Главврач ленинской больницы о буднях в красной зоне и «доброжелателях» из Интернета
Главврач ленинской больницы о буднях в красной зоне и «доброжелателях» из Интернета
12 ноября 2020 - 10:25
Главврач ленинской больницы о буднях в красной зоне и «доброжелателях» из Интернета 12 ноября 2020 - 10:25
Кристина Безумнова

 

Коллективное обращение депутатов к главе Крыма Сергею Аксёнову по поводу поиска альтернативных вариантов размещения ковидного госпиталя в Ленинском районе стало поводом для обвинения главврача местной ЦРБ Эдуарда Гаптракипова в неверном решении по развёртыванию ковидного госпиталя, неправильной кадровой политике и нарушениях в закупочной деятельности….
Фото: страница в Instagram Эдуарда Гаптракипова

«Крымская газета» из первых уст узнала, какова сейчас обстановка в Ленинском районе и в ковидном госпитале. На наши вопросы ответил главный врач Ленинской ЦРБ, хирург, кандидат медицинских наук Эдуард Гаптракипов. Он руководит здравоохранением района девять месяцев.

Кадры и обстоятельства

– Что легче – руководить больницей или стоять у операционного стола?

– Когда я работал в больнице скорой помощи, я проводил операции, хотя был начмедом и времени было мало из-за большого объёма административной работы. Сейчас времени  нет совсем. Но я веду поликлинический приём пациентов как врач-хирург. Практику стараюсь не терять. Освободится время, начну и оперировать…
А тяжело везде. Если ты хирург, от тебя зависит жизнь пациента, если ты главный врач, то ты отвечаешь за всё, в том числе и за обеспечение того же хирурга, чтобы у него были острый скальпель, лекарства и так далее. Должность сложнее и ответственнее.

– У вас своё видение проблем, которые сложились в больнице. Обвиняют-то вас во всех смертных грехах?

– Грехов-то нет никаких. Я приступил к работе в январе 2020 года, назначен приказом Министерства здравоохранения Крыма. Времени на раскачку особо не было, были поставлены задачи –нормализовать медслужбу и ввести программу модернизации объектов здравоохранения. За этот небольшой промежуток времени колоссальная работа проведена. Мы один из первых районов, в который за такое короткое время привлекли большое количество кадров. Это 27 врачей: терапевты, окулист, дерматологи, гинекологи, уролог, эпидемиолог, педиатры и др. Ещё восемь фельдшеров трудоустроены в ФАПы, приняты 23 медсестры, обновился и санитарский состав. Укомплектованность врачами у нас, кстати, на начало этого года была 47 процентов. Не хватало врачей абсолютно везде. Сейчас укомплектованность 58 процентов. Но мы будем набирать врачей, и в 2021 году, кадры, желающие приехать в Ленинский район, есть.

– А что скажете об более восьмидесяти уволенных сотрудников?  

– Это некорректная информация. Нормальный руководитель себе такого позволить не может. Есть текущие уходы сотрудников и кадровые перемещения. К примеру, в прошлом году, когда меня здесь ещё не было, уволен семьдесят один работник разных уровней, а принято на работу почти столько же. Из них девять врачей. В 2020 году принято на работу 114, а покинул больницу 91 человек.  Из них врачей принято 27. Отмечается кадровый врачебный прирост. Такое кадровое перемещение происходит ежегодно и не всегда зависит от руководителя.

– Вы считаете, что такая текучка нормальна?    

– Я считаю, что это не от меня зависящие обстоятельства. Люди переезжают, заболевают, уходят на пенсию, перемещаются из отделения в отделение. Вот что имеют в виду, когда говорят, что якобы уволены восемьдесят человек. У нас рост идёт по сравнению с 2019 годом на 18 врачей. И они приезжают из разных регионов. Так, офтальмолог приехал из Кемерова, приезжают из Башкортостана, Новосибирска, Феодосии. Много людей приехали работать по программе «Земский доктор» и «Земский фельдшер», они все успешно приступили к работе в нашем учреждении.   
Конечно, много факторов повлияло на их решение: кто-то по болезни приехал на полуостров, большинство приехало поддержать Ленинский район, зная меня как руководителя. И им огромное спасибо. У нас была сложная ситуация, например, один-два терапевта на всё Щёлкино, один онколог, кардиолога вообще нет.
В 2021 году готов привлечь ещё девять специалистов, и они ждут. Это вопрос доверия к руководству, и нет сомнений, что их никто не будет выгонять. Врачи, которые работают сейчас, всегда ответственно подходят к своей работе. Да и больница у нас очень хорошая.

«Вирусная» обстановка

– А как обстоят дела с лечением от ковида?  

– Да, у нас большое количество заболевших на сегодня, более 90 человек. У нас развёрнут госпиталь по приказу Министерства здравоохранения РК на базе ЦРБ. Но, к сожалению, все объекты здравоохранения на территории Ленинского района подлежат капитальному ремонту и реконструкции. Они не ремонтировались с момента постройки, с 1970-х годов. Они в удручающем состоянии, не имеют вытяжки и ремонта, этот факт не буду скрывать. Но больным-то от этого не легче. Ковид – проблема всероссийская, у нас была комиссия министерства, мы совместно обошли объекты больницы, и именно наше пятиэтажное здание было перепрофилировано в ковидный госпиталь.

