Как в перинатальном центре в Симферополе выхаживают детей весом в 430 граммов
Как в перинатальном центре в Симферополе выхаживают детей весом в 430 граммов
15 февраля 2019 - 12:20
Как в перинатальном центре в Симферополе выхаживают детей весом в 430 граммов 15 февраля 2019 - 12:20
Антон Павлов

 

О том, почему с возрастом роженицы увеличивается вероятность развития патологии у детей, можно ли планировать появление на свет малыша определённого пола и о многом другом «Крымской газете» рассказала заведующая перинатальным центром Крыма, доктор медицинских наук, профессор кафедры акушерства, гинекологии и перинатологии, врач акушер-гинеколог высшей категории Татьяна Бабич.
Фото: Лидия Ветхова

В перинатальный – по показаниям

– Татьяна Юрьевна, по каким медицинским показаниям попадают к вам?

– Нужно понимать, что у нас единственное учреждение третьего уровня в Крыму и Севастополе, поэтому у нас находятся женщины с акушерской и соматической патологией. Перинатальный центр принимает абсолютно всех, у кого возникают какие-то проблемы и сложности со здоровьем во время беременности или до неё, допустим, с зачатием. У нас есть не только акушерские отделения, но и гинекологическое, в котором выполняются высокотехнологичные операции, подготавливающие женщину к зачатию. Собственно говоря, мы делаем всё для восстановления репродукции. Таким образом, женщина может попасть к нам по направлению от своего лечащего врача.

Если же женщина без показаний хочет родить в перинатальном центре, она имеет право оформить договор, и ей проведут роды на платной основе. Если она выбирает какого-то определённого врача, то этот врач должен дать согласие на проведение родов. Это совершенно официально и не входит в рамки обязательного медицинского страхования.

Мы проводим в год около четырёх тысяч родов, а всё остальное – это роды, которые распределяются по другим медицинским учреждениям Республики Крым.

– Какие расценки на коммерческие услуги?

– Цены на платные услуги утверждены приказом по ГБУЗ РК «РКБ им. Н. А. Семашко» и находятся в свободном доступе на сайте больницы. С врачами, оказывающими платные услуги, заключены соглашения. Но коммерческих родов у нас немного.

– Сколько времени может провести роженица в перинатальном центре?

– Преждевременных родов в перинатальном центре 14-15%, это в три раза больше, чем по всем родовспомогательным учреждениям Крыма. Поэтому у нас много малышей, которые родились раньше намеченного срока. Они вместе со своими родителями проходят трудный путь адаптации в нашем мире: сначала в реанимационном отделении, затем в отделении выхаживания недоношенных новорождённых. Это отличает перинатальный центр от других родовспомогательных учреждений. Женщина к нам госпитализируется после 22 недель беременности, если есть угроза её прерывания. Она может находиться под наблюдением до 34-35 недель, на этом сроке, если всё хорошо, мы можем её перевести на второй уровень. Это будут роды, хоть и преждевременные, но не экстремально ранние.

Если женщина рожает до 34-35 недель, то и мама и ребёнок находятся в отделении до того момента, когда их можно выписать домой. Порой это занимает два- три месяца.

 

Право на жизнь

– С каким самым маленьким весом у вас рождался малыш?

– 430 граммов. Самый крупный ребёнок весил около шести килограммов.

– Известно, что среди недоношенных немало инвалидов. Насколько оправданно выхаживание в отдельных случаях?

– Знаете, у нас каждый год проходит День недоношенного ребёнка. Это очень серьёзный праздник для нас – со слезами на глазах. Потому что в этот день к нам приходят дети, которые остались живы и здоровы. Может быть, не совсем здоровы, но они остались живы, и у них есть перспектива адекватной, эффективной жизни. И говорить о том, что мы сомневаемся, что им надо оказывать помощь, – это абсолютно неправильно. Мы в этом не сомневаемся! Ведь никто не может знать, что этому ребёнку предстоит в жизни.

Мы в этом году выпустили удивительный альбом (показывает нам. – Ред.), в котором родители дали нам возможность напечатать фотографии спасённых детей: какими они были в реанимации и какими стали сейчас. Есть ребёнок, который весил 650 граммов на 24-й неделе беременности. Разве мы можем сказать, что не нужно было оказывать ему помощь?

У нас ежегодно рождается около 90 детей весом до килограмма. В 2017 году новорождённых до полутора килограммов было 160 человек, в прошлом году таких детей родилось примерно столько же. Это ребёнок, который имеет право на здоровый старт в жизни, и самое главное в этой ситуации – сделать так, чтобы эти дети доезжали в перинатальный центр ещё внутриутробно. Патология у недоношенных детей может быть, а может и нет. Я могу точно сказать, что мы совершенствуемся и наши технологии не совпадают с теми, что были даже 10 лет назад. Мы научились делать многое более эффективно.

