Олег Морозов: «Крым – это большой стартап»
Олег Морозов: «Крым – это большой стартап»
27 октября 2017 - 10:05
Олег Морозов: «Крым – это большой стартап» 27 октября 2017 - 10:05

Генеральный директор «Корпорации развития Республики Крым» Олег Морозов рассказал «Крымской газете», что увеличит поток инвестиций в регион, банковской системе и «Клубе инвесторов».
Генеральный директор «Корпорации развития Республики Крым» Олег Морозов . Фото: Михаил Гладчук

Ищем точки приложения усилий

– Олег Борисович, вы не крымчанин. Почему согласились возглавить корпорацию? Расскажите кратко о себе.

– Согласился потому, что Крым действительно интересный регион. Я считаю, что это место для реализации любых возможностей. Это большой стартап. А это всегда интересно. Я приехал в республику из Санкт-Петербурга. До этого работал в бизнесе. Последний, который у меня был, связан с судостроением. До этого были логистические компании.

– «Корпорация развития Республики Крым» – региональный институт развития, созданный 25 ноября 2015 года по инициативе Совета министров. Для полуострова структура новая, для РФ нет. Что отличает её от аналогичных структур в других регионах России?

– Практически ничего, везде решают примерно одни и те же задачи. Если коротко, это работа с инвесторами в форме одного окна. Как говорится, они получают из одних рук полный перечень услуг, связанных с объяснением и сопровождением той или иной инвестиционной деятельности. Как и другие аналогичные структуры, мы должны создавать благоприятный инвестиционный климат, площадки и сопровождать инвесторов в рамках реализации их проектов. Как правило, это осуществление функций технического заказчика по строительству индустриальных парков и последующей их эксплуатации в виде управляющих компаний.

– То есть занимаетесь только индустриальными парками?

– Помимо этого, конечно, все корпорации, и мы не исключение, стараются находить точки приложения своих усилий и компетенции и реализовывать собственные проекты. В основном в тех сегментах экономики, которые требуют быстрого решения имеющихся социальных или экономических программ. В каждом регионе они разные. Для Республики Крым, понятно, задачей № 1 является доведение до среднестатистического российского уровня отсталой инфраструктуры. И на это направлены деньги федеральной целевой программы. И там, куда они поступают, эта инфраструктура создаётся, строятся объекты. А это значит, появляются площадки, где инвестор может получить новую территорию, которая имеет все возможности подключения к коммуникациям, и реализовать тот или иной проект. Начиная со строительства жилья и заканчивая каким-то производством. Касаемо наших собственных проектов… Учитывая, что в Крыму пока практически отсутствует конкуренция, отстаёт инфраструктура и почти отсутствует сервис, теоретически они могут быть реализованы в любой сфере экономики.

– Конкретные примеры уже есть?

– Один из проектов, который уже заработал, – «Крымский медицинский центр». Мы создали нашу «дочку» в прошлом году, наполнили центр современным оборудованием. Это ООО, которое получило медицинскую лицензию, у которого есть современное оборудование в виде двух медицинских автобусов. В них 18 рабочих мест, оснащённых современной медицинской аппаратурой для проведения профосмотров, диспансеризации, взятия анализов и т. д. Автобусы ездят по Республике Крым и готовы оказывать медуслуги как физическим, так и юридическим лицам. Мы посчитали, что этот проект реализовать необходимо, так как в ближайшие два года будет принято решение о том, что у нас, помимо гражданского паспорта, будет ещё и медицинский. Соответственно, информация, которая будет в него вноситься, станет базой данных и для работодателей.

Где чья земля?

– Почему не все проекты, которые крайне востребованы и необходимы Крыму, пока удаётся реализовывать?

– Один из моментов: в регионе до конца не сформированы земельные участки. Поэтому часто, подыскивая потенциальному инвестору площадку, мы не понимаем ещё, где и чья земля. Как только закончится генпланирование посёлков, муниципальных образований и городов, нам будет работать гораздо легче. И поток инвесторов увеличится. И, соответственно, времени на реализацию проектов будет тратиться гораздо меньше. А сейчас, например, гипотетически мы понимаем: есть свободный участок земли. Но часто, когда начинаем его рассматривать в качестве площадки для инвестора, выясняется, что на него у кого-то были документы ещё в советское время. И этот человек имеет право предоставления этих документов на этот земельный участок. Где-то идёт наложение, где-то выявляются собственники федеральные. Допустим, земли принадлежат ФАНО. Участок передать надо, а механизм сложный. Не все ещё воспользовались своим правом перерегистрации из украинского поля в российское. Почему? Потому что сам факт перерегистрации автоматически тянет за собой постановку на налоговый учёт.

– А ещё люди не хотят стоять в очередях на перерегистрацию.

– Согласен. Это тоже влияет на ситуацию. Но мы понимаем, что в ближайшее время земельная база должна перейти в цифру, и, как только это произойдёт, все сроки для инвесторов будут сокращаться на порядок.

– В чём главные преимущества Крыма для них, по-вашему?

– Считаю, что для Крыма основное преимущество, конечно же, его климат. Потому что в первую очередь Крым – это не промышленный центр.

– Позвольте с вами не согласится на этот счёт.

– Можно поспорить. Но всё равно у нас есть актив, с которым мы должны работать трепетно. И называется он туристический поток. Если он будет находиться на том уровне, который был в 2015 году, не будет снижаться, наоборот, увеличится, то за этим турпотоком и сервисом, который сопутствует ему, будут подтягиваться все остальные отрасли экономики полуострова.

– Но ведь туризм у нас – сезонное явление.

