Искандер Каримов: Иногда не ва жно, какой вирус, главное – как наш организм на него реагирует
Искандер Каримов: Иногда не ва жно, какой вирус, главное – как наш организм на него реагирует
11 июня 2020 - 11:41
Искандер Каримов: Иногда не ва жно, какой вирус, главное – как наш организм на него реагирует 11 июня 2020 - 11:41

 

Можно ли заразиться коронавирусом, купаясь в море, погибает ли он под прямым воздействием солнечных лучей и возможна ли эффективная вакцина? Обо всём этом нам рассказал завкафедрой инфекционных болезней Медакадемии имени
С. И. Георгиевского, доктор медицинских наук, профессор, один из специалистов созданного по указу Главы РК центра мониторинга и оценки мер по противодействию COVID-19 Искандер Каримов.
Фото Натальи СОМОВОЙ

Вирус любит штиль?

– COVID-19 действительно погибает в морской воде? Такая информация уже была в некоторых СМИ.

– Начнём с того, что мы про этот вирус ещё много чего не знаем. Специальных исследований по поводу того, сохраняет ли он жизнеспособность в солёной воде, не проводилось. Но по имеющимся сегодня сведениям можно сделать вывод, что вирус всё же нестойкий в солёной воде и среде, где температура повышена. Но надо учитывать, что курортный сезон предполагает контакты отдыхающих не только с морской водой, но и с другими людьми. Да и морская вода бывает разной, в шторм происходит перемешивание её слоев. А в штиль некоторые вирусы, например энтеровирусы, очень хорошо сохраняются в морской воде. Как раз они вызывают кишечную инфекцию, которую ещё называют летним гриппом, поскольку клиническая картина действительно похожа на грипп/ОРВИ.

Исходя из того, что коронавирус живёт только в биологической среде, надо не забывать, что, например, в мокроте он может сохраняться неизвестный период времени.

К тому же среди крымчан могут быть бессимптомные носители коронавируса, о которых мы не знаем, поскольку нет массового обследования жителей региона. Поэтому, несмотря на более или менее благополучную эпидситуацию в Крыму, всё равно следует соблюдать и дистанцию, и масочный режим.

– И на пляже в том числе?

– Безусловно, бережёного бог бережёт. Конечно же, не купаться в масках и перчатках, а вот, посещая прибрежные кафе, гуляя по набережной и т. п., надо стараться находиться на отдалении от других отдыхающих. Следует помнить, что наряду с COVID-19 существуют опасные инфекции, которые считаются привычными для нас. Те же энтеровирусы, относящиеся к кишечным инфекциям, могут давать клиническую картину, отчасти похожую на коронавирусную. И наоборот. Поэтому в любом случае надо проявлять осторожность к людям, у которых есть какие-то признаки недомогания, повышенная температура. И если такие же появились у вас, ни в коем случае не заниматься самолечением, а сразу пройти обследование в лечебном учреждении, чтобы исключить COVID-19. А ещё очень важно соблюдать температурный режим в помещении, не переохлаждаться. Не случайно же зимой восприимчивость организма к респираторным инфекциям возрастает. Иногда не важно, какой вирус, главное – как наш организм на него реагирует. Ведь, к примеру, гриппом инфицируются многие люди, а тяжело болеют и умирают далеко не все.

– Солнечные лучи убивают или хотя бы нейтрализуют коронавирус?

– Инсоляция пагубна для многих респираторных вирусов, в том числе и для него. Поэтому в целях предупреждения распространения COVID-19 применяется ультрафиолетовое облучение помещений. А в Крыму солнце с замечательным ультрафиолетом, я надеюсь, что оно будет губительно воздействовать на все респираторные вирусы.

Всё по протоколу…

– И всё же в случае заболевания инсоляция не заменит профессиональной и своевременной помощи, в первую очередь эпидемиологов и инфекционистов. Таких специалистов в республике хватает?