– Какие патологии у недоношенных детей чаще всего?

– Стандартные – это нарушение работы лёгких, так называемая бронхолёгочная дисплазия, патология слуха, зрения.

– Какой ребёнок считается недоношенным?

– На самом деле показателей недоношенности много – это рост, вес, окружность головы, грудной клетки и так далее. После 37 недель беременности и с весом 2,5 килограмма ребёнок считается доношенным. Хотя если у него гипотрофия, связанная с тем, что он просто получал недостаточное внутриматочное питание за счёт неэффективной работы плаценты, то он будет с низкой массой тела, но доношенный. Это называется синдром задержки внутриутробного развития плода.

 

34 койки на Крым

– Есть у вас новейшее оборудование, которого нет в других перинатальных центрах?

– Не думаю, что у нас есть такое оборудование, которого нет в материковых перинатальных центрах. Как правило, это определённый набор, которым должны быть оснащены перинатальные центры для эффективной работы. Сейчас мы будем получать аппарат искусственной вентиляции лёгких, адаптированный к весу от 350 граммов. Нам его купили за деньги фонда ОМС. Это очень дорогостоящее оборудование. Он имеет параметры, которых нет в других аппаратах, предназначенных для детей большего веса, роста и возраста.

– Недавно известный в России акушер-гинеколог, учёный Виктор Радзинский высказал мнение, что Крыму, как и в целом по стране, необходимо отказаться от родильных домов, их должны заменить перинатальные центры. Что вы об этом думаете?

– В этом есть определённый смысл. Проблема в том, что на первом уровне оказать ту медицинскую помощь, которая порой нужна женщине, сложно. Особенно там, где проходит мало родов. Если родов меньше 500 в год, значит, там одни, максимум двое родов в сутки. Идёт неэффективное использование средств и потенциала медицинского персонала – врачей, акушеров, санитарок. Снижается уровень квалификации специалистов. И если возникает экстренная ситуация, то ждать чёткого алгоритма действия для спасения пациента не всегда можно. Вероятнее всего, у Виктора Евсеевича был крик души, потому что материнская смертность хоть и снижается у нас, но тем не менее ещё высока. А снижается благодаря тому, что повсеместно строят такие перинатальные центры, развивается система маршрутизации пациентов.

Другое дело, что взять на себя все роды в Крыму нам на данный момент невозможно. На полуострове сейчас проходит порядка 20 тысяч родов в год, а наша мощность – только около 4 тысяч. То есть мы должны свои мощности увеличить в пять раз. Но кроме нас есть 1-й роддом в Симферополе, в котором проходит более двух тысяч родов, 2-й роддом, который дал в 2018 году три тысячи родов.

– Бывали сложные случаи, когда рожениц или мам с новорождёнными приходилось отправлять на материк, в другие учреждения?

– У нас разработана маршрутизация пациентов, о которой я уже сказала. Мы контролируем состояние беременных во всём Крыму и составляем план консультаций и госпитализаций пациентов с акушерской и соматической патологией. У нас используется телемедицинская связь по закрытым каналам для таких консультаций. Если есть необходимость, такая пациентка госпитализируется в перинатальный центр. В отделении патологии беременности – 34 койки. Активно работает ещё одно подразделение перинатального центра – медико-генетический центр, который проводит пренатальную диагностику, выявление врождённых аномалий плода. Если диагностируется данная патология плода, мы собираем пренатальный консилиум совместно с докторами детской республиканской больницы и главными специалистами Министерства здравоохранения Крыма. Он проходит у нас по четвергам. Обсуждаем каждую пациентку, каждую ситуацию, просчитываем, что может быть дальше, можем ли мы помочь ребёнку после рождения здесь или он должен родиться в другом центре, например, в Национальном медицинском исследовательском центре имени Кулакова или Алмазова.

 

Роженицы стали старше

– Чаще стала встречаться патология плода при первой беременности?

– К сожалению, это так. Здесь несколько причин: во-первых, сейчас рожают женщины, которые раньше не могли мечтать о материнстве в связи с заболеваниями и возрастом. Во-вторых, в последние 10-15 лет средний возраст первородящей женщины изменился до 29-30 лет. Если раньше 20-21 год – это был среднестатистический возраст для первых родов, то сейчас это 29-30 лет. Проблема в том, что женщины сейчас больше внимания уделяют карьере, статусу. Мы все не молодеем и не здоровеем, поэтому с возрастом накапливается груз экстрагенитальных патологий, которые отягощают течение беременности. Когда женщина к нам приходит с первой беременностью, то она имеет определённый фон, на котором эта беременность должна развиваться.

