Георгий Мурадов: «Вокруг нас создают пояс стран нетрадиционной цивилизационной ориентации»
Георгий Мурадов: «Вокруг нас создают пояс стран нетрадиционной цивилизационной ориентации»
14 мая 2021 - 14:18
Георгий Мурадов: «Вокруг нас создают пояс стран нетрадиционной цивилизационной ориентации» 14 мая 2021 - 14:18
Крымская газета

Георгий Мурадов рос на двух берегах Керченского пролива. Учился в школе в Краснодаре, а каникулы проводил с бабушкой у родственников в её родной Керчи. Оттуда, из детства, у него и любовь к Крыму, и понимание того, что наш полуостров – часть огромной единой Родины – России.

– Эти два корня – кубанский и крымский – я очень сильно ощущаю в своей душе, – рассказывает Георгий Львович. – Бабушка родилась и выросла на Пугачевских переулках, прямо под горой Митридат ещё в конце 19 века. Я был взращен на рассказах о Пантикапее и древнем Боспорском царстве. Бабушка была школьным учителем.

– У вас есть медаль «За возвращение Крыма» Министерства обороны Российской Федерации. Какой была ваша роль в событиях Крымской весны?

– Я профессионально занимаюсь Крымом с 2000 года, когда вошел в состав Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом. Тогда её возглавляла вице-премьер российского правительства Валентина Ивановна Матвиенко. Сначала я входил в комиссию в качестве руководителя международного департамента правительства Москвы, а затем – заместителя руководителя Федерального органа власти, отвечающего за работу с нашими зарубежными собратьями – Россотрудничества. На этих должностях я и занимался поддержкой крымчан, несправедливо оказавшихся за пределами своей исторической родины после распада СССР.

В годы, когда Крым находился в составе Украины, правительство Москвы уделяло большое внимание поддержке соотечественников и поддержанию русского духа на полуострове, шефствовало над Черноморским флотом, сотрудничало с Русской общиной Крыма, руководитель которой, Сергей Павлович Цеков, сейчас представляет республику в Совете Федерации. В 2003 году мы приняли на уровне правительства Москвы первую в России программу поддержки соотечественников за рубежом, в которой уже тогда в числе приоритетов был Крым. В 2011 году меня пригласили в Россотрудничество, где я стал заниматься связями с соотечественниками, где работа на крымском направлении была уже в центре внимания у нас на федеральном уровне. По-видимому, результаты этой деятельности и были оценены Министерством обороны. Крымская весна стала реальным итогом работы с соотечественниками, которую Россия проводила на протяжении многих лет.

– Сегодня вы – постоянный представитель Республики Крым при Президенте РФ. Можно ли говорить о том, что строительство нового российского Крыма – это «персональный президентский проект»?

– Конечно, так и есть. Когда в Киеве произошел нацистский государственный переворот, именно решение Владимира Владимировича Путина принять Крым и Севастополь в состав Российской Федерации позволило полуострову избежать войны и этнической чистки. Сегодняшний Российский Крым – это детище Президента. Он внимательно следит за всем, что здесь происходит, и делает все, что можно, для развития региона.

– Как вы оцениваете то, что сделано в Крыму за семь лет после воссоединения с Россией?

– Крым переживает невиданные по масштабам системные преобразования, демонстрируя самые высокие в стране темпы развития. Первое, на что я хочу обратить внимание, – принятый фактически сразу же после воссоединения Указ Президента о реабилитации репрессированных народов, предусматривающий выделение средств на решение их проблем. Затем – важнейшее и при этом абсолютно несправедливо незамечаемое Западом решение о введении в Республике Крым трех государственных языков. При Украине крымские татары так и не дождались признания своего языка государственным, а в России это произошло фактически мгновенно. При этом никто не отобрал государственного статуса и у украинского языка. Сравните это с тем, как относятся на Украине к русскому языку, на котором там говорит не менее половины людей.

Материальный базис для возрождения Крыма обеспечили создание Свободной экономической зоны и принятие Федеральной целевой программы развития региона. Именно в рамках ее реализации построены энергетический мост, затем электростанции, аэропорт, автомобильный и железнодорожный мосты через Керченский пролив, трасса «Таврида», республиканская клиническая больница имени Семашко, десятки детских садов и школ.

Санкции Запада стимулируют развитие Крыма

– Как вы оцениваете попытки энергетической, транспортной, водной блокады Крыма со стороны Украины?

– Во-первых, надо четко квалифицировать блокаду Крыма как преступное деяние, имеющее все признаки гуманитарного преступления. Вместе с тем безрезультатность этих санкционных потуг Украины и коллективного Запада еще раз доказали, что Россия – мощная мировая держава, которая способна гарантировать безопасность и жизнеобеспечение своих граждан. После взрыва украинскими террористами линий электропередач в Крым в кратчайшие сроки были доставлены сотни дизельных генераторов, а затем построены энергомост и электростанции. В связи с перекрытием транспортных артерий было сначала организовано интенсивное паромное сообщение с Кубанью, а затем построен Крымский мост.

– Тем не менее, обеспечение полуострова водой пока остается болевой точкой.

