Как меняется русский язык: интервью с филологом Романом Забаштой
Как меняется русский язык: интервью с филологом Романом Забаштой
26 ноября 2021 - 10:20 Фото: Евгений Летов
Как меняется русский язык: интервью с филологом Романом Забаштой 26 ноября 2021 - 10:20
Елена Озерян

 

Российское правительство подготовило проект постановления «Об утверждении правил русской орфографии». Языковая проблема давно назрела. Параллельный язык, на котором общаются подростки в социальных сетях и мессенджерах, всё больше выходит из-под контроля и начинает диктовать словесную моду. К чему эти тенденции в развитии русского языка могут привести, «Крымская газета» спросила у кандидата филологических наук, доцента кафедры русского, славянского и общего языкознания Института филологии КФУ имени В. И. Вернадского Романа Забашты.

Экономим силы?

– Роман Валентинович, действительно ли современный русский язык стремится к экономии языковых усилий и времени? Это общемировая тенденция?

– Любой язык под воздействием внешних факторов изменяется. Вы назвали один из таких факторов: экономию речевых усилий. Например, раньше слово «сон» писалось с двумя ерами («сънъ»), и оба произносились. Но люди просто стали быстрее разговаривать, и поэтому фонетический облик слов изменился. Любой язык в известной степени упрощается. Так, китайский сохранил лишь шесть тонов и утратил за последние столетия 12! Всё большую популярность в мире приобретает так называемый «бейсик инглиш» (Basic English) – вариант английского языка, стирающий границы между национальными вариантами этого языка и представляющий минимум, который необходим для общения в разных стандартных сферах. Говорить, что подростки создали свой, электронный язык, при использовании которого важнее изображение, чем словесная информация, на мой взгляд, не совсем правильно. Ведь, по сути, мем – это единица масскультурной информации и, конечно, жанр интернет-коммуникации. Вместе с тем для мема важны и изображения, и текст. Просто для таких форм виртуального взаимодействия уже сформировались свои законы выражения и свой жаргон.

– Некоторые филологи всерьёз говорят, что необходимо озаботиться расширением словарного запаса поколения Z, поскольку уровень владения родным языком у многих молодых едва достигает базового.

– Филологи всегда стоят на страже речевого порядка. И наши опасения вполне понятны: есть система норм русского литературного языка, и любому человеку, оканчивающему среднюю школу, следовало бы овладеть этой системой. Но не потому, что учителя и филологи этого требуют, а потому, что владение литературным языком даёт человеку большие, вполне прагматичные возможности, например, для получения образования, для карьеры… Кстати, обсуждаемый сейчас новый свод правил русской орфографии в том числе призван дать нормативную оценку словам, которые русский язык совсем недавно принял в состав своей системы. То есть цель филологов – предложить единые правила написания новых слов, позволяющие избежать вариативности на письме. Понятно, что заимствованных слов огромное количество, и эти процессы влияют на русский язык.

– К чему это может привести?

– Это неминуемо приведёт к изменению литературных норм. Насколько велико влияние на литературный язык норм различных жаргонов, настолько чаще возникают прецеденты изменения норм литературного языка. Например, в древнерусском языке было слово «око», оно являлось основным средством выражения понятия об органе зрения. А в игровом жаргоне позднего Средневековья существовало слово «глаз», обозначавшее камешек, используемый в игре для метания. Прошло время, и именно жаргонное слово «глаз» заменило «око». Это нормально для языка: все живые языки изменяются. Но следует учесть, что, кроме языковой грамотности, существует функциональная грамотность, связанная с формированием с помощью языка многомерных и объективных представлений о мире. Так, если лет через 50 вместо слова «хорошо» будут отвечать «норм», с этим можно будет согласиться, потому что это всего лишь переосмысленная форма выражения одного и того же понятия. Но если вместо слов «прекрасно», «неописуемо», «восхитительно», «отлично» и подобных всегда будет использована номинация «норм», тогда мы будем вынуждены констатировать деградацию картины мира носителей русского языка – системы представлений о действительности. Поэтому считаю, что обучение родному языку – важнейшая
задача.

И с далем не посчитались

– И взрослые люди в соцсетях тоже нередко коверкают слова и пишут на каком-то птичьем языке, пытаются одним знаком или коротким SMS передать гамму чувств и эмоций. Не обедняем ли мы общение таким образом?

