Как волонтёрское движение помогает крымчанам во время пандемии
Как волонтёрское движение помогает крымчанам во время пандемии
09 апреля 2021 - 13:31 Фото: Наталья Сомова
Как волонтёрское движение помогает крымчанам во время пандемии 09 апреля 2021 - 13:31
Андрей Пельт

 

Ограничения, вызванные необходимостью предотвратить распространение коронавирусной инфекции, во многом изменили нашу действительность. Дистанцирование, удалёнка, самоизоляция – это не просто слова, вошедшие в обиход. Это новая реальность и особый уклад жизни, в которых каждый проявил себя по-разному.

БЕЗ ПРОМЕДЛЕНИЯ

Чтобы понимать, почему в Крыму волонтёрский штаб по оказанию помощи населению был создан в считаные дни после объявления пандемии, нужно знать два определяющих момента. Первый – что такое ВСКС. Второй – кто такой Артём Малов.

Всероссийский студенческий корпус спасателей (ВСКС) – одна из крупнейших студенческих добровольческих организаций в России, образованная ещё 20 лет назад под эгидой МЧС РФ. В её состав входят более 8000 добровольцев из 67 регионов страны. Корпус принимает участие в единой гос-политике по предупреждению и ликвидации ЧС, обусловленных авариями, катастрофами, стихийными и другими бедствиями.

Артём Малов – руководитель Крымского отделения ВСКС. Военный человек и, несмотря на молодой возраст, опытнейший спасатель. Год назад он предугадал последствия вынужденных ограничений, призванных сдержать распространение коронавируса. Понял, что без волонтёрского движения не обойтись ни населению, ни властям. Собрал добровольцев, руководителей разных общественных организаций и вместе с госкомитетом молодёжной политики РК создал штаб для помощи людям, оказавшимся в вынужденной изоляции. Через пару дней стало известно, что на уровне страны организована общероссийская акции взаимопомощи «Мы вместе», к которой незамедлительно присоединились крымчане. Артёма избрали руководителем регионального штаба как знающего своё дело специалиста и организатора.

– Костяк нашего штаба состоял из опытных представителей общественных и добровольческих объединений, – вспоминает Малов. – Это Крымские студенческие отряды, «Добро мира – волонтёры Крыма», «Пичугин и его команда», корпус спасателей, волонтёры-медики. Сразу все включились. Мы уже тогда понимали и видели, что социальные службы могут не справиться с таким объёмом работы. Подключили наших коллег из муниципалитетов, были созданы оперативные штабы на местах. Количество добровольцев увеличивалось с каждым днём.

ПОДДЕРЖКА СО ВСЕХ СТОРОН

Ребята регистрировались на сайте акции взаимопомощи. Это делалось ещё и по соображениям безопасности, чтобы исключить возможность мошенничества (случаи, когда под видом добровольцев орудовали злоумышленники, не раз фиксировали по стране). Каждого волонтёра проверяли, выдавали им бэджи с фото и печатью, а также справки о разрешении передвигаться. Только через крымский региональный штаб таким образом прошло более полутора тысяч человек. Это без учёта муниципалитетов. Большую помощь оказали ополченцы. Они организовали в волонтёрском штабе дежурства, ввели пропускной порядок, ведь необходимо было соблюдать санитарные требования и инструкции. У каждого добровольца измеряли температуру утром, вечером и перед отправкой по адресам, регулярно дезинфицировали помещения и мебель.

