Георгий Мурадов: Стрелка мирового барометра сегодня остановилась на отметке «конфронтация»
Георгий Мурадов: Стрелка мирового барометра сегодня остановилась на отметке «конфронтация»
11 февраля 2016 - 12:01
Георгий Мурадов: Стрелка мирового барометра сегодня остановилась на отметке «конфронтация» 11 февраля 2016 - 12:01
Татьяна Запольская

 

Постоянный Представитель Республики Крым при Президенте РФ о вызовах, рисках и перспективах
После прямой агрессии Запада против Русского мира на Украине и праведного крымского восстания против киевской хунты разворот в геополитике стал очевиден.
Постоянный Представитель Республики Крым при Президенте РФ Георгий Мурадов. 
Фото Лидии ВЕТХОВОЙ.

– В последнее время не только в западной прессе, но и в политологическом сообществе одной из самых обсуждаемых тем стала тема будущей войны с Россией. Причём обсуждается она не в контексте «возможно – невозможно», а исключительно в практическом преломлении: кто будет участвовать в грядущем боевом столкновении. То есть неизбежность войны даже не обсуждается, обсуждаются её детали…

– Совершенно верно. Причём подготовка к будущей войне идёт не только на словах. Блок НАТО лихорадочно наращивает «военные мускулы» в Прибалтике, ведёт активную подготовку к развёртыванию новых систем противоракетной обороны в Польше, Болгарии и Румынии, разрабатывает варианты наиболее безболезненного включения в свою орбиту Украины и Грузии. Бесконечно удивляет тот факт, что наши геополитические соседи, окружая Россию военными комплексами, всеми силами стараются замалчивать перед собственными народами факт очевидной угрозы для самих себя. Им словно отказал базовый инстинкт самосохранения. Властная элита этих стран наивно полагает, что в случае войны они будут защищены от любого возмездия. Американцы внушили своим подопытным «партнёрам» из Европы, что тем не стоит бояться восточного соседа. Мол, конвенционные силы у русских в десятки раз меньше, чем у НАТО, а ответить ядерным оружием на обычные военные операции они не рискнут. Но наши оппоненты не хотят понять простой истины: кобра, на которую нападают, использует для защиты не хвост или нос, а своё смертельное оружие – ядовитые зубы.

– Выходит, Россия сейчас оказалась именно в таком положении?

– И этот нерадостный для антироссийских сил факт должны учитывать окружающие нас государства, создающие с подачи заокеанских «партнёров» вокруг нас «зону потенциального риска».

Эта «старая добрая» американская тактика – вывести потенциальную зону возможного конфликта и возможные боевые действия на чужие территории – и сейчас остаётся в основе американских доктрин и стратегий безопасности.

В силу специфики профессии мне, как и другим моим коллегам-международникам, приходится самым серьёзным образом анализировать выступления политиков США, доктрины и военно-политические издания Соединенных Штатов. Из этого анализа очевидно, что американцами сформирован основательный план действий против России.

– О каком плане идёт речь и какова одна из главных целей военно-политической конфронтации?

– Втягивание России в полномасштабную гонку вооружений и её экономическое изматывание. А план состоит из пяти основных направлений. 

Первое направление – военно-политическое. Оно подразумевает окружение России новыми военными базами, площадками и плацдармами для размещения всего набора систем вооружений. Для этой цели прекрасно подходит как Прибалтика, так и Украина. Кроме того, американцы последовательно разрабатывают доктрину «парализующего» удара по России, которая, в свою очередь, тоже делится на два варианта. Первый: нам планируют наносить «сокрушающий» удар неядерным оружием. Россия же, как они полагают, не имеющая права отвечать на такую агрессию ядерным ударом, не имея достаточных возможностей, потерпит неминуемое поражение. Вариант второй – применение одной или обеими сторонами конфликта ядерного оружия. И хотя последствия этого варианта, скорее всего, будут непредсказуемыми, американцы считают главным при таком развитии событий сделать всё возможное, чтобы ограничить территорию столкновения евразийским театром военных действий.

