Георгий Мурадов: Крым – это колыбель российской цивилизации
Георгий Мурадов: Крым – это колыбель российской цивилизации
30 декабря 2015 - 12:02
Георгий Мурадов: Крым – это колыбель российской цивилизации 30 декабря 2015 - 12:02
Олег Савельев
Постпред в Крыму о международной политике, крымской специфике и семье 
Постоянный представитель Республики Крым при президенте, зампред Совета министров РК Георгий Мурадов в эксклюзивном интервью «Газете» рассказал о дипломатической службе и известных однокурсниках, о самых дорогих наградах, общественной деятельности и семейных традициях.

– Насколько быстро «человеку с материка» удаётся влиться в коллектив местной политической элиты?

– Мне это далось очень легко. Потому что многих руководителей сегодняшнего Крыма я знаю давно. Моё место постоянной работы – Москва, но я практически каждую неделю приезжаю в Крым, у нас очень конструктивное и комфортное сотрудничество со всеми членами правительства. Наша общая задача весьма проста – мы стараемся помогать прежде всего главе республики, руководителям правительства, руководству Госсовета республики в осуществлении контактов с федеральными органами власти. Вторая важная функция, порученная мне по распределению обязанностей среди крымских вице-премьеров, –  внешнеэкономические международные дела. Поэтому я не случайно появляюсь в Крыму с зарубежными гостями. Например, сейчас впервые в современной крымской истории к нам приехал премьер-министр зарубежного государства. Это глава правительства Абхазии Артур Миквабия. С ним глава республики провёл обстоятельные переговоры. Абхазия – это маленькая страна, но у нас много общих вопросов, которые мы заинтересованы решать совместно. Это и поставки абхазских товаров на крымский рынок, к примеру, инертные материалы высокого качества, которых в Крыму нет. Абхазия такие возможности по очень подходящим ценам предоставляет. Мы говорили и о завозе продовольственных товаров, прежде всего субтропических фруктов. Обсуждали вопросы логистики, обмена опытом в сфере туризма. Договорились устанавливать побратимские отношения между городами, спортивные и общественные связи. А ориентировочно весной будет подписано широкое соглашение о сотрудничестве между Крымом и Абхазией.

–  Можно ли сказать, что Абхазия станет неким заменителем Турции?

– Торговые и экономические контакты с Турцией, конечно, будут сокращаться. Но я надеюсь, что этот период не затянется на долгое время. Абхазия не сможет в полной мере заменить Турцию в торговле и инвестиционном сотрудничестве. Но Абхазия как надёжный и долгосрочный партнёр имеет свои преимущества.

– Какова судьба инвестпроектов, привезённых из Турции в Крым?

– На самом деле турецкие проекты – далеко не единственные, предложенные Крыму. Приезжали и приезжают инвесторы из Израиля, Ирана, Китая, Индии и, конечно же, из ряда европейских стран, вопреки санкциям. Мы эти проекты обсуждаем и вырабатываем инвестиционные соглашения. Но с Турцией связи складывались весьма активно. Сейчас они заморожены, что вполне естественно. Всем известно, что они нарушены не по вине российской стороны.

– Почему в крымском правительстве так часто происходят кадровые перестановки?

– Я не сказал бы, что они происходят чаще, чем в других субъектах федерации. Кроме того, мы должны учитывать, что Крым начал абсолютно новый путь. Путь сложный. За полтора года адаптироваться ко всем системам России – экономической, социальной, правовой – весьма сложно. Была недооценена ситуация, поэтому переходный период был установлен такой короткий. Сегодня приходится устранять определённые препятствия, преодолевать застарелые проблемы. И вполне естественно, что одни люди с этим справляются, а другие нет. И те, кто не справляется, заменяются руководителем республики. Это объективно и нормально. Так и должно быть. Бывает и другое. Кто-то был уличён в коррупционных делах. Любые моменты коррупции в Крыму безусловно будут пресекаться – это очень жёсткая позиция Сергея Аксёнова, она поддерживается и федеральным руководством.

– Не кажется ли вам несправедливым, что провинившихся местных чиновников заменяют материковыми?

–  Не могу сказать, что такое явление носит массовый характер. В основном в правительстве Крыма работают крымчане. Но некоторые кадры могут и привлекаться – это вполне естественно. Если глава республики считает, что нужно кого-то привлечь, то это же на благо крымчан. Почему бы не пригласить тех, кто уже имеет определённый наработанный опыт. Но, подчёркиваю, это единичные случаи.

