был…

О своём коллеге по бюро, называющем себя правозащитником, Мезин говорит: «Запрута-то генералом не был, о его коррупционных схемах я не знаю…» А ведь можно и поинтересоваться. Хотя в прошлом он носил другую фамилию – Лудан.  Интересные факты из его биографии опубликовал сайт Партинформ. Из статьи «Жан Запрута – от охранника бандитского авторитета до правозащитника» следует, что в 90-х Жан Викторович был опер­уполномоченным уголовного розыска в Центральном райотделе милиции Симферополя. Генералом не был, поэтому и брал  по мелочи, за что и лишился своей должности – например, вымогал 400 долларов у хозяина авто, которое после угона нашёл. Стража закона отстранили от исполнения служебных обязанностей, но Лудан не растерялся и, будучи ещё действующим сотрудником милиции, стал членом одной из ОПГ. Вот тогда и вылетел из органов внутренних дел окончательно. Итогом недолгой службы в милиции нынешнего правозащитника и адвоката стали два дисциплинарных взыскания: за дискредитацию звания сотрудника милиции и нетактичное поведение с гражданами. «Околобандитская карьера» продолжалось до августа 1996 года, когда подопечный  Лудана-телохранителя был расстрелян в Симферопольском районе неизвестными автоматчиками. Присутствовавший при этом Лудан остался жив. И уехал служить в Иностранный легион. Но оттуда его «попросили» за дисциплинарный проступок,  он вернулся в Крым.

Теперь уже бывший милиционер-телохранитель-наёмник стал называть себя правозащитником. Писали о его коммерческом интересе к Бахчисарайскому рынку, из-за которого не так давно вспыхнул межнациональный конфликт. Во время столкновений за этот рынок Запрута активно проявил себя как «борец за права». 

А в 2013 году в Джанкое даже претендовал на… судейскую мантию! И стал одним из победителей конкурса на замещение вакансии.

Желающих надеть мантии было больше, чем вакантных мест, – на 6 вакансий претендовал 21 кандидат. Появление этой фамилии в списках победителей вызвало замешательство членов ВККС: как можно рекомендовать человека на должность судьи, если квалификационная комиссия установила, что он не соответствует требованиям? Ведь ещё в ноябре 2011 года ему отказали в допуске к участию в конкурсе на замещение вакантной должности судьи в Севастополе. Как пояснил тогда председатель ВККС Игорь Самсин, включить скандального претендента в резерв обязал Высший административный суд: «Правда, рекомендовать его на должность или нет, решать нам». В итоге не рекомендовали.

После воссоединения Крыма с Россией Жан Викторович стал активно мешать власти чистить предприятия от коррупционеров. Скорее всего, просто отстаивал чьи-то интересы – например, препятствовал национализации «Крым­автотранса». Миллионы гривен проходили мимо бюджета, но правозащитник рассказывал о кристальной финансовой истории предприятия. Мол, там всего оборот 50 миллионов, из которых 90% он отдаёт перевозчикам. Запрута заявил о 50 миллионах гривен в год, а временная администрация всего за неделю работы собрала 40 миллионов рублей. Так что оборот предприятия его прошлые владельцы устами Запруты слегка занизили – примерно раз в 14.  

И примкнувшие к ним

Ещё один заместитель Мезина по антикоррупционному бюро – Юрий Мешков, экс-президент Крыма. Фигура скорее печальная, назвать Мешкова влиятельным политиком невозможно. На полу­острове его мало кто помнит. Вот и получается, бороться с коррупцией взялись бывший чиновник-взяточник, бывший правоохранитель и политический труп.  

Но общественники в этом крымском движении всё-таки есть. Екатерину Горелкину, наверное, знает каждый чиновник полуострова. Фейсбучная общественница заваливает всех информационными запросами, собирает деньги для жителей Донбасса. Но волонтёрка и общественница – это не столь престижно, как должность «заместитель координатора по вопросам противодействия коррупции в социальной сфере». А вот Лилия Диденко ещё не примкнула, но уже пытается. Её поиск информации для  антикоррупционного бюро, причем далёкой от истины, основанной на слухах и сплетнях, очень похож на работу за гонорар. Это Диденко призывала увеличить (!) количество самозахватов в Крыму. Мелькала  на пресс-конференциях обиженных предпринимателей, которых оторвали от кормушки.

Себя же в одном из писем «ни о чём» в адрес Президента России Владимира Путина эта стайка «членов бюро» называет «патриотически настроенной и профессиональной частью общественности». Не слишком ли?