Грозная осень 43-го: К годовщине Керченско-Эльтигенской операции
Грозная осень 43-го: К годовщине Керченско-Эльтигенской операции
02 ноября 2016 - 18:12
Грозная осень 43-го: К годовщине Керченско-Эльтигенской операции 02 ноября 2016 - 18:12
Никита Петров

 

Одна из крупнейших десантных операций Великой Отечественной показала не только героизм черноморцев… 
31 октября 1943 года началась Керченско-Эльтигенская операция – одна из крупнейших и крайне драматических десантных операций Великой Отечественной войны, ставшая началом освобождения Крыма. 
Высадка советской морской пехоты в районе Керчи.

Замысел предусматривал одновременную высадку основного десанта севернее Керчи и вспомогательного десанта на эльтигенском направлении южнее города. В первом эшелоне обоих десантов шли батальоны морской пехоты Черноморского флота. Эльтигенский десант должен был овладеть портом Камыш-Бурун, обеспечить высадку там 117-й гвардейской дивизии и совместно с силами основного десанта освободить Керченский полуостров.

Керчь оборонял 5-й немецкий армейский корпус. Керченский пролив и подходы к нему были минированы. Построены три рубежа обороны общей глубиной до 80 км. В портах Крыма базировалось около 70 боевых катеров и около 90 артиллерийских быстроходных десантных барж. Небольшая осадка позволяла им действовать на малых глубинах, а наши эсминцы не могли войти в пролив из-за малых глубин и минной опасности.

Адмирал Владимирский предложил отложить высадку.  Петров сначала приказал продолжать операцию, а потом вынужден был отменить высадку основного десанта. Но в это же время десант в Эльтиген уже подходил к вражескому берегу

Общее руководство операцией возлагалось на командующего Северо-Кавказским фронтом генерал-полковника Ивана Петрова и его помощника по морской части командующего вице-адмирала Льва Владимирского. Высадкой Эльтигенского десанта, его поддержкой и снабжением руководил командир Новороссийской ВМБ контр-адмирал Георгий Холостяков.

Высадка была назначена в ночь на 1 ноября. Однако 31 октября разыгрался сильнейший шторм. Волны буквально выбрасывали на берег поставленные под погрузку десанта катера. Адмирал Владимирский предложил отложить высадку. Петров сначала приказал продолжать операцию, а потом вынужден был отменить высадку основного десанта. Но в это же время десант в Эльтиген уже подходил к вражескому берегу.

Несмотря на сильный огонь и шторм, десантники начали высаживаться на берег, иногда вплавь в ледяной воде. С наступлением темноты началась высадка последующих эшелонов войск. Всего к исходу 3 ноября в район Эльтигена было доставлено 9418 человек с орудиями, миномётами и боеприпасами. Десантников поддерживали береговая артиллерия и авиация Черноморского флота.

Бронекатера Черноморского флота осуществляют высадку советских войск на крымский берег 
Керченского пролива на плацдарм под Еникале в ходе Керченско-Эльтигенской десантной операции.

Через два дня был успешно высажен основной десант, но он не смог продвинуться за пределы Еникальского полуострова и в конце ноября перешёл к обороне. Это позволило противнику блокировать эльтигенский плацдарм с моря. Было увеличено количество задействованных в блокаде десантных барж, а число немецких самолётов на аэродромах Керченского полуострова возросло с 60 до 200. 

Между тем положение эльтигенского десанта становилось всё более тяжёлым. Десант испытывал острый недостаток в боеприпасах и продовольствии, не мог эвакуировать раненых. В то же время он выполнил свою задачу, значительно облегчив высадку основных сил десанта. Командование фронтом приказало оставить занятый плацдарм и пробиваться в район Керчи. 

Участник боев на Эльтигене керчанин Иван Долгокеров вспоминал: «…Закончились боеприпасы, отбиваться было нечем. Я, раненый в обе ноги, лежал в блиндаже. Там находилось около ста раненых бойцов. Кто-то бредил. Кто-то кричал, требуя воды. Оставшиеся в живых бойцы, собрав последние силы, прощались с ранеными, говорили: «Если останемся живы, то не забудем вас…» Мы же попросили дать оружие и патроны и пообещали, что будем биться до последнего. Через некоторое время десант ушёл на прорыв».

129 воинов, в том числе 33 моряка-черноморца, удостоены по итогам Керченско-Эльтигенской операции звания Героя Советского Союза.

Батальон морской пехоты в ночь на 7 декабря прорвал кольцо окружения и устремился по тылам врага в северном направлении. Свыше 1500 десантников захватили на окраинах Керчи вражеские склады, а затем закрепились на высотах у горы Митридат и пристани Угольная. До позиций основного десанта оставалось не более 3 км. Но генералу Петрову не удалось организовать прорыв войск с Еникальского полуострова на соединение с десантом. «Сугубо осторожные, замедленные действия фронта, – писал после войны Лев Владимирский, – привели к неиспользованию благоприятной обстановки, когда Керчь, по сути дела, была уже в наших руках. Это заставило меня дать резкую телеграмму в Ставку о своем принципиальном расхождении с генералом И. Е. Петровым в вопросе ведения совместных действий». 

Три дня десантники отбивали атаки противника. В помощь им 7 и 9 декабря была высажена 83-я бригада морской пехоты. Но и фашистское командование стянуло к горе Митридат дополнительные силы. Десантникам пришлось отойти к предместьям города, а 10 и 11 декабря они были эвакуированы. 

Керченско-Эльтигенская операция стала для Владимирского последней на этом посту. Позднее он объяснял освобождение его от должности командующего Черноморским флотом и снижения в воинском звании весной 1944 г. серьёзными разногласиями с генералом Петровым.