Как работают собаки в силовых ведомствах
Как работают собаки в силовых ведомствах
14 марта 2021 - 11:46 Фото из архива "Крымской газеты"
Как работают собаки в силовых ведомствах 14 марта 2021 - 11:46
Ванда Язвицкая

 

Несмотря на создание искусственного интеллекта, самую важную розыскную и следовую работу в правоохранительных органах по-прежнему доверяют собаке. Даже в шахматы роботы играть умеют, а вот соображать, как собака, ещё нет. Так как проходит жизнь и служба этих преданных и умных животных?

ВСЁ МОГУТ… КОБЕЛИ

Кинологическая служба имеется почти в каждом силовом ведомстве. Самые большие и серьёзные «собачьи» центры есть во ФСИН и МВД – именно там обучают собак всех специальностей. Хотя, как уверяют кинологи, научить работе в правоохранительных органах можно любую собаку. Но есть породы, которые подходят для службы лучше всего.

Конечно, именно немецкие овчарки были и остаются основными помощниками российских силовиков. Они составляют примерно половину всех служебных собак в России и хороши в поиске взрывчатки и наркотиков, подходят для задержания и конвоирования преступников.

А вот в последние годы у нас набирают популярность бельгийские овчарки – малинуа. Они очень активны и трудоспособны, отличаются большим желанием работать и удивительной выносливостью.

Восточноевропейская овчарка как порода создавалась в 1930-е годы в СССР для службы в Красной армии и для нужд народного хозяйства. Они уравновешенны, уверены в себе, но недоверчивы к посторонним. Восточноевропейские овчарки по сей день широко используются в ведомственных службах для охраны объектов и территорий, поиска взрывчатых и наркотических веществ, задержания и конвоирования нарушителей, а также для службы в погранвойсках, полиции и службе безопасности метрополитена.

Ротвейлеры же в основном работают в патрульно-постовой службе, подходят для задержания и конвоирования преступников. Но эти собаки своенравны и требуют долгой и упорной работы от кинолога.

Лабрадор наряду с немецкой овчаркой отличается наиболее острым чутьём, именно поэтому их можно чаще всего встретить в поисковых службах, в охране метрополитена и на таможне. Они способны находить взрывчатку и наркотики. Но эти собаки в силу своей исключительной дружелюбности не очень хороши в защите.

Кокер-спаниель – поисковик с отличным чутьём. Такие собаки хорошо находят взрывчатые вещества и наркотики и в основном работают в таможенной службе, где много вещей и нужно пролезть. Их также проще перевозить и запускать в помещения.

А ещё, несмотря на небольшой размер, не так давно в полиции начали работать с корги. Они отлично помогают в поиске наркотиков.

И «НЮХАЧИ», И «ТЕРРОРИСТКИ»

Служебные псы готовятся к работе в нескольких направлениях. Специальные заранее натренированы на несколько запахов – от одного до шести. Их ещё называют «нюхачками». Они обнюхивают машины, толпу на вокзале и зрителей на стадионе. Ищут разные виды наркотиков (на жаргоне кинологов их называют наркоманками); огнестрельное оружие (по запаху смазки и пороха); взрывчатку (столько веществ, на сколько натренируют). Вот их в шутку зовут террористками. В общем, специальные собаки умеют искать что угодно: мины, бомбы, гранаты; большие объёмы денег (реагируют на запах типографской краски); фальшивые деньги (запах свежей краски); компакт-диски, кассеты; мобильные телефоны; сигареты, табак; еду (любую); дичь и трупы.

Собаки ищут человека, документы, вещи. А ещё они могут поймать сбежавшего преступника или найти зарытый клад. А опознание собакой преступника документируется и принимается судом как доказательство. Патрульная же собака может работать на пункте ППС, на обходе территории, в ночной охране. В ночных патрулях псы работают на обнаружение чужака и обучены подавать сигнал бесшумно. Так, например, собака легла мордой в сторону подозреваемого, полежала, передала сообщение и пошла. Или села, указывая носом на объект, и спокойно сидит.

КАРАУЛ И КОНВОЙ

Караульные собаки делятся на сторожевых и обходно-сторожевых, чаще охраняют периметр в колониях и тюрьмах ФСИН. Обычно берут овчарок разных пород: они имеют острый слух, нюх, озлобленность и настороженность к чужим. Караульная собака умеет охранять конкретный объект, участок, вещь или человека. В основном зоны охраняют кавказские и среднеазиатские овчарки. Заступая на смену, собака получает охраняемый отрезок и команду «охранять», и она точно знает, что там не должен появиться ни один человек. Хотя могут поставить задачу пускать за периметр только охрану или только кинолога. И любого, кто приблизится к её участку, она сначала облает, а потом задержит.

Там же используются собаки конвойной специальности. Они сопровождают преступников. При попытке к бегству «объект» задерживается. Для кинолога собака – это спецсредство, которое он обязан контролировать. Но, если побег случился в отсутствие кинолога, собака задерживает беглеца самостоятельно. Вот эти псы не реагируют на выстрелы, яркий свет, крики и плохую погоду. Кстати, в ведомственных кинологических центрах стараются не обновлять генофонд служебных собак – такие качества, как злость и настороженность, передаются животному по наследству, поэтому щенков берут от самых суровых и внимательных.

СОПРОТИВЛЕНИЕ БЕСПОЛЕЗНО

Если собака работает в учреждениях ФСИН на досмотрах заключённых, её учат искать мобильные телефоны, оружие, заточки. Хотя во ФСИН самый широкий кинологический профиль – там работают абсолютно все собаки. Те, что обследуют камеры, обучены силовым и оборонительным приёмам. Они могут увернуться от удара или пинка, перехватить нож. И, конечно же, в камеры пускают собак покрупнее.

Как вспоминает бывший сотрудник УФСИН Крыма Андрей Л., помощь собак в СИЗО и колониях неоценима:

– В начале-середине бандитских девяностых следственные изоляторы были переполнены иногда в три раза. Были такие безбашенные зэки, что даже в баню с этажа спускать без собаки никак. А фонд собак не пополнялся, и их же ещё кормить надо… Спасло то, что многие владельцы больших собак отказывались от них – отдавали на службу к нам и в милицию, лишь бы кормили. И у нас появились высокопородные ротвейлеры, овчарки, даже кавказцы (те, конечно, работали по периметру). И сотрудники, далеко не кинологи, их и обучали, и кормили тем, что из дома несли. У некоторых такие злобные морды были, что арестанты и мысли не имели сопротивляться.