– Я думаю, что если у нас появилась возможность ёмко выразить себя и своё отношение к ситуации с помощью кратких средств, то это хорошо. Важно понимать, что такое «нормальный русский язык». Учителя почти всегда имеют в виду именно литературный язык. Но сферы использования русского языка не ограничиваются только этим типом. Существуют жаргоны, просторечие, профессиональные подъязыки, региональные и национальные варианты языка. Даже разговорно-обиходную речь некоторые лингвисты стали выводить из объёма понятия «литературный язык», поскольку в этом коммуникативном регистре используются определённые правила и лексика. Если взрослые люди используют «спс» вместо «спасибо», почему мы должны оценивать эту форму выражения как «птичий язык»? Важнее другое: у пишущего появился выбор между различными способами выражения мысли, оценки, отношения. И это хорошо. Плохо, когда, например, студент не понимает, что так отвечать преподавателю невежливо, поскольку это форма совершенно из другого регистра. Меня расстраивают мэйлы студентов с такими сообщениями: «Кидаю вам конспект». Так и хочется ответить: «Спс. Норм». Но сдерживаюсь.

– Практически вся терминология соцсетей заимствована из английского языка: френды, лайки, репосты… Надо ли заменять их на русскоязычные аналоги, как предлагают некоторые эксперты?

– У языка есть два способа обрести обозначение нового явления в своей системе: создать новое слово с помощью своих ресурсов или заимствовать из другого языка в готовом виде. Язык – это языковая деятельность его носителей. Они начинают использовать новые слова в речи. И если такая форма обозначения нового явления получает широкое распространение, то противостоять уже невозможно. Да, Владимир Иванович Даль предлагал калоши называть по-русски «мокроступами», но это был лишь один носитель русского языка, пусть и великий. Большинство русско­язычных людей посчитало удобным использовать другую номинацию. Заменять её в приказном порядке – антинаучно, поскольку языкознание исследует речевое поведение носителей языка, регулярно фиксирует и описывает в грамматиках и словарях то, какие нормы изменились. Это называется кодификацией. Лингвисты регулярно кодифицируют и заимствованные слова, которые попадают на страницы словарей иностранных слов. Это означает, что такие слова нужны в условиях сегодняшней коммуникации на русском языке и что они уже вошли в его в лексический состав. На какой исторический период, как долго они будут в активном запасе? Это покажут время и развитие нашего общества.

Мирное соcуществование

– Нынешним летом член Совета Федерации от Крыма Сергей Цеков попросил генпрокурора России Игоря Краснова проверить Госкомитет молодёжной политики Крыма и вышестоящие инстанции на предмет чрезмерного использования иностранных слов в официальных документах. Цеков сослался на закон «О государственном языке». Насколько чрезмерное употребление иностранных слов вредит русскому литературному языку и возможно ли «мирное сосуществование»?

– По этому поводу вспоминается один пример. Пушкин в письме супруге Наталье Гончаровой объясняет значение слова «велосифер»: «По-русски «велосифер» – это поспешный дилижанс». Для Пушкина варваризм «велосифер» ещё не русское слово, а «дилижанс», имеющее французское происхождение, уже вполне для него родное. Существует разница в восприятии новых слов представителями разных поколений. Для 50-летнего русскоговорящего «гаджет» – это неологизм, а для 20-летнего – нормальное русское слово. Использование русского языка в функции государственного, безусловно, требует соблюдения правил русского литературного языка. И, насколько я помню, закон не допускает использования в официальных текстах иностранных слов, имеющих общепонятный русский эквивалент. В этом вопросе, действительно, нужен контроль. Хотя, к примеру, история со словом «риелтор» в 2000-х годах. Я нашёл четыре орфографических варианта этого слова в словарях иностранных слов русского языка того времени. Но прошло время, и остался один, нормативный. Язык сам решил через его носителей, что нужно, а что нет. Поэтому мирное сосуществование слов разного происхождения – это та реальность, в которой функционирует любой активно развивающийся язык.

Стандарты и реальность

– Но характер заимствований сегодня настолько значителен, что наш язык изменяется очень сильно. Не утратим ли мы в результате русский литературный язык, а в итоге – наш культурный код?

