Как попадают за решётку запрещённые мобильные телефоны
Как попадают за решётку запрещённые мобильные телефоны
22 января 2021 - 15:25 Изображение: povodar.ru
Как попадают за решётку запрещённые мобильные телефоны 22 января 2021 - 15:25
Ванда Язвицкая

По данным полиции, ущерб от мошеннических звонков заключённых СИЗО и колоний
в 2020 году составил 1,8 миллиарда рублей. Конечно же, ФСИН РФ заявила, что будет бороться с тюремными «колл-центрами»…

В СИЗО СО ВСЕМИ УДОБСТВАМИ

В разгар прошлого лета был показан спецрепортаж из московского СИЗО «Матросская тишина», где силовики накрыли подпольный «колл-центр». Причём оперативникам пришлось силой открывать дверь в камеру – заключённые их не пускали. При обыске обнаружили более 20 мобильных телефонов, зарядные устройства, СИМ-карты и даже Wi-Fi-роутер. А шнуры от розеток были протянуты к кроватям, чтобы пользоваться ими даже лёжа.

Поскольку досмотр был неожиданным и сидельцам не дали подготовиться и спрятать всё в тайники (они здесь повсюду), обыск вышел весьма результативным. Телефоны нынешним зекам нужны не столько, чтобы общаться со скучающей роднёй, сколько для того, чтобы обзванивать наивных граждан и выманивать у них деньги.

Как попадают категорически запрещённые средства связи в руки сидельцев? Довольно просто: их передают через адвокатов, при свидании с родными, перебрасывают через ограждения, присылают в консервных банках или в подошвах обуви. Симки нередко проносят во рту.

Есть ещё понятие «воровские симки» (когда на зону заносят по 20-40 сим-карт для общего пользования). Часть из них нигде не зарегистрированные, чистые – с них и звонят. А часть кому-то принадлежали, каждую из таких пробивают: к кому прикреплены, к какому банку телефонный номер подключён. Впрочем, немало телефонов заходят в зону через «зелёнку» – проносят их жадные на деньги сотрудники ФСИН. И с каждым годом таких становятся всё больше, как и приговоров суда за это.

Правоохранители уверяют, что сотрудникам учреждений в большинстве случаев удаётся перехватить такую передачу. Так, за последние два года было изъято около 60 тысяч мобильных при попытке их доставки в изоляторы и исправительные колонии.

КАК ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ…

Зарождался этот вид тюремного бизнеса в начале нулевых, когда «омобилилось» почти всё население. Но на первых порах к тем, кто занимался разводом по телефону, сами арестанты относились неодобрительно, да и промышлять этим делом было сложно.

Зато у каждого был собственный способ – этакая личная разработка. А самый популярный развод прошлых лет – сообщение о крупном денежном выигрыше. Впрочем, кое-где такой номер проходит и сейчас. Причём человек даже не задумывается о том, что ни в каком розыгрыше он и не участвовал. Ах, эти лёгкие деньги…

Суть проста. Вам звонит неизвестный и радостно сообщает: «Вас беспокоит служба «Энского радио». Поздравляем! Вы вы-играли 200 тысяч рублей». А чтобы получить свалившуюся на голову сумму, просят всего-то заплатить налог в 13%, положенный по закону…

ГДЕ ВЗЯЛ? КУПИЛ

Оказывается, и с персональными данными у тюремных аферистов нет проблем. Правоохранители признают, что в сеть постоянно сливают базы данных сотовых операторов. В них указаны ФИО, год рождения человека и адрес. Зная это, уже можно разрабатывать свой сценарий.

Персональные данные зло-умышленники могут получить и прямо из банков – малооплачиваемые сотрудники низкого ранга этим часто занимаются. За условные 15-20 тысяч рублей они могут передавать мошенникам небольшие объёмы персональных данных клиентов.

Например, в прошлом году киберпреступники украли данные 60 млн кредитных карт крупного российского банка. И его руководитель признал, что данные умыкнули, вероятно, сотрудники самого банка.

Адвокат Александр Гончаров советует:

– Насторожитесь, если у вас попросили назвать номер банковской карты и код на её обороте, это как раз служба безопасности «тюремного банка». На предложение «оператора» назвать паспортные данные, скажите, что вы сейчас рядом с отделением и готовы там всё показать.

А на просьбу «прокурора» или «следователя» (бывает и такое) сообщить адрес или номер паспорта, запишите его ФИО, должность, место работы и пообещайте перезвонить на служебный телефон. По иронии судьбы, тюремные мошенники любят именно так добывать нужную им информацию.

ГЛУШИТЬ КАК РЫБУ

Чтобы обезопасить россиян от мошенников-сидельцев, в отечественных колониях и СИЗО решили установить глушилки мобильной связи. Но пока этот подход вызывает много критики, потому что без связи останутся не только заключённое, но и сотрудники пенитенциарных учреждений. А это чревато серьёзными последствиями.

Так, в США за использование глушилок грозит наказание – есть риск, что люди не смогут дозвониться до экстренных служб.

При этом невозможно заглушить отдельный телефон или разговор: это помехи для всех, кто находится в зоне действия глушилки. Если не анализировать содержание разговора, то, чтобы блокировать «плохие», остаются статистические методы. Например, частота или концентрация звонков, как будто звонят по определённому списку (по номерам абонентов отдельного банка/региона/города). Но в таком случае есть вероятность грубых ошибок, метод-то не очень надёжный.

Хотя можно работать более тонко, сотрудничая с операторами сотовой связи. Поскольку к их базовым станциям привязываются сами устройства, отдавая им свои идентификаторы, то, ещё до соединения абонентов между собой оператор знает, кто и кому звонит. Можно взять номера телефонов сотрудников исправительного учреждения и занести в белый список. И запретить базовой станции соединять звонки для тех, кто в этом списке не состоит.