–  Почему именно вам доверили Крым?

–  Это не слишком корректно сказано. Мне доверили лишь представлять Крым в Москве и оказывать содействие крымским органам власти. Я ограничен своими полномочиями и не занимаюсь какими-то глобальными вопросами, касающимися всего Крыма. У меня есть своя сфера деятельности. А выбор главы республики, видимо, связан с тем, что в Правительстве Москвы я возглавлял орган исполнительной власти, занимающийся международными и внешнеэкономическими связями и работой с соотечественниками за рубежом (Крым тогда ещё был зарубежьем). И мы тесно сотрудничали и с Крымом, и с Севастополем. Кроме того, у меня есть крымские корни. Моя бабушка родом из Керчи. Поэтому мне Крым близок и работа здесь доставляет удовольствие.

–  Каким вы видите будущее Крыма?

–  У Крыма есть все основания для того, чтобы быть образцовым субъектом Российской Федерации. Абсолютно недотационным, наоборот, обеспечивающим себя полностью. В былые времена он таким и был. Возможностей получения доходов в Крыму очень много. Помимо многогранного туристического комплекса, у нас есть значительные углеводородные ресурсы. Полуостров – важный узел морского сообщения. У нас много полезных ископаемых. Прекрасные перспективы имеет сельское хозяйство, в том числе винодельческая отрасль, широки инвестиционные возможности. Всё это позволяет говорить с оптимизмом о будущем крымской экономики и о Крыме как о достойном и богатом субъекте Российской Федерации.

–  Стоит ли нам перенимать опыт зарубежных стран в управлении государством?

– У нас своя собственная цивилизация и культура, в том числе государственного строительства. Но весь позитивный мировой опыт мы, безусловно, воспринимать должны. У нас должны быть чистые города, высокие стандарты социальных услуг, культуры и общественной жизни, зажиточное и современное село. Конечно, нужны время и средства, чтобы всё это реализовать. Но федеральная целевая программа развития республики принята, поэтому мы рассчитываем, что через 2-3 года Крым существенно изменится в лучшую сторону. Будем учитывать весь позитивный опыт зарубежных стран, но при этом будем сохранять своё лицо и миропонимание. Ведь Крым – это сокровищница и колыбель российской цивилизации.

–  Вы долгое время работали за границей, это были Кипр, Болгария, Греция. Но последние 15 лет работаете исключительно в России. Есть ли разница в специфике работы там и здесь?

–  За границей я был на дипломатических постах, начиная от первых должностей – атташе посольства СССР в Греции в 1979 году до посла РФ в Республике Кипр в 2000 году. Когда я вернулся в Москву, то был прикомандирован Министерством иностранных дел РФ к Правительству Москвы, где возглавил работу по внешнеэкономическим и международным связям. Отличия существенные: за границей мы занимаемся развитием двусторонних отношений со страной пребывания, анализируем информацию о стране, вырабатываем договорно-правовую базу отношений, готовим различные соглашения. А здесь, на крымском направлении, как и в Правительстве Москвы, необходимо делать акцент на внешнеэкономических отношениях, в том числе привлечении инвестиций, развитии экспорта местной продукции, продвижении туристического потенциала и т. д. Немаловажным фактором является развитие гуманитарных связей, поддержка народной дипломатии, или так называемой мягкой силы. Мы решительно боремся с проявлениями и попытками западных государств проводить в отношении Крыма политику санкций, блокады, нарушать права крымчан. И, на мой взгляд, сейчас эта санкционная система расшатывается. Свидетельство тому – приезд многочисленных европейских делегаций и готовность зарубежного бизнеса работать с Крымом.

–  Стать дипломатом было мечтой юности?

–  Даже мечтой детства. Где-то в 5-6 классе решил, что для меня политика – это самое важное и интересное. И принял решение готовиться к очень сложному для провинциального парня поступлению в МГИМО. Поступал три года подряд. Параллельно учился на вечернем отделении в Кубанском государственном университете и работал на производстве. В 1974 году наконец удалось поступить в МГИМО. Я с большим удовольствием там учился и очень люблю свою профессию. И дети мои, кстати, пошли по моим стопам. Оба сына закончили МГИМО. И жена моя тоже закончила МГИМО. У нас получился такой клан международников.