– Заимствований, действительно, много. Такие периоды в нашей истории уже были. Например, в эпоху Петра I… И тогда, и сейчас заимствования были обусловлены необходимостью обозначения новых реалий. Сегодня происходит то же самое, с той лишь разницей, что заимствования происходят преимущественно из английского языка и касаются банковской и финансовой сфер, а также технологий и Интернета. Есть ещё один нюанс в сегодняшней ситуации: с помощью телекоммуникационных средств легче влиять на массы людей, на их поведение, речь, легче прививать новые стереотипы, модные фразы… Почему среди молодёжи так популярно блогерство? Считается, что для этого не нужно специально готовиться, получать знания, диплом об образовании. Раньше право на использование письменного языка имели специально обученные люди, причём с религиозной подготовкой, церковнослужители, дьяки, теперь же вещать что угодно может любой, у кого есть камера, смартфон, подключение к Интернету. И здесь примечательна оценка обществом значимости тех или иных слов. К примеру, пару лет назад, слово «хайп» было названо самым модным словом года. И уже сейчас появилось достаточное количество производной от этого слова лексики: «хайповый», «хайпануть», «хайпово», «хайпожор». Конечно, все эти слова не относятся к литературной речи. Кстати, в этом году, в 2021-м, наиболее частотными стали такие слова, как «вакцина», «вакцинация». Так что категория престижа – новый объект исследований в социолингвистике, но очень интересный. Полагаю, что государство и общество вправе бороться за высокие стандарты речевого поведения и устанавливать свою моду на что-либо значимое для нации. Разумеется, поддержка развития государственного языка важна для сохранения языковой и культурной идентичности.

– Есть ли в других языках заимствования из русского?

– Конечно, есть. Я бы условно разделил такие слова на две группы: первая – заимствования, которые передают русскую национально окрашенную и безэквивалентную лексику, например, «борщ», «балалайка», «царь», «авось» и т. п., а вторая – заимствования, получившие в европейских языках обозначение новых понятий, ставших известными русским раньше других, например, слово «мамонт» для английского языка. Особое отношение в этом смысле имеют слова «космического» происхождения. Советский Союз дал миру наименования, связанные с освоением космоса и созданием соответствующей техники. Достаточно вспомнить, что русские однокоренные слова «космос» и «космонавт» вытеснили французские эквиваленты, которые обозначали пространство вообще. Хотя слово «космос» мы позаимствовали у греческого языка. А слово «спутник» сегодня переживает свою реинкарнацию благодаря российской вакцине. Известны не только отдельные заимствования, но и русские пиджины – языки, представляющие собой смесь лексики и грамматики русского и иностранного языков для особых нужд. Таков, например, руссенорск – язык-посредник в торговле между норвежскими и русскими купцами. К сожалению, он практически исчез к началу прошлого века, но русская лексика использовалась норвежцами весьма длительное время. Можно предположить, что и на российско-китайской границе есть такие пиджины. Чем более мощным в информационном смысле является язык, тем активнее другие языки заимствуют из него какую-то лексику. Поэтому мы, россияне, заинтересованы в развитии нашего языка. Хочется верить, что и в науке, и в культуре, и в технологиях пальма первенства будет принадлежать русскому языку как средству передачи знаний и взаимодействия людей.

БЛИЦ-ОПРОС

– Где вам хотелось бы жить на пенсии?
– Там, где мои родные и друзья.

– На какие недостатки вы можете закрыть глаза?
– На те, которые не меняют доброй сущности человека.

– Кто для вас пример для подражания?
– Все люди, обладающие невероятной трудоспособностью. Очень хочется достичь их уровня.

– Опишите себя тремя словами.
– Не люблю субъективные эпитеты.

– Ваше слово-паразит?
– За собой не замечал таких.

– За что вы можете забанить человека в соцсетях?
– За переступание границ дозволенного.

– Выигрывали ли вы в лотерею?
– Не играю.

– Для кого хотели бы попросить счастья?
– Если свершение зависит от моей просьбы, то для всех тех, кто приложил большие усилия, чтобы стать здоровым.

– Где вы любите отдыхать?
– Люблю природу, море, лес… Но можно прекрасно отдохнуть и дома за чтением хорошей книги.

– Как вы представляете себе идеальный день?
– Встреча с человеком, который любит и ценит тебя.

– Если бы вы могли есть только одно блюдо всю вашу жизнь, что бы это было?
– Не думаю, что есть такое блюдо, которое я бы захотел есть на завтрак, обед и ужин в течение всей жизни.

Контрольные, результаты ЕГЭ и престиж труда учителя: интервью с министром образования РК Валентиной Лаврик >>