Как теперь финансируется отделение детской гематологии в Крыму
Как теперь финансируется отделение детской гематологии в Крыму
26 декабря 2016 - 09:01
Как теперь финансируется отделение детской гематологии в Крыму 26 декабря 2016 - 09:01
Анна Кабикова

 

Раньше в Крыму постоянно собирали благотворительные средства на лечение онкобольных детей. Бюджетного финансирования не хватало даже на необходимые лекарства. Как сейчас обстоят дела  отделении онкологии и гематологии республиканской детской клинической больницы, узнавала «Крымская газета».
В отделении онкогематологии Республиканской детской больницы дети лечатся годами.
Фото: Антон ВОЛК

99% — за счёт государства

Отделение онкологии и гематологии республиканской больницы — единственное, где в Крыму получают лечение дети со злокачественными заболеваниями. По данным Министерства здравоохранения Республики Крым, сегодня практически вся медицинская помощь, в том числе и тяжелобольным пациентам, оказывается за счёт государства. Заведующий отделением онкологии и гематологии Валентин Усаченко.

– Сегодня лечение в отделении оплачивается практически полностью. Люди не платят ни за что. Финансирование медучреждений стало существенно лучше. Медикаменты: почти нет у нас этой проблемы. Единственное – иногда приходится докупать некоторые лекарства не по основному заболеванию, если случаются осложнения. Ведь нам купить тот или иной препарат достаточно непросто – нужно соблюсти процедуру тендера и прочее, – отмечает доктор.

Ещё одно исключение, по его словам, составляют исследования на том оборудовании, которого пока ещё нет в больнице.

– И то сейчас появился аппарат МРТ, компьютерный томограф, скорее всего, появится ближе к лету.

Завотделением уточняет, что данное оборудование стало возможным для больницы также благодаря бюджетным средствам. Ещё часть техники покупается за счёт денег, выделяемых попечительским советом лечебного учреждения. Часто средства из этого фонда идут и на оплату диагностики пациентов на уже упомянутом выше оборудовании, а также покупку тех дополнительных препаратов, о которых говорит Усаченко.

– То есть ранее средства попечительского совета мы тратили на медикаменты, но поскольку с ними стало значительно лучше, мы используем их на те виды обслуживания, которых нет в бюджетной сфере, например, необходимо обследование на более усовершенствованном аппарате. Мы договариваемся и из этих денег оплачиваем то, чего у нас нет.

Подчёркивая возросшую роль государства в оказании медицинской помощи, Валентин Усаченко отнюдь не умаляет роль общественности в этом процессе, хотя подчёркивает, что ранее, опять же в связи с матриальным положением лечебных учреждений, приходилось гораздо больше сотрудничать с общественными организациями, благотворительными фондами.

– В этом отделении, если разобраться, всё приобретено за внебюджетные средства. Мебель, аппаратура, ремонт раньше проводился за эти деньги. Сейчас, конечно, государство берёт эти функции на себя. Раньше мы работали с общественными организациями, спонсорам заказывали, но сейчас это не практикуется. Помощи хватает и так. 

Вместе с тем в отделение продолжают идти неравнодушные, желающие помочь.

– Идут частные лица. То, что мы просим купить, они покупают. Приносят, сдают, мы проводим через нашу бухгалтерию. Наши спонсоры в основном крымчане, многие из которых не хотят себя называть. Но если говорить о лечении, государство – это 99,9%, доля спонсоров в этом не так велика.

Творческий подход

Продолжая говорить об уровне медицинского обслуживания, который может позволить себе сегодня детское отделение онкогематологии, Валентин Усаченко отмечает, что сегодня все пациенты отделения, нуждающиеся в трансплантации, получают эту услугу в профильных институтах Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга. Хотя ещё три года назад такие дети были практически обречены.

– Надо было нам в прошлом году сделать двенадцати детям такую операцию, двенадцать её и получили. При Украине мы этого делать не могли.

Завотделением уточняет, что оплачиваются такие операции за счёт квот по линии федерального бюджета. Родители при этом платят за дорогу из Крыма и назад. Однако и в этом случае в отделении иногда находят возможность помочь людям за счёт внебюджетных источников, тех же спонсоров.

– Если возникает какая-то непредвиденная ситуация, человек не остаётся с ней один на один. Например, некоторые необходимые нам виды исследований предоставляются в Москве только за деньги. Так мы нашли там фонд, который их оплачивает. Оплачивается даже курьерская почта, которая направляет анализы в Москву. А родители часто даже не знают, какая работа проводится.