– Это проблема многогранная, её решение во многом зависит от экономических возможностей регионов, страны в целом и т. д. Ещё 30-40 лет назад, когда я был студентом, некоторые недальновидные врачи говорили, что инфекционист – бесперспективная специальность. Потому что решили, что улучшаются условия жизни и быта, общая эпидемиологическая обстановка, проводится результативная плановая вакцинация, началась эра антибиотиков, противовирусных средств и мы все инфекции победим.

– И генетику когда-то называли, извините, продажной девкой империализма. А сейчас это чуть ли не спасительная соломинка для выживания человека.

– С тех пор появилось не менее 40 новых инфекционных заболеваний, опасных для людей, ВИЧ-инфекция например. Приходит понимание того, что, пока существует человечество, будут существовать и инфекционные болезни. Более того, очень часто именно перенесённое инфекционное заболевание становится пусковым механизмом для многих соматических болезней – лёгких, желудочно-кишечного тракта, аутоиммунных, онкологических и других.

Как говорил профессор Владимир Владимирович Никифоров, «медицина – наука точная, после богословия». Мы по-прежнему многого не знаем из того, что касается иммунитета человека. Например, почему один легко переносит грипп на ногах, а у другого будут осложнения. К сожалению, очень мало знаем об особенностях течения, лечения многих смешанных инфекций, а их становится больше, как и сложных больных, что мы и наблюдаем при расширении диагностических возможностей. Именно поэтому, на мой взгляд и по мнению многих врачей, введение в медицинскую практику протоколов лечения того или иного заболевания способствует процессу фельдшеризации врачей. Ведь у врача притупляется клиническое мышление: он назначает лечение по уже утверждённой схеме, без учёта индивидуальных особенностей организма, анамнеза и других данных конкретного пациента. Вопрос: зачем тогда обучать врача, если он всё равно должен лечить по заданной схеме? Конечно, протоколы эффективны при лечении больных в чрезвычайных ситуациях или на начальном этапе заболевания, в условиях, когда врач не может уделить достаточно времени больному, или для удобного функционирования системы медицинского страхования. В итоге, к сожалению, подобный подход в определённой степени способствует тому, что много заболеваний выявляется на поздних стадиях.

 

Бронепоезд про запас

– Хотя правильно поставленный диагноз – половина успеха лечения заболевания. Использование возможностей телемедицины для этого, на ваш взгляд, оправданно?

– В сложных экстренных случаях или на большом удалении оправданно, но живого контакта пациента и врача для правильной постановки диагноза телемедицина никогда не заменит. Только реальное общение с больным и хорошие лабораторные и инструментальные диагностические возможности позволят поставить правильный диагноз.

– При этом врачей не хватает, а инфекционистов тем более.

– Количество вирусов и микробов, которые находятся внутри человека и на нём, в миллиарды раз больше, чем клеток, из которых человек состоит. Поэтому микробиологи, эпидемиологи, инфекционисты, профильные научные центры будут нужны до тех пор, пока существует человечество.

Пандемия COVID-19 показала, что в системе здравоохранения многих регионов необходимо иметь мощную инфекционную службу с кадрами и современной лабораторной диагностикой. Особенно в таком курортном регионе, как Крым, это очень важно. Почему? У нас практически круглогодично наблюдается очень интенсивный миграционный процесс. Вследствие этого циркуляция различных вирусов и бактерий, возбудителей инфекционных болезней, попадающих из других регионов, чрезвычайно высокая, и она будет возрастать по мере увеличения туристического потока. К тому же не надо забывать, что у нас есть свои природно-очаговые инфекции, например, лептоспироз, конго-крымская геморрагическая лихорадка и другие, и что меняются климат, экосистема, условия обитания животных. Почему, например, клещи стали чаще нападать на человека? Одна из причин та, что раньше в лесу было много животных, которые были их, так сказать, прокормителями. Сегодня фауна оскудела, и клещи приспособились – объектом для их пропитания становится человек.