Второе направление удара по России – это комплексные меры подрыва российской экономики. В своё время всё это делалось и в отношении Советского Союза, в том числе с учётом вышеупомянутых мер по навязыванию непомерных военных расходов. Но современные санкции – это гораздо более глубокое, технологичное и эшелонированное оружие. Оно призвано нанести несравнимо больший ущерб финансовому, экономическому и технологическому потенциалу России, если объём и характер санкционных инструментов (а их великое множество) будет и дальше нарастать.

Третье направление – подрыв межнационального мира и согласия в России. Работу по разрушению межнациональных отношений в России предполагается, судя по всему, сочетать с созданием конфликтов и очагов межконфессиональных столкновений в странах Центральной Азии и Кавказа. Почему американцы так лояльно относятся к так называемому «Исламскому государству» (запрещённая в РФ организация. – Авт.), прекрасно понимая всю его сущность? Потому что в его ряды вступают боевики из Центральной Азии и Северного Кавказа, которые, получив необходимый боевой опыт в той же Сирии, как ожидается, вернутся на родину и превратятся в прекрасный инструмент внешнего и внутреннего влияния на Россию.

Данный план предусматривает и активное воздействие на общественное сознание национальных меньшинств, исторически проживающих на территории России. Речь идёт не только о татарах Крыма, которых пытаются активно экзальтировать и использовать как детонатор в отношении всех тюркоязычных народов России. Например, ведётся активная работа с финно-угорскими народами России. В Ханты-Мансийск в 2008 году наведывался президент Эстонии, он публично доказывал «непросвещённым» представителям финно-угорских народов России, что настоящую, подлинную свободу и демократию они смогут почувствовать только тогда, когда получат собственную государственность. На что ориентирована вся эта деятельность, объяснять не нужно.

Четвёртое направление программы борьбы против России – подрыв наших традиционных ценностей – семьи, устоев, морали, нравственности, веры. Русская православная церковь, как одна из основ и опор толерантного и многоконфессионального российского общества, является в этой борьбе одной из главных мишеней. Наибольшее раздражение у идеологов антироссийской стратегии вызывают усилия РПЦ по сохранению и укреплению цивилизационного единства духовно близких православных народов, в чём усматривается поддержка неприемлемых для Запада процессов евразийской интеграции. В этой же логике активизируется деятельность по искусственному разжиганию несвойственного для России исламского радикализма.

– А как же информационная война?

– Это и есть пятое направление. Инициируя и провоцируя эти разрушительные общественные процессы в России, наши заокеанские «партнёры» подкрепляют их ещё одним крайне опасным и токсичным для общественного сознания Запада направлением – информационной войной. Зачем из России лепят образ врага, какова цель этой политики, становится очевидным в контексте всех приведённых выше направлений антироссийской стратегии. Все вышеперечисленные аспекты выстраиваются в стройную доктрину, которая, по моему убеждению, полновесно запущена в работу.

– Разумеется, так называемое сдерживание России этими элементами не исчерпывается?

– К стратегическим целям относятся и подрыв инициируемых нашей страной интеграционных инициатив, и противодействие формированию каких-либо коалиций с участием России, и многое другое. Особняком в этой стратегии стоит целеустановка на дискредитацию концепции Русского мира, низведение её до некоего националистического лозунга. Нарастающая агрессивность против Русского мира свидетельствует о том, что западные идеологи усматривают особую эффективность этой концепции как основы восстановления единства сложившегося вокруг России цивилизационного пространства. В этой связи ясный, глубоко аргументированный нарратив о смыслах Русского мира представляется исключительно востребованным. Отсутствие обстоятельной проработки этих смыслов приводит к непониманию и негативным высказываниям о Русском мире со стороны руководителей государств, представляющих наряду с Россией его основу (Белоруссии, Украины, Казахстана и др.).