То есть на сегодня помощь людям, попавшим в сложную ситуацию, оказывается здесь своеобразным пакетом – господдержка плюс бонусом помощь из внебюджетных источников. Однако надо сказать, что за такой возможностью пациента скрыта большая работа целого коллектива конкретного отделения. Отсюда, наверно, и высокие положительные показатели.

– Если раньше у нас умирало 98% заболевших, то сейчас 80% – это выздоровление, – уточняет Валентин Усаченко.

Работают ли так в других отделениях – вопрос. Хотя, как выясняется, возможности есть.

Заработать на горе

Никто не спорит, что тяжёлая болезнь ребёнка – это не только большая беда, но и большие расходы для родителей. Несмотря на оказываемую помощь, денег всё равно не хватает. Признаёт это и Валентин Усаченко, хотя в то же время рассказывает, что обращений родителей с просьбой о материальной помощи стало гораздо меньше.

– По нашей линии число обращений родителей с просьбами о помощи значительно уменьшилось. Даже уже не помню, когда я такие письма читал, хотя раньше их было много, – говорит доктор. – Не понимаю родителей, которые постоянно кричат о том, что им нужны деньги. К сожалению, часто это нечестные люди, которые, получив всё, продолжают требовать. У нас была женщина, ей всё время 10 тысяч не хватало. Пришёл спонсор, мы ей дали десять тысяч, приходят другие – ей опять десять тысяч не хватает…

Некоторые родители, получив гуманитарную помощь, продолжают на неё рассчитывать и дальше, продолжает Усаченко:

– Есть даже такие семьи, что ребёнок уже здоров, снят с учёта, а они всё равно просят и просят. То есть это у них уже дополнительный источник финансирования.

Другое дело, отмечает завотделением, когда нужна срочная операция за рубежом. Тогда к сбору средств и оказанию помощи подключаются благотворительные фонды, которые могут существенно ускорить этот процесс.

– Иногда отдельные виды операций онкологическим больным нужно проводить за рубежом, не всё может, к сожалению, пока наша хирургия. На это также существуют бюджетные квоты, но скорее всего, речь идёт об очереди, а ведь всегда стоит вопрос времени, надо быстрее, поэтому всероссийские благотворительные фонды играют большую роль в этих случаях. Они собирают средства и значительно ускоряют процесс, – поясняет Валентин Усаченко.

Родители, чьи дети проходят лечение в отделении онкогематологии, иногда получают материальную помощь от спонсоров, желающих помочь отделению. А таких довольно много. Среди добровольцев даже школьники.

Ирина из Джанкоя, чей сын является пациентом отделения, рассказывает, что сама о помощи никогда не просила, тем не менее деньги нужны очень, даже на элементарные повседневные расходы – транспорт, продукты и т. д.

– Когда у меня ребёнок лежал тяжёлый в боксе, меня вызвали и вручили мне деньги. Для меня они были в помощь. Деньги нужны постоянно. Это те же поездки бесконечные. Да, мы зарабатываем, но всё равно очень много тратим.

 

Р. S. Сегодня лечение в крымском отделении онкогематологии проходят 28 детей. На прошлой неделе «Крымская газета» побывала в гостях в отделении и передала подарки его пациентам – канцтовары и сувениры, предоставленные ООО «Кинда».

ЦИФРЫ

 

От 50 до 60 детей ежегодно заболевают в Крыму злокачественными заболеваниями крови и солидными опухолями. В 2015 году зарегистрировано 40 случаев злокачественных новообразований среди детей от 0 до 14 лет.

Мальчики болеют чаще девочек. Часто опухоли выявляются у детей до 1 года.

12 975 детей состоят на учёте главного внештатного детского кардиолога.

В 2016 году бортом МЧС России из Крыма транспортировано 11 новорождённых, требующих экстренной кардиологической помощи.

За 10 месяцев 2016 года зарегистрировано 22 случая смертности от врождённых аномалий развития и 1 случай смерти ребёнка от злокачественного заболевания.

На 12 декабря за счёт средств федерального бюджета в медучреждения России для получения высокотехнологичной помощи направлен 891 ребёнок, пролечен 571.

За счёт средств ОМС – 1195 детей, пролечено 1169.