– Безусловно. Но, в то же время, до прошлого года водных ресурсов для жизнеобеспечения Крыма в целом хватало. Засушливый год стал звонком, по которому были приняты меры к тому, чтобы решить и эту задачу. Разработан и реализуется масштабный комплексный план, который включает в себя разведку и бурение подземных скважин, ремонт и строительство новых водоводов, водохранилищ. Запланированное строительство современных очистных сооружений позволит вернуть в оборот миллионы кубометров воды для сельскохозяйственных и технических нужд, а также существенно улучшить экологическую обстановку на море. Если понадобится, будут построены и опреснительные заводы. В совокупности это, вне всяких сомнений, позволит обеспечить надежное водообеспечение полуострова.

– Насколько существенный вред нанесли Крыму санкции Запада?

– Я бы слукавил, если бы сказал, что они не нанесли вообще никакого вреда. Но, в то же время, все эти блокады и санкции стали мощным стимулом для модернизации Крыма. Пытаясь нанести нам ущерб, Запад в итоге стимулирует интенсивное развитие полуострова и демонстрирует всему миру бессмысленность антироссийских санкций.

– Как на вас лично влияют персональные санкции Евросоюза, наложенные в 2014 году «за действия, направленные на подрыв территориальной целостности Украины»?

– Порой мы слышим из уст людей, против которых Запад и его сателлиты объявили санкции, что они гордятся этим. Я так говорить не стану по одной простой причине. Я занимаюсь международными делами. Для меня важно проводить переговоры за рубежом, доносить правду до иностранного общественного мнения о динамичном и мирном развитии Крыма, договариваться об инвестициях в крымскую экономику. Поэтому мне эти санкции, безусловно, мешают выполнять беспрепятственно мою работу. Но, в то же время, есть много других государств, где крымчан с радостью встречают, выслушивают и все больше и больше воспринимают нашу точку зрения.

Запад впал в антироссийскую шизофрению. Заметьте, я не называю это русофобией, потому что перевод слова русофобия – боязнь России. Они нас не боятся, они нас, наоборот, провоцируют. Это антирусизм, который, я полагаю, является новой формой расизма. Вокруг нас создают пояс стран нетрадиционной цивилизационной ориентации. Например, Украину и Грузию – православные страны – вырывают из восточно-христианской цивилизации, стержнем которой является Россия, и превращают в перевертышей, которые выступают против своей цивилизации, против своей семьи, причем вплоть до военных провокаций. Так же пытаются поступить с Арменией и Белоруссией. Но! Страны с нетрадиционной цивилизационной ориентацией, как и соответствующих людей, ожидает вырождение. Они, потеряв свою культуру, традиции и идентичность, будут стерты историей с лица земли, если не вернутся в свою традиционную цивилизационную семью.

Как донести до мира правду о Крыме

– Удается ли Крыму прорывать информационную блокаду, доносить до общественного мнения за рубежом правду о ситуации на полуострове?

– Несмотря на все усилия Запада, правда о Крыме доходит до зарубежного гражданского общества. А политики уж её точно знают. Даже в тех странах, где ведется буйная антироссийская и антикрымская пропаганда, люди тем не менее понимают, что воссоединение с Россией стало результатом свободного выбора жителей полуострова, который был сделан на демократическом референдуме. Здесь скорее действует политическая установка на конфронтацию с Россией. Им не нравится усиление нашей страны, они видят в ней конкурента, пытаются её расшатать и развалить. Ведь Россия владеет почти 40 процентами мировых природных ресурсов, поэтому нас всегда будут пытаться подорвать, если не отторгнуть, то поставить под контроль и эксплуатировать задаром эти богатства. Против нас будут вести информационные, кибернетические, экономические, дипломатические и иные войны, вводить санкции, пытаться душить, но всё это, грубо говоря, – мартышкин труд. Однако мы должны понимать, что со слабой Россией наши противники и конкуренты расправятся. Поэтому существовать мы можем только как сильная держава.

Для того, чтобы донести до мира правду о Крыме, требуется большая работа с гражданским обществом зарубежных стран. Именно в этих целях мы создали в Крыму Черноморскую ассоциацию международного сотрудничества. В нее вошли все неправительственные организации и национальные общины, которые занимаются международными связями. При этом наша ассоциация является частью Российской ассоциации международного сотрудничества – правопреемницы Союза советских обществ дружбы.

– Какие крупнейшие международные делегации посетили Крым после воссоединения полуострова с Россией?

– Я, прежде всего, вспомню о тех, чьи визиты широко освещались не только в России, но и за рубежом. К нам приезжали очень известные зарубежные политики, например, бывший премьер-министр Японии Юкио Хатояма и бывший премьер-министр Италии Сильвио Берлускони. Нас посещали депутаты парламентов многих стран, в том числе – европейских. Это привело к тому, что целый ряд зарубежных парламентов принял решения об осуждении пагубной для всех санкционной политики.

