Испытано на себе:  как попасть в крымскую больницу и выздороветь
Испытано на себе: как попасть в крымскую больницу и выздороветь
12 января 2018 - 17:35
Испытано на себе: как попасть в крымскую больницу и выздороветь 12 января 2018 - 17:35
Татьяна Шевченко

Попасть в больницу –для любого гражданина ситуация неприятная. Тем более если требуется оперативное вмешательство. И особенно если совсем скоро длительные праздники – и к ним нужно обязательно выздороветь.
Больница им. Семашко ожидает переезда

Сами виноваты?

Предновогодняя картина почти во всех отделениях Республиканской больницы имени Семашко одинакова – граждане стремятся во что бы то ни стало оставить болезни в уходящем году. И даже те, кто ждёт плановой операции, стараются попасть на койку пораньше: пусть, мол, хирурги вырежут всё «лишнее», чтобы успеть ещё и к новогоднему оливье. И ведь чаще всего успевают, потому что самоотверженные доктора, если честно, пашут у операционного стола иной раз до самой поздней ночи. Иногда и ночью, если случай экстренный и дожидаться утра никак нельзя – ты-то дождёшься, а вот пациент, может, и нет…

Пациенты же бывают разные и из разных районов Крыма, которые на самом деле копили свои болячки десятилетиями. И вот решились на операцию. Возьмём, например, 60-летнюю Анну, допустим, из Армянска. У неё, помимо астмы и старых переломов рёбер, грыжа и камни в жёлчном пузыре. Сама признаётся, что здорово затянула с операцией – ждала с десяток лет, пока «всё рассосётся». Не рассосалось, и было удалено (кроме астмы и рёбер) руками хирурга. Аня любит страдать и жаловаться и сносит мозг многочисленным родственникам, рассказывая, как ей плохо. Пришла бы раньше – было бы легче.

Баба Оля с другой историей. Живёт в Симферопольском районе, там и пыталась лечиться в местной больничке, жалуясь на то, что «желудок встал». Уверяла, что уже месяц ничего не может есть. Но, судя по её субтильному телосложению, и раньше едой не сильно баловалась. «Полечив» её в сельской больнице с месяц, местные врачи успехов не добились, а баба Оля стала требовать направить её в Симферополь. Трудно сказать почему, но лечащий доктор направил её в… городскую больницу. Понятно, что там не приняли и предложили проехать в Семашко. Баба Оля устроила неслабый концерт – мол, не хотят лечить. В итоге всё же оказалась в республиканском стационаре, продолжая клясть всех и уверяя, что прямо сейчас, почти ночью, пойдёт жаловаться во все инстанции. Потому что она почётный донор ещё СССР. Кстати, вылечили за неделю без всякой операции. Баба Оля уверяла, правда, что врачи просто боятся делать ей операцию ввиду почтенного возраста. Но весьма посвежела и активно уминала скудную больничную еду.

Диета серого цвета

Про еду – разговор отдельный. Напомню: в этом стационаре в основном лежат пациенты из отдалённых районов, чьи родственники если и навещают, то крайне редко. Так что питаться таким больным приходится из общего котла. А то, что в нём находится, часто даже критике не подлежит. Правда, претензий раздатчицы пищи не принимают – мол, готовим не мы, а повара на пищеблоке, а у них такие огромные объёмы, что невозможно приготовить вкусно, тем более на 99 рублей в день. Именно столько выделяется на питание одного больного. Но, если честно, это вовсе не маленькая сумма, если учесть к тому же, что закупаются продукты по оптовым ценам. А вот диет-врача в стационаре нет, говорят, уволили одним из первых при «оптимизации». Хотя, судя по выходу готовой продукции, и повара-технолога там тоже нет. Ну, не может профессионал изобрести, например, гречневую кашу на молоке цвета мокрого асфальта. Тёмно-серое жидкое варево (ясное дело, без соли и сахара) просто пугает больных. А чего стоит протёртый диетический супчик, сверху которого огромное количество воды без единой жиринки, а на дне осели куски лука с морковкой. А перловая каша, которая просто стоит как в тарелке, так и в желудке. Просто добавь воды?

А вот в инструкции сказано, что «контроль готовой пищи перед выдачей её в отделения производится дежурным врачом и один раз в месяц главным врачом (или его заместителем по лечебной работе)…». Неужели они это действительно пробуют? А ещё по той же инструкции «проверка готовой пищи на пищеблоке перед её выдачей в отделения производится… непосредственно из котла, в соответствии с перечнем блюд, указанных в меню-раскладке». Кстати, «отклонения веса от нормы не должны превышать 3%».

Этот больничный пищеблок «питает» все больницы Симферополя. Тут вам не ресторан, конечно, но зачем же продукты так необратимо портить? Тем более что и выбросить некуда и неловко – не привык сельский народ еду выбрасывать. Но приходится. Причём не в отдельную ёмкость даже, а в общую, куда сбрасывают некоторые медицинские отходы. А ведь нас учили даже с земли хлеб подбирать, чтобы на него не наступили…

В Симферопольском районе дали старт строительству нового здания больницы

Чудо рукотворное

Радует, конечно, что медицинский персонал больницы работает, и очень хорошо – грамотные доктора, старательные медсёстры и санитарки. Лекарства есть почти все, покупать больным ничего не приходится, хотя некоторые медицинские изделия оставляют желать лучшего – тот же хирургический пластырь, который вообще никуда не клеится, или перчатки, которые лопаются сразу при надевании. Но это вопрос как раз не к докторам.

Другое дело, что больница имени Семашко модернизации не подлежит – все ждут, когда уже наконец откроется новый медицинский центр, куда и перейдут практически все отделения стационара. Там обещают прекрасные операционные блоки и уникальное оборудование для диагностики и высокотехнологичной медпомощи. А пока работают на том, что есть. Ведь главное – это умение доктора обнаружить проблему и избавить от неё пациента. Потому что будущее в будущем, а люди болеют уже сегодня. И здесь чуда хоть и ждут, но каждый день совершают его сами.