Поэтому нужно, образно говоря, держать бронепоезд на запасном пути и по отношению к инфекциям применять армейский принцип. Можно всю жизнь прослужить в армии, не участвовать в военных действиях, но быть готовым к этому всегда. Так же должны быть готовы эпидемиологи, микробиологи, инфекционисты и всё здравоохранение. Пандемия COVID-19 это наглядно показала.

 

Реклама как преступление

– Санпросветработа среди населения поможет в профилактике инфекционных заболеваний?

– Безусловно. И первое, с чего надо начать, – это прекратить рекламировать лекарства по телевидению. Это, на мой взгляд, преступление! Второе, не на словах, а на деле запретить работникам аптек давать рекомендации пациентам. Третье, надо системно проводить санпросветработу в периоды, предшествующие сезону возможного роста инфекционных заболеваний. Потому что многие, например, даже после укуса клеща не знают, что делать. И обращаются в медучреждение, когда уже упущено время.

Необходимо запретить любую возможность проведения антивакцинальных кампаний. Есть неопровержимый факт, о котором противники вакцинации никогда не упоминают: именно вакцины спасли больше людей, чем все антибиотики и противовирусные препараты вместе взятые. Но уже можно наблюдать попытки начать антивакцинальную кампанию против применения вакцины от COVID-19. Это возмутительно! И мы, как мне кажется, ещё недо-оцениваем эту ситуацию. Ведь без так называемой иммунной прослойки среди населения страны страдать будут и те, кто не привит, и даже те, кто будет вакцинирован.

– На ваш взгляд, будет разработана эффективная вакцина против COVID-19?

– Несомненно! Но, чтобы сделать её безопасной, необходимо время для проведения полноценных клинических испытаний. Предстоящий осенний сезон может быть осложнён новой волной COVID-19 вместе с другими респираторными вирусами. Хорошо, что в Крыму своевременно создан аналитический центр мониторинга и оценки мер по противодействию новой коронавирусной инфекции при Главе РК. Но, повторяю, жизнь диктует целесообразность строительства мощного инфекционного центра, имеющего современную лабораторно-диагностическую базу. Знаю, что такое решение руководство Крыма уже приняло, но при всей сложности важна своевременная реализация этого проекта. Тогда мы сможем позволить себе в случае необходимости не перепрофилировать имеющиеся стационары, которые не приспособлены технически и кадрово в полной мере к лечению пациентов с контагиозными инфекциями, особенно передающимися воздушно-капельным путём.

– Вам могут возразить, что раньше в случае эпидемии многие стационары тоже перепрофилировали.

– Но на очень короткий период при форс-мажорных обстоятельствах. А COVID-19 показал, что этот период может затянуться, поэтому надо быть всегда начеку, а не дожидаться, когда полыхнёт. И потом, перепрофилируя те же нефрологические, кардиологические и другие койки, мы вынужденно сокращаем помощь нуждающимся в них больным. В итоге их состояние может ухудшиться. Эти хронические больные в дальнейшем будут более восприимчивы к инфекциям, могут тяжело болеть и умирать от, казалось бы, обычных респираторных вирусных инфекций. Для Крыма, где живёт большое число людей в возрасте, это может быть чревато серьёзными последствиями.

Если люди будут знать, что в регионе есть мощный инфекционный центр со стационаром, где достаточное количество коек, развита инфекционная служба, специалисты которой имеют возможность быстро распознать возбудителя заболевания и своевременно оказать квалифицированную помощь, то круглогодичный курортный сезон и поток туристов Крыму обеспечен. Я воспитанник советской медицинской школы, у меня один подход к борьбе с инфекционными заболеваниями – государственный. Ведь именно благодаря кадрам, подходам и принципам, разработанным советской школой по борьбе с инфекциями, сейчас удаётся в большей степени контролировать пандемию COVID-19 в стране и, в частности, Крыму.