Эта работа по донесению до мира правды о Крыме обязательно должна продолжаться, потому что наши противники изобретают новые и новые антикрымские подрывные акции. К числу таковых относится, например, инициированная Киевом по подсказкам Вашингтона так называемая «Международная платформа по деоккупации Крыма». Это попытка, во-первых, не дать крымской теме уйти из международной повестки, а во-вторых, как можно глубже вовлечь в антикрымскую кампанию таких крупных игроков, как США, Евросоюз, Великобритания, Турция. Причем не только на уровне риторики, но и на уровне действий.

Обратите внимание: у нас не проходит недели, чтобы натовские корабли не барражировали в акватории, прилегающей к Крыму. Это не что иное, как умышленное нагнетание напряженности в регионе. В этих условиях я вижу свою важнейшую задачу в том, чтобы, прежде всего, вести работу по обеспечению мирной жизни для крымчан, по противодействию деструктивным акциям в Черноморском регионе. Задача эта сложная, на уровне региона, естественно, она не решается, и именно поэтому я принял для себя ответственное решение баллотироваться в Государственную Думу.

В Государственной Думе нужны профессиональные дипломаты

– У вас большой опыт дипломатической работы. Когда, на ваш профессиональный взгляд, России удастся добиться признания российского статуса Крыма США и их союзниками?

– Обычно столь фундаментальные вопросы решаются на крупных международных форумах – таких, как та же Ялтинская конференция 1945 года. К сожалению, мировая история показывает, что сотрудничество и нормальный диалог между конфликтующими сторонами восстанавливается после серьезных кризисов или даже войн. Воевать с нами, естественно, при нашей военной мощи боятся. Линия – на постепенное удушение и лишение нас экономических сил, на создание тяжелой и нестабильной социальной обстановки внутри нашей страны. В этой связи у меня тревожные ощущения: боюсь, чтобы перейти к конструктивному диалогу, придется сначала пройти через кризис. Приведу в качестве примера знаменитый Карибский кризис, после которого началось заключение многочисленных соглашений по разоружению и стабилизации международного положения. Это стало результатом того, что мир дошел до грани, стало понятно: либо мы уничтожим друг друга, либо надо садиться за стол переговоров. Мне кажется, что сейчас такая грань снова очень близка. Знаете, мы, дипломаты, как дрессированные собаки, чуем, когда в мире пахнет порохом, и понимаем, что делать, чтобы предотвращать худшее.

– Так получилось, что мы говорим в День святого Георгия Победоносца – вашего личного небесного покровителя. Вспоминаю об этом еще и потому, что у вас есть целый ряд наград Русской Православной церкви. Как вы оцениваете ее роль в Русском мире?

– Спасибо за поздравления. Кстати, святой Георгий – еще и покровитель Москвы, в правительстве которой я трудился больше десяти лет, стараясь нести эту победную георгиевскую традицию и на крымскую землю. Да и моя дипломатическая работа тоже проходила в православных странах – в Болгарии, Греции, на Кипре.
Отвечая на ваш вопрос, я вернусь к теме восточно-христианской цивилизации, ядром которой является Россия. Православие – одна из основ этой цивилизации. И, стремясь разрушить ее, враги, прежде всего, пытаются подрубить основы. Пример тому – попытки раскола Украинской православной церкви Московского патриархата и создание так называемой Православной церкви Украины.

А церковные награды я получил за помощь в решении конкретных вопросов Русской православной церкви. Например, в организации строительства храмов и поддержке приходов за рубежом.

– Почему вы решили баллотироваться в Государственную Думу?

– Главная задача, о которой я уже сказал: обеспечить мирную жизнь крымчанам и не только крымчанам. Сегодня, в жесткой, конфронтационной международной обстановке очень важно, чтобы в нашем законодательном органе были профессиональные дипломаты, способные заниматься на законодательном уровне во взаимодействии с МИД РФ решением этих сложнейших задач. При этом, конечно, я не собираюсь заниматься некой глобальной тематикой. Речь идёт, прежде всего, об обеспечении стабильности вокруг нас, на постсоветском пространстве – на Юго-Востоке Украины, в Приднестровье, на Кавказе. Ведь отсидеться в своей коморке, когда всё вокруг полыхает, никому не удастся. Но важнейшая задача – улучшение жизни людей. Именно на это нацелено развитие международных связей. Это привлечение инвестиций в экономику региона, развитие туризма и транспорта, применение передового опыта и технологий, создание новых производств. Буду продолжать способствовать привлечению инвестиций в экономику Крыма. Опыт в этой области у меня немалый – еще со времени дипломатической работы на Кипре и в правительстве Москвы. Именно в бытность моей работы Чрезвычайным и Полномочным послом на Кипре эта страна стала основным каналом привлечения инвестиций в российскую экономику. В Москве доля моих трудов есть в создании Сити и многих других крупных объектов, появившихся в столице с 2000-го по 2011 год. Хочу, чтобы доля моих трудов в развитии Крыма была тоже значимой, заметной и ощущалась людьми. Я всегда работал с прицелом на конкретный результат. Не собираюсь отходить от этого принципа и в случае, если крымчане доверят мне представлять их в Государственной Думе. Буду собирать и обобщать их наказы и руководствоваться ими в своей работе.

Беседовал Андрей Легков