– Как, на ваш взгляд, можно изложить концептуальную основу Русского мира?

«Русский мир» – понятие не этническое, а цивилизационное. Это мир многонациональный и многоконфессиональный, сформировавшийся как единая система перед лицом исторических вызовов, угроз, агрессий и испытаний в интересах сохранения всего многообразия культур, языков, традиций и национальной идентичности составляющих его народов. Именно это понимание лежит в основе «инстинкта самосохранения» Русского мира. Его стержнем является наиболее крупный, имеющий крепкие духовные и исторические корни, обладающий устойчивой толерантностью к другим этносам и конфессиям русский народ, включая все его основные ветви – велико-, мало- и белорусскую.

Русский мир имеет свою историческую территорию – Восточную Европу и Северную Азию. Его коммуникационной основой является русский язык. В философском смысле он относит себя к поствизантийской и в своей основе восточнохристианской цивилизации. Русский мир в полной мере осознаёт стратегическую значимость и природные богатства территории своего обитания и нарастающие для неё угрозы. Русский мир сегодня признаёт свою разделённость, возникшую в результате прекращения существования СССР, и готов защищать свои права вне границ Российской Федерации на основе принципов международного права, хотя и не претендует на присоединение территорий, занимаемых русским и русскоязычным населением за рубежами России.

Недопущение закрепления этих простых постулатов, касающихся Русского мира, в массовом сознании, прежде всего народов ближнего зарубежья и европейских стран, предотвращение появления темы нарушения прав русского и русскоязычного меньшинств в каких-либо международно-правовых документах и в международном информационном пространстве также относятся к числу приоритетных задач ведущейся против России идеологической и пропагандистской работы.

– Мы не коснулись «крымского вопроса» в сегодняшних реалиях и на основе вышесказанного.

– Рискну предположить, что простого выхода из этой ситуации не будет. Предостерёг бы и от иллюзий, в том числе по крымской теме, что постепенно всё забудется и сойдёт на нет. Наиболее вероятным сценарием мне представляется нарастание напряжённости и возникновение серьёзного международного кризиса, подобного Карибскому, к концу 2017 года. Именно в последние месяцы нынешнего срока пребывания Владимира Путина на посту президента можно прогнозировать, что наши западные «друзья и партнёры» пойдут на любые, самые немыслимые провокации и конфликты, лишь бы не допустить продолжения президентства Владимира Путина. Каков будет «пакет сюрпризов» с их стороны, даже представить сложно. Но он будет. Особенно если новым президентом США будет избран представитель воинствующего антироссийского крыла американской элиты.

Выход к новому миропорядку через кризис, через балансирование на грани войны – вещь крайне опасная, но, к сожалению, весьма обычная для человеческой истории. Именно через кризисы мы выходили на понимание неделимости безопасности, на переговорные процессы и подписание важнейших международных договоров, закрепляющих складывающееся мироустройство.

– Но что говорит международная практика? Какие у нас перспективы?

– Она показывает, что только такие кризисы, когда под вопросом оказывается само существование целых держав, когда призрак «ядерной зимы» и «расписание кошмара» угрожают стать реальной действительностью, заставляют садиться за стол переговоров и искать трудный компромисс самых неуступчивых оппонентов. Так, например, тот же Карибский кризис в своё время стал катализатором длительного переговорного процесса, который привёл нас к Белграду и Хельсинки, к фундаментальным договорённостям, которые, в свою очередь, на много десятилетий легли в основу архитектуры коллективной безопасности Евро-Атлантики.

– Но оппоненты отклоняются от переговоров?

– Сейчас наши оппоненты понимают, что достигнутые позитивные договорённости, строящиеся на учёте взаимных интересов, будут означать завершение периода, когда США и коллективный Запад наслаждались «концом истории» и своим глобальным доминированием. Новые договорённости могут означать только одно – конец однополярного мира и монополии Соединенных Штатов в мировой политике.