«Хирургия – командная специальность»
«Хирургия – командная специальность»
20 июня 2015 - 11:03
«Хирургия – командная специальность» 20 июня 2015 - 11:03
Ирина Гуливатая

 

Так считает детский хирург Феликс Пейливанов 

С Феликсом Пейливановым я познакомилась в июне 2013‑го – писала статью о том, как врачи нашей Республиканской детской клинической больницы спасли ребёнка, проглотившего магнитные шарики от игрушки-конструктора. Ситуация была тяжёлой, операция – сложной, но всё закончилось хорошо, и во многом благодаря именно Феликсу Павловичу, его рукам и таланту. Хотя сам он о себе тогда не сказал ни слова: ни разу не прозвучало «я» – только «мы». Мне тогда подумалось, что вот таким, наверное, и должен быть настоящий хирург: спасающим жизни и бегущим от тщеславия. 

Когда три дня назад Пейливанову на сцене Русского драматического театра вручали премию в честь профессионального праздника, я хлопала (да не обидятся другие врачи! сильнее, чем остальным. И решила встретиться с ним вновь.

В досье Пейливанова (его любезно предоставил Минздрав Крыма) говорится о том, что он «одним из первых освоил ряд операций при помощи эндоскопического оборудования. Провёл около 100 эндоскопических операций детей при варикоцеле, аппендиците, кистах почек и селезёнки. Внедрил методику при тяжёлом врождённом пороке развития желудочно-кишечного тракта – болезни Гиршпрунга – и успешно оперирует. При его руководстве разработаны и постоянно используются новые методики диагностических лапораскопий при различной патологии органов брюшной полости». Но Феликс Павлович был верен себе и на все мои попытки свести разговор к его личным заслугам и достижениям в конце концов ответил так:

– Хирургия – это на самом деле командная специальность, и тут нельзя говорить: «вот, лично я», и я бы не рассматривал свою работу в таком вот монополистском плане. Как бы ни был хорош хирург, что он может сделать без хорошего анестезиолога, без хорошей операционной сестры, без хорошей санитарки? Не бывает хирурга без команды – один в поле не воин. И я на самом деле считаю: то, что нам удалось улучшить в хирургии за последние годы, – это заслуга всего коллектива, это общий труд.

– Работа хирурга мне представляется одной из самых тяжёлых, причем с какой стороны ни посмотри. На ваш взгляд, что в ней самое трудное?

– Трудно, когда не удаётся добиться того, чего бы нам хотелось, это всегда давит. Кроме того, иногда бывают безвыходные ситуации, когда понимаешь, что ничем не помочь, как ни старайся, – и это тоже очень непросто… Хирургия – тяжёлая профессия, она требует большой отдачи, и психологической, и физической. Операция может длиться и 6, и 8 часов, и не отойдёшь. И делать нужно сразу «набело», если что-то не получилось – уже не «перепишешь», и это тоже накладывает ответственность и давит психологически. И ещё один тяжёлый момент в нашей работе – это когда не удаётся найти взаимопонимания с родителями пациентов и с самими пациентами. Когда мальчик-подросток, которому на несколько дней прописан строгий постельный режим, чтобы избежать операции и обойтись терапевтическими методами лечения, встаёт и ходит, а на все уговоры отвечает, что это его дело – вот как тут быть? Мы же к постели его привязать не можем, и такие случаи, когда нас не слышат, увы, не редкость.

– А как вы отдыхаете, восстанавливаетесь?

– Раньше ходил на теннис, но вот сейчас не очень получается. В лес иногда выбираюсь с рюкзаком и палаткой, от Судака до Севастополя всё прошёл. В последний раз в ущелье Хапхал ходили, это верховья водопада Джур-Джур. Конечно, это сильный положительный заряд даёт, хотя в последнее время тоже редко удаётся вырваться (Пейливанов сейчас занимает пост заместителя главврача по хирургической работе Республиканской детской клинической больницы. – Авт.).

– Скажите, это правда, что многие хирурги суеверны, у каждого есть какие-то свои традиции, приметы, даже ритуалы, которые соблюдаются перед операцией?

– Нет, я такого не замечал. Может, у кого-то и есть какие-то приметы, и у тех, кто в них верит, это работает, но такие вещи обычно не афишируются. А сам я человек православный и суеверий стараюсь избегать, уходить от этого.

– А в чудеса верите, сталкивались с чем-то необъяснимым?

– О совсем уж чудесных случаях рассказать не могу, но в принципе я однозначно считаю, что есть промысел Божий и мы, по сути дела, лишь его исполнители. Так и святой Лука говорил. Потому что бывают ситуации, когда всё сделано на высшем уровне, безупречно, а выздоровление по каким-то непонятным причинам затягивается. А бывает, что вроде и операция прошла не так, как хотелось бы, а человек уверенно и быстро выздоравливает.

Справка «Газеты»

— Феликс Пейливанов родился в 1971 году в Омске.

— В 1978‑м переехал в Крым, в Сакский район.

— В 1988‑м поступил в Крымский медицинский институт на педиатрический факультет, окончил его в 1994‑м, был взят в интернатуру по детской хирургии в Республиканской детской клинической больнице, где с тех пор и работает детским хирургом вот уже почти 21 год.

— В 2003 году окончил Киевскую академию последипломного обучения по специальности «врач-эндоскопист».

— Последние 10 лет также работает в системе санавиации, оперирует на выезде.

— 16 июня нынешнего года был удостоен премии Госсовета Крыма «За вклад в развитие специализированной медико-санитарной помощи, внедрение высокотехнологических методов в лечение».

Фото: mzdrav.rk.gov.ru