– Туризм, это штука, которая должна работать 365 дней в году. Опять же, после распада Союза санаторно-курортную систему Крыма гробили. Так же, как и убивали систему торгкооперации, которая поставляла продукты в здравницы. Разрушили обе системы. Во время Союза Крым был полуостров, с ним было автодорожное и железнодорожное сообщение. Мы уже три года живём в режиме острова. Логистика разрушена. Мост построят, а вслед за ним все процессы пойдут гораздо быстрее. Это значит, что у нас должны появляться совершенно иные требования к местам отдыха, развлечений и т.д., всё должно быть по-другому. Нам не нужно конкурировать с Турцией, а следует искать свою нишу и максимально использовать те ресурсы, которые в Крыму есть, и создавать комфортную инфраструктуру. А это трасса «Таврида», новый аэропорт и другие. За ними всё потихонечку подтянется. Учитывая, опять-таки, климатические условия Крыма, я прогнозирую, что после открытия моста очень быстро, наверное, на полмиллиона увеличится число жителей на полуострове. Это, опять же, рост – они будут есть, пить, платить налоги и т. д.

200 смелых

– Кто сегодня готов вкладывать средства в Крым?

– Существенной проблемой, которая сегодня останавливает заход к нам инвесторов, является, конечно, режим санкций. По нам он бьёт только в том смысле, что в республике не развита банковская система, её как таковой нет. Банки, которые у нас есть, по сути, работают на выдачу зарплаты и кассовое обслуживание местных жителей и приезжих. Как инвестиционные инструменты они полностью не заработали. Поэтому как только у нас произойдёт укрупнение банков либо появятся свободные деньги, всё будет по-другому. Крым на сегодняшний день – место прямых инвестиций, когда у инвестора есть деньги и он на них хочет что-то купить или построить. При этом может рассчитывать пока только на себя, что тоже является существенным порогом для многих инвесторов.

– Но ведь такие смельчаки или дальновидные бизнесмены находятся?

– Конечно. На сегодняшний день у нас уже подписано порядка 200 инвестиционных соглашений. 34 из них – в стадии успешной реализации, а 40 практически подходят к этой стадии.

– Лёд тронулся.

– Надо понимать, что когда мы говорим «в практической стадии реализации», это значит, что люди уже заключили договоры и начали платить за имущество, землю, расставаться со своими деньгами. То есть бюджет начал получать деньги.

– И стена недоверия, а может быть, и страха просчитаться у инвесторов рушится?

– Стены нет. Еще раз подчёркиваю, если бы у нас была открытая система оборота земли и имущества, всё было откадастрировано, размежёвано, поставлено на государственный учёт и эта база работала, инвесторов было бы больше. Но пока в этом плане есть сложности. Поэтому практически каждого инвестора мы водим за руку, чтобы, не дай бог, не передумал, не ушёл с «кровно нажитыми». Не надо забывать, что у нас есть свободная экономическая зона. И по сравнению с другими регионами это беспрецедентные меры поддержки тех предпринимателей, которые решают зарегистрироваться и стать участниками СЭЗ: налог на прибыль ниже, страховые взносы тоже, налог на землю – ноль в течение трёх лет. По крайне мере, в своей предыдущей практике я таких условий не встречал. Поэтому преимуществами СЭЗ надо пользоваться, они уравновешивают режим санкций, который у нас есть.

Продать Крым

– Какими качествами надо обладать, чтобы уговорить, скажем так, непростого инвестора работать в Крыму уже сегодня, вложить свои «кровные» в экономику республики?

– (Смеётся.) Во-первых, надо быть психологически устойчивым. Потому что инвесторы бывают разные, некоторые – несдержанные. И, во-вторых, конечно, надо обладать качествами «продажника». Потому что по факту ты продаёшь инвестору Крым. И, соответственно, у тебя должны быть чистые руки, горячее сердце и холодная голова. Для меня большой плюс в том, что до того, как возглавил корпорацию, я работал со многими известными людьми, в том числе и с входящими в российский список Forbes. Я лично их знаю, знаю, как кого готовить, понимаю, чего от человека можно ожидать. Не скажу, что я мастер на все руки, но в данном случае предыдущий опыт мне здорово помогает, есть на что облокотиться.

– Понятно, что работа по привлечению инвесторов в Крым не имеет конца. И всё же, для себя лично вы установили какую-то планку, рубеж, достигнув которых скажете: «Мавр сделал своё дело»?

– Планки нет. Я сейчас решаю конкретные задачи, которые перед нами стоят. Нам нужно построить индустриальные парки. С одним из них мы уже должны выйти из экспертизы. Если это сделаем, считайте, один из этапов пройден. Следующий – стройка. Я хочу увидеть новые заводы. По-этому как такового рубежа нет, он, наверное, появляется, когда у тебя пропадает интерес. У меня он не пропадает (смеётся). И все мои действия направлены на то, чтобы как можно быстрее менялся Крым.

– Какой ваш любимый инвестпроект?

– Из тех, которые мы мониторим, я бы не стал выделять какой-то конкретный. Они все любимые, потому что все выстраданные, выхоженные. Поэтому не буду обижать никого из тех, кто сегодня реализует свои проекты в Крыму.

– Инвесторы, которые уже работают у нас, стараются быть в тени? Во всяком случае, складывается такое впечатление. Крымчане мало знают о них.

– Наверное, ещё время не пришло. У нас, кстати, есть проект, который мы обсудили с Министерством экономического развития и будем презентовать – создание «Клуба инвесторов». Это будет открытая для широких масс общественная организация, в которую мы пригласим тех людей, которые уже реализуют свои проекты в республике. Потому что статистика статистикой, а обывателю она мало что говорит, ему хочется увидеть всё своими глазами.