– А как же жалобы на отсутствие инфекциониста?

– У нас инфекционист есть, он же фтизиатр, Игорь Юрьевич Тюртюков, районный врач, молодой и перспективный, желающий работать.

– Сколько у вас врачей в красной зоне работает?

– С ковидными больными в каждую смену работает до 30 человек. На этаже по три медсестры, одна процедурная, две постовые и две санитарки. И по два врача на этаже. Они дежурят по 12 часов, в сутки две смены. А потом отправляются домой, предварительно пройдя дезинфекцию, обработку. Те, кто находятся на удалёнке, работают без контакта со своими родственниками. У остальных нет возможности не контактировать, но каждые семь дней они сдают мазки на наличие вируса.
Ещё мы предоставили помещение, врачебную амбулаторию, где разместили пять коек для тех, кто не хочет находиться дома, рисковать близкими. Но на сегодняшний день желающих пока не оказалось.   

– Есть ли заболевшие ковидом среди врачей?

– Есть, конечно, но немного. Тут не знаешь, откуда заболеваемость растёт… По району общая цифра заболевших активным ковидом, тех, кто находится на амбулаторном лечении, – 112 человек. И контактных 206. Плюс в стационарном госпитале находится 93 человека. Каждый день статистика меняется. Заболевшие медработники находятся на самоизоляции и получают лечение. Есть одна умершая медработник, женщина в возрасте 66 лет, у неё были сопутствующие заболевания, ишемическая болезнь сердца.

Чем недовольна общественность

– Что скажете по поводу обвинений в нарушениях с закупками?

– Там всё в порядке – у меня за последние четыре месяца было двенадцать выездных проверок, 25 запросов за это время. Конечно же, не обходится без незначительных технических замечаний из-за ошибок, допущенных ответственными лицами, но они исправимы. Я как руководитель заинтересован минимизовать замечания, что мы и будем делать.
А период сложный. Из-за развёртывания госпиталя мы не можем спокойно работать. Но справляемся. Всё, что написано в обвинениях местного жителя, «доброжелателя», на самом деле ничем не подтверждено. Что касается закупки анализаторов по завышенным ценам – мы не имели возможности их купить, они находятся или в аренде, или в безвозмездном пользовании. Всё, что сегодня делается, делается для оказания медицинской помощи населению.
Мы организовали работу, например, стоматологического и смотрового кабинетов в субботу, чего раньше не было. Стоматология работает в две смены, пациенты получают помощь с 8:00 до 20:00. Гинекологи работают в две смены, до 18:00, а раньше – до 15:00. Сделали и кабинет УЗИ, по графику он тоже работает в субботу. Есть у нас выезды врачей уролога и дерматолога по графику, а раньше эти специалисты не выезжали. В Щелкине работали два терапевта, сейчас четыре. По пятницам я сам принимаю во врачебной амбулатории как хирург, потому что хирургов не хватает.

– Чем же тогда недовольна общественность?  

– Это граждане, которые недовольны всегда и всем. Их пять-шесть человек. Месяц назад они были недовольны одним, сейчас резко переключились на районную больницу. Появится новый объект – переключатся на него. Всё, что они делают, это разлагают и дестабилизируют работу здравоохранения Ленинского района, по сути мешают работать.
У меня стоматологические кресла старые, 1950-х годов стояли в поликлинике. Так как я мог не организовать современную помощь? Купили новые, а уже кто-то пишет, что взяли по завышенным ценам. На пустом месте создают какой-то резонанс. Не хватало аппаратов УЗИ, взяли их в аренду, и люди получают сейчас эту услугу бесплатно. Есть передвижной флюромаммограф. В 2021 году появится возможность приобретения оборудования, в том числе и крупногабаритного, вот тогда закупим всё необходимое для диагностики.
А ещё нам выделено 18 планшетов для обеспечения ФАПов. Своими силами больница обеспечила 12 ФАПов видеосвязью, и теперь мы можем проводить с ними видеосовещания. Мы уже практически построили восемь модульных ФАПов. Три врачебные амбулатории на подходе. И это всё сделано за 9 месяцев. Готовим и капитальный ремонт наших объектов по программе модернизации.   
Я не знаю, по каким причинам это не делалось, но в некоторых ФАПах и врачебных амбулаториях 20 лет отсутствовала вода и электричество. Фельдшеры мучились без воды, носили её в баклажках. Мы силами хозяйственного отдела её провели. Хотя рядом с ними находилась местная администрация, но вопрос так и не решала. А какой-то общественник пишет, что всё наоборот. Несправедливо получается.
Была у кого-то мысль перенести ковидный госпиталь в Багерово, даже депутаты об этом говорили. Но это невозможно по нескольким причинам. Там некому будет работать, там два терапевта, медсёстры и санитарки. Здание находится в плачевном состоянии и находиться в нём больным с ковидной инфекцией просто невозможно: там нет ни кислородной станции, ни развязки внутри здания. Всё это требует подготовки ПСД и экспертизы. Это не только не рационально, но ещё и опасно. Возить больных так далеко, это, мягко говоря, очень необдуманное предложение.
Минздрав поставил передо мной задачу – организовать медицинскую помощь именно в ЦРБ, что и было сделано. Основные профили медицинской помощи сохранены, и жители  получают её и в стационарных, и в амбулаторных условиях.