–  Какое событие на дипломатической службе запомнилось больше всего?

– Таких событий немало. Возьмём период, когда я был послом на Кипре. Когда я туда уезжал, наш министр иностранных дел Евгений Примаков сказал мне, что предстоит решать весьма сложные вопросы. И, в частности, добиться поставок Республике Кипр противовоздушных ракетных комплексов С-300. Это был первый выход на международную арену наших высокотехнологичных, эффективных систем ПВО. Передо мной была поставлена задача оказания поддержки этому проекту. Первое мероприятие, в котором я принял участие на Кипре, –  подписание соглашения о поставках комплексов С-300. И практически всю командировку, до 1999 года, занимался реализацией этого проекта. Он был в целом успешно реализован. Наш контракт был выполнен, и мы получили в полном объёме финансовые средства, которые были столь необходимы в тот период нашей стране.

–  Как бы вы прокомментировали нынешнюю ситуацию на международной арене?

– Ещё осенью 2013 года мне довелось писать статьи о том, что в корне начинает меняться миропорядок. Именно с этим я связываю и переворот на Украине. В моём понимании предпринятый Западом отрыв Украины от России – проблема цивилизационного вызова для российской стороны. Не будем забывать, что Киев – мать городов русских, от Киевской Руси начиналась наша государственность. У нас с Украиной единый корень, его невозможно разрезать на части. Западные государства вторглись в страны СНГ, стали разрушать наше сложившееся политико-экономическое пространство. Это, по существу, означало слом сложившегося мироустройства. Поэтому в сложившейся взврывоопасной ситуации на международной арене я вижу прямую вину западных государств. 

Анализируя ситуацию, могу сказать, что это скоординированная, плановая, долгосрочная работа по подрыву нашего государства. Нам, конечно, нужно вести дело к выстраиванию нового диалога с Западом, формировать новое мироустройство, решать, как в нём себя будет позиционировать Россия, показывать свои сильные стороны, что мы и начали делать в Сирии. Тогда с нами начнут считаться.

–  Вы награждены медалью Нансена…

– Медаль Нансена вряд ли моя самая важная награда. Она даётся за вклад в гуманитарную деятельность, за продвижение образования, языка, культуры. Мне её вручили в Армянском славянском университете, которому мы как Правительство Москвы активно помогали.

–  Какая награда является для вас самой важной?

–  Я признателен за все награды – и государственные, и общественные. Весьма дорожу орденами Русской православной церкви, был рад получить из рук Сергея Аксёнова Почётную грамоту Республики Крым. Но, честно скажу, к наградам отношусь очень спокойно. Я их ни разу не надевал и никому не показывал. Разве что моим детям.

–  Вы родились в Республике Коми, детство и юность прожили в Краснодаре, живёте в Москве – а что для вас родина?

– Я в Республике Коми родился случайно и там не жил. Родился на железнодорожной станции. Так получилось. А все корни у меня краснодарские. Это и есть моя малая родина. Но я уже больше сорока лет живу в Москве. Столица тоже давно стала родиной. Но теперь для меня родным стал и Крым.

– Кто-нибудь из ваших однокурсников по МГИМО достиг таких же высот?

– Я не считаю, что достиг каких-то высот. Но среди моих однокашников много послов, директоров департаментов, заместителей министров иностранных дел. Есть депутаты Госдумы, члены Совета Федерации, видные учёные и журналисты.

– Член правления Московской международной бизнес-ассоциации (ММБА), член исполкома Международной ассамблеи столиц и крупных городов стран СНГ (МАГ), президент Ассоциации обществ дружбы с народами Греции и Кипра, зампредседателя Кубанского землячества города Москвы – как удаётся всё совмещать?

–  Эти общественные функции неразрывно связаны с моей работой. Это те же международные дела – народная дипломатия, мягкая сила. Общественные должности являются для меня важным вспомогательным инструментом для ведения моей основной работы.

–  Есть ли какие-то правила, которых должны придерживаться дипломаты в работе?

–  Дипломат – это представитель государства, поэтому он в своей дипломатической работе выражает государственную точку зрения. Дипломатам всегда даются соответствующие инструкции, что мы должны сделать, что передать руководству другой страны. И мы их придерживаемся. Это достаточно организованная и структурированная работа. У нас есть правила международного протокола, которые невозможно нарушать, правила дипломатического этикета и т. д. Вообще, эта профессия дисциплинирует, задаёт вектор