– Добровольцами выступали в большинстве своём взрослые работающие люди. Только на первоначальном этапе это были студенты, – продолжает рассказ Артём. – Волонтёры приезжали и до, и после своей основной работы, если предприятия ещё не ушли на удалёнку. Желающих было так много, что даже вводили ограничения на приём. Бизнесмены постоянно предлагали помощь. Я как-то добрался домой после дежурства, ко мне человек подходит, представляется, а потом несколько машин подъезжает – привезли антисептики в больших ёмкостях. Литров 800, бесплатно. Оказалось, ребята с материка. У них пекарный бизнес, и на Пасху они потом доставили большое количество куличей. Мы их освятили и отправили в дома престарелых. «Ночные волки» с нами активно сотрудничали. Доставляли продукты питания в детские дома. Компания «Анна Грин» – вообще наши спасители. Они занимались пошивом сумок, но перепрофилировали своё производство под изготовление масок. Если бы не они, мы первые три недели ничего не смогли бы делать, поскольку маски тогда были в дефиците. Они круглые сутки работали.

НЕ ПЛАЧЬ, ДЕВЧОНКА…

– Самым сложным во всём этом была координация нашей деятельности. Особенно в штабе, – говорит Артём Малов. – Колл-центр принимал в день 500-600 звонков. Люди разные звонили. Каждого нужно выслушать, успокоить, потратить не менее 10 минут на разговор. У меня некоторые девочки плакали от переживаний и усталости. Я вообще ночевал с телефоном. Много звонков было со всей России – беспокоились о своих крымских родственниках. Плюс заявки бывали не всегда адекватные. Одна женщина, помню, очень рьяно требовала привезти ей ёршик для унитаза. Говорила, что это товар первой необходимости. Везите, и всё. Вот это выслушать, пропустить через себя, убедить, что помощь придёт, оказалось самым трудным. У нас же поначалу команда без замен трудилась. Два месяца безвылазно круглые сутки в штабе работали. Не было времени заново кого-то обучать. С нуля же всё начинали. Волонтёрам на выездах было легче – выполнили свои заявки и домой. Но зато по итогам работы мы вошли в топ-10 лучших штабов России.

ДЕЗЕРТИРОВ НЕ НАШЛОСЬ

Процесс оказания помощи выстроили исходя из безопасности. Позвонивший на горячую линию сообщал адрес и фамилию. Ему говорили номер заявки, который знали только он, оператор и волонтёр. При встрече это было «кодовым словом». Добровольцы на выезде, или как их называли «опергруппа», брали составленный заявителем список покупок и выполняли заказ в том магазине, который он указывал. Это позволяло избегать путаницы и претензий. Но и с мошенническими действиями со стороны «просителей» сталкивались.

– Была одна семейка из Каменки, – Артём передёргивает плечами. – Позвонили мне с плачем – трое детишек маленьких, продукты кончились, денег нет, без работы сидим. Я отправляю туда людей, даю им свои деньги. Ребята купили еды тысячи на полторы: крупы разные, консервы, хлеб, молоко. Отдали, помогли. На следующий день раздаётся звонок. Опять плач. Называют тот же адрес. Мои коллеги это слышат и говорят, что уже три дня подряд туда выезжали. Такие моменты были. Ополченцы с наркоманом одним разбирались. Он все продукты у матери-пенсионерки забирал, чуть ли не голодом морил. Поговорили, всё наладили, контролировали потом постоянно. Вообще, волонтёрам пришлось столкнуться со многими ситуациями, с которыми прежде имели дело лишь сотрудники полиции. Раньше агрессия на улицах или во дворах выплёскивалась, особенно по пьянке. А в пандемию всё в быт, в дом ушло, в семьи. Это оказалось психологически тяжело для многих добровольцев. Ведь через себя пропускали. Но ни одного случая дезертирства не было. Когда пандемия на спад пошла и количество заявок уменьшилось, многие даже обижаться начали, что мы их не задействуем. Втянулись.

Сейчас акция сбавила обороты, но продолжается. Основной вид помощи – доставка рецептурных лекарств больным и пожилым людям. И штаб по-прежнему работает. О том времени в памяти у Артёма осталась одна эмоция – радость, как много всё же у нас людей добрых, отзывчивых, готовых помогать другим. Он уверен, случись новая волна вируса, понадобится не более двух-трёх часов, чтобы все опять собрались.