– Когда женщина впервые рожает после 40, есть большая вероятность, что у ребёнка будут генетические заболевания. Но если это второй и последующий ребёнок, то такой риск снижается?

– Нет, уже после 35 лет вероятность развития различных генетических аномалий резко возрастает именно потому, что организм наш не молодеет. Но мы сегодня, к сожалению, видим эти синдромы и в других возрастных группах. Поэтому всем женщинам настойчиво предлагаем делать в 12-13 недель первый скрининг, который показывает вероятность развития той или иной генетической патологии. Делается это бесплатно. Это необходимо, потому что если выявляется синдром Дауна, или Эдвардса, либо любой другой, то женщина должна принять решение: что дальше делать с беременностью. Вообще, эти патологии являются медицинским показанием для прерывания беременности до 22
недель.

– Оставляют таких детей?

– Бывает, некоторые всё равно рожают. Но это их осознанное решение, и мы помогаем вынашивать такую беременность и дальше.

– Но скрининг ведь тоже ошибается?

– Если скрининг даёт высокую вероятность развития генетической патологии, то у нас есть следующая часть исследования, которую женщина должна пройти. Проводится амниоцентез и исследуется набор хромосом у плода. Это не новая технология, она хорошо отработана. Такие исследования делаются регулярно.

– С годами синдромы Дауна и Эдвардса во внутриутробном развитии стали выявлять чаще?

– Нельзя сказать, что их число увеличилось. У нас нет эпидемии аномалий, слава богу, но просто каждая женщина должна понимать, что если она решила иметь ребёнка, значит, должна обследоваться до беременности, выявить проблемы и профилактировать развитие осложнений во время беременности. Мы говорим об осознанном материнстве, когда женщина и мужчина, создавая семью, понимают, что они хотят здорового ребёнка.

 

Баланс мальчиков и девочек

– Насколько часто женщины отказываются от детей?

– Это случается крайне редко. У нас в прошлом году был один такой случай. Это был доношенный здоровый ребёнок. Женщина социально неадаптированная, у неё уже было двое детей, от которых она отказалась. Она приехала к нам в родах, и мы, естественно, оказали ей помощь.

– Сколько детей родилось у вас в прошлом году?

– За год у нас появилось на свет 3720 младенцев.

– Было больше мальчиков или девочек?

– Это такая статистика неэффективная, потому что количество мальчиков такое же примерно, как и количество девочек. Если сегодня рождается больше девочек, то завтра родится больше мальчиков. Всё равно этот баланс остаётся.

– А есть ли приметы, чётко работающие на зачатие мальчика или девочки?

– За один половой акт в половые пути женщины попадает от 10 миллионов сперматозоидов – половина девочек и половина мальчиков. Скажите, какой человек может предугадать, какой сперматозоид из этих 10 миллионов может попасть в яйцеклетку и будет это мальчик или девочка? Я, честно сказать, работая больше 30 лет акушером-гинекологом, не понимаю, для чего это нужно – планировать конкретно мальчика или девочку? Если у пары возник подарок, по-другому я ребёнка даже назвать не могу, то этот ребёнок уже победитель, потому что один сперматозоид из всех 10 миллионов попал в яйцеклетку.

– Часто принимаете роды у женщин, которые не могут самостоятельно передвигаться?

– У нас ежегодно бывают такие пациентки, и мы точно знаем, как им помогать. Они у нас находятся на первом этаже перинатального центра, здесь есть доступная среда, они могут передвигаться на колясках, а рядом с ними находится человек, который им помогает. Родоразрешаются они путём кесарева сечения после соответствующего обследования и подготовки. Для них мы также обеспечиваем сов-местное пребывание матери и ребёнка.

Вообще, у нас в перинатальном центре кесаревых сечений примерно 35% среди всех родов, а 65% рожают сами.

– Как боретесь с теми, кто хочет рожать дома?

– Мы с ними не боремся. Мы пытаемся рассказать людям, что у нас прекрасные условия для родов. А дома это очень опасно, потому что роды, даже у абсолютно здоровой женщины, могут закончиться большой катастрофой. А так называемые духовные акушерки, доулы, не несут никакой юридической ответственности и, как правило, не имеют даже медицинского образования.

– Вы всю себя отдаёте работе или остаётся время для хобби?

– Всегда должна быть альтернатива, должно быть переключение, должны быть дополнительные позитивные эмоции. Для меня дайвинг – это удивительные ощущения. Это моё хобби. Мы вместе с мужем занимаемся дайвингом много лет, имеем соответствующие международные сертификаты и квалификацию. Мы погружаемся на глубину до 30 метров вдвоём и были в разных местах – Красное, Адриатическое, Средиземное моря. Очень любим Чёрное море.