Женщина строгого режима
Женщина строгого режима
24 мая 2015 - 18:18
Женщина строгого режима 24 мая 2015 - 18:18
Татьяна Шевченко

Она и родственников успокоит, и осуждённого усмирит, и детишкам даст конфету 

От старшего прапорщика Натальи Мустафаевой зависят прелести вольной жизни, которые получают сидельцы местной колонии. Родственники с передачами и претенденты на свидания проходят в зону благодаря этой улыбчивой, но строгой женщине. И от её такта и терпения часто зависит, как пройдёт свидание с родными у заключённого.

Неисправимый оптимист 

Наталья Мустафаева работает в симферопольской колонии с 1997 года, сначала служила в спецотделе инспектором по исполнению приговоров суда. А через два года была аттестована на младшего инспектора отдела надзора и безопасности, где служит по сей день. Сказать, чтобы эта служба была голубой мечтой её детства, нельзя, но жизненный путь определила мама, которая прослужила в системе исполнения наказаний почти четверть века. А нынче даже сложилась династия – Наталья, её старшая дочь и зять – все сотрудники пенитенциарной системы. Даже после декретного отпуска Мустафаева вернулась на свою непростую службу.

Сегодня она отвечает за свидания арестантов с родственниками, принимает посылки и передачи, проверяя их на соответствие требованиям. И работа, надо сказать, нелёгкая и перегруженная эмоциями, но Наталья на удивление улыбчивый человек, видно, что службой не тяготится, и вообще утверждает, что она – неисправимый оптимист. А ведь ей приходится подыскивать подход к каждому посетителю и сидельцу, которому предоставлено свидание. Краткосрочные свидания имеют свою особенность, рассказывает Наталья Владимировна, иной раз просто удивляешься, о чём говорят люди в течение нескольких часов. Такие свидания проходят в виде беседы через стекло по телефону – всё как нам и показывают в кино. Ясное дело, эти разговоры прослушиваются, так положено, и зэки об этом знают. И вот какой-нибудь сосед или приятель часами рассказывают осуждённому, у кого корова отелилась, кошка сдохла или появились щенки. Вроде как «вести с воли». Что касается бесед с подружками, так это просто мрак. «Такое говорят, что секс по телефону отдыхает», – уверяет Наталья. А ещё, например, запрещено на таком свидании общаться на иностранном языке. В таких случаях должен быть переводчик, и желательно из числа сотрудников колонии.

Длительные свидания сидельцам предоставляются с родственниками и проходят от суток до трёх. Сколько провести дней в комнате свиданий, решают сами посетители. Например, пожилой маме нечего делать три дня в гостинице, накормила беспутного сыночка, налюбовалась – и домой. То же самое касается и некоторых жён, оставивших дома маленьких детей, за которыми нужен присмотр. Перед проходом в зону посетители сдают на хранение деньги и драгоценности, их заносить и передавать сидельцам запрещено. Как, впрочем, и алкоголь, дрожжи, наркотики, мобильники и многое другое. Но об этом чуть позже.

Для свиданий на территории находится двухэтажная гостиница, там 18 комнат на 2-3 человека. Есть и детская площадка, поскольку посетители с детьми не редкость. Установлены даже детские кроватки, ведь, бывает, жёны приезжают даже с грудными малышами, чтобы папе показать. Чего может нахвататься младенец при таком общении, похоже, их мало волнует.

Кстати, посетители бывают больные и с особенностями. Наталья вспоминает, что ей даже некоторым приходилось первую помощь оказывать до приезда «скорой». А ещё был случай, когда на свидание приехала глубоко беременная женщина – рожать через неделю. Но ровно через сутки со схватками ее отправили в роддом. Через пару дней она… опять появилась на пороге колонии – мол, ребёночек подождёт в роддоме, а она продолжит свидание с его папой, два дня же осталось…

«Вы хоть сами деликатесы пробовали?» 

Наталья говорит, что, например, те заключённые, что отбывают срок не первый раз, к посетителям и передачам относятся по-деловому, с наглецой: мол, давай сюда сумки, что ты там стоишь?! А вот первоходок иной раз так жалко, что слёзы наворачиваются. А бывает и весело, это когда к праздникам детишки арестантов чуть не концерты выдают, поют и танцуют, и каждому надо конфету дать.

Особенно жалко Наталье матерей-старушек. Они по четыре месяца откладывают каждую копеечку, чтобы своему сыну собрать побольше и повкуснее передачу в колонию. «Я спрашиваю у пожилой женщины: вы хоть сами такие деликатесы пробовали? Она качает головой: нет конечно, сына надо побаловать. Вот таких очень жалко, они же сами голодают», – рассказывает Мустафаева.

Попыток пронести что-то запрещённое в зону в последнее время меньше. Хотя, бывает, пытаются даже наркотики, а ещё деньги передать, спиртное, телефоны мобильные. Всё найденное изымается и составляются протоколы, вызывают полицию. Если, например, изъяты наркотики, родственнику, что имел их при себе, светит уголовное наказание, за остальное – административное. В таких случаях (наркотики) зэк берёт на себя вину, чтобы маму или жену не посадили, признаётся, что он заставил передать, говорит, у кого купили на воле, идёт следствие. Наталья вспоминает случай, когда женщина из Евпатории ехала к мужу на свидание с двумя маленькими детьми, везла две курицы, которые просил муж взять у его друзей. А оказалось, что внутри обеих «синих птиц» были с пакетиками с наркотиками. Естественно, женщину увезли правоохранители в райотдел. Муж потом признался, что он заставил жену взять эту передачу, рассказал, кто именно ему это передавал, что жена не знала, что везла. Но она ему не простила, что он её так подставил, решила развестись.

И таких историй у Натальи за её службу скопилось много, но она считает их простыми и обыденными. Все эмоции она научилась оставлять на работе, разговоров об особенностях службы в её семье нет, хоть и служат все в одном ведомстве. Оптимист старший прапорщик Наталья Мустафаева призналась, что она безумно любит своих внуков, поэтому, наверное, и жалеет детишек, чьи папаши отбывают срок в колонии. Но закон есть закон, и никаких поблажек никому не положено.

Фото: Игорь Мельников