Жить в Ялте по-домашнему
Жить в Ялте по-домашнему
25 октября 2015 - 20:02
Жить в Ялте по-домашнему 25 октября 2015 - 20:02
Ирина Гуливатая

 

117 лет назад Чехов купил участок земли в Крыму 
«Одно – жить в Ялте в гостинице, и совсем другое – жить дома, в хорошей квартире, иметь свой балкон, свой сад, и кто здесь не жил по-домашнему, тот и понятия не имеет об Ялте и Крыме», – писал Чехов одному из своих адресатов в феврале 1899‑го. Незадолго до этого, в конце октября 1898‑го, писатель купил участок земли недалеко от Ялты и приступил к постройке дома.
Белая дача в Аутке. 1900 г. Фото: chekhov-yalta.org

Пуп земли с видом на море 

В письме сестре в октябре 1898 года Чехов сообщал: «местные доктора настойчиво советуют завести себе маленький домик в Ялте. Такой домик, чтобы, уезжая, можно было запирать его и брать с собой ключ. Здешний банк даёт деньги на дом, и я уже подглядел землю; маленький пуп земли с превосходным видом на море и горы». А через год он уже писал Мизиновой: «Я покупаю (в долг) участок около Ялты, чтобы иметь недвижимость, на которой я мог бы зимовать и разводить на досуге ненавистный Вам крыжовник. Уголок, который я покупаю, расположен в живописной местности; виды на море, на горы. Свой виноградник, свой колодезь. Это в 20 минутах ходьбы от Ялты. Уже начертил план, причём не забыл и гостей, отвёл для них комнатку в подвальном этаже; в этой комнатке, в отсутствие гостей, будут жить индюшки». 25 октября 1898‑го Чехов пишет брату: «Послезавтра совершаю купчую крепость. Покупаю участок в Аутке, в 20 минутах ходьбы от моря; чудесный вид во все стороны, на море, на горы; сад, виноградник, колодезь, водопровод, канализация, и места достаточно даже для того, чтобы иметь огород». На этом участке и была построена знаменитая Белая дача. Ялта с тех пор разрослась, и теперь эта земля находится почти в центре города. Дом с мезонином построили по проекту московского архитектора Льва Шаповалова, и в сентябре 1899‑го хозяева заселили его.

Фото: chekhov-yalta.org. Чехов у своего дома в Аутке. 1900 г. 

«Сад будет необыкновенный» 

Когда Чехов писал о разведении на участке крыжовника, он нисколько не шутил – дом ещё не был достроен, а писатель уже сажал цветы и деревья. И радовался тому, что «участок, с городской точки зрения, большой; поместится и сад, и цветник, и огород». Из Никитского сада, из питомников Одессы и Батуми писателю присылали саженцы, семена, клубни, цветочную рассаду. В письме Немировичу-Данченко Чехов сообщал: «Сад будет необыкновенный. Сажаю я сам, собственноручно. Одних роз посадил сто – и все самые благородные». Полушутя он называл садоводство своим любимым, своим главным делом: «Если бы я теперь бросил литературу и сделался садовником, то это было бы очень хорошо, это прибавило бы мне лет десять жизни». В начале марта 1899‑го Чехов писал сестре: «Вчера и сегодня я сажал на участке деревья и буквально блаженствовал, так хорошо, так тепло и поэтично. Просто один восторг. Я посадил 12 черешен, 4 пирамидальных шелковицы, два миндаля и ещё кое-что. Деревья хорошие, скоро дадут плоды. И старые деревья начинают распускаться, груша цветёт, миндаль тоже цветёт розовыми цветами». В эти же дни он заказал в садовом заведении «Синоп» некоторые растения, в том числе и довольно оригинальные: два вида амариллисов, гладиолусы, три вида гинериума («трава пампы»), тростник, два вида юкки, восемь видов бамбука. 31 марта Чехов сообщал в переписке: «Петушки посажены. Осенью посажу их тысячи. Дом всё растёт и растёт». А вернувшись в Ялту в июле после двухмесячного отсутствия, радостно отмечал: «Все деревья, которые я посадил, принялись. Конопля, рицинусы и подсолнухи тянутся до неба». Всего на своём участке Чехов посадил растения 159 видов (все они были старательно вписаны в особую тетрадку). До наших дней сохранилось около половины из них.

Воздух чистый, как на небе 

Участок земли в Аутке был не единственным недвижимым имуществом, приобретённым писателем в Крыму. Была ещё дача в Гурзуфе, купленная в 1900‑м и сохранившаяся до наших дней, и было имение между Алупкой и Форосом. «Если бы мне через 
10-15 лет иметь дом в Ялте и маленький хутор в окрестностях, то я бы ничего больше не хотел для своей старости», – писал Чехов сестре. Такой хутор – имение Кучукой – Чехов и купил в конце 1898‑го. Кстати, к Кучукою писатель присматривался ещё до того, как нашёл участок в Аутке. И эта земля с расположенными на ней жилыми и хозяйственными постройками сразу понравилась писателю: «… близко к дому течёт из скалы ручей. В доме уютно, с балкона чудесный вид на море. Рядом татарская деревушка с наивными улицами. От моря 15-20 минут ходьбы; купаться можно ездить на осле. Всё трогательно, уютно, оригинально, художественно; чудесный, густой запах кипарисов. Воздух чистый, как на небе».

Правда, имение было непрактичным для жизни – к нему вела крутая, чуть ли не горная дорога, и Чехов, несмотря на недорогую цену, колебался. То он был настроен решительно, то писал, что «оно очень хорошо, поэтично, уютно, но дико; это не Крым, а Сирия». И откладывал покупку до лучших времён. Но вскоре покупка имения всё же состоялась – 8 декабря 1898‑го Чехов сообщил сестре: «Ну-с, начну с новости. Новость приятная, неожиданная. Я не удержался, размахнулся и купил Кучукой. Купил ровно за две тысячи и уже совершил купчую. Итак, отныне я владелец одного из самых красивых и курьёзных имений в Крыму».

Побывав в своём имении уже на правах хозяина, писатель дал ему такую характеристику: «Овраги, каменные глыбы, старые деревья, вода, необычайный простор и дикость, как в Африке, и глядя на всё это, я думал: как было бы глупо, если бы я не купил этого имения!» Правда, до какого либо обустройство имения дело так и не дошло, а после смерти Антона Павловича Кучукой перешёл к его брату, который там не жил и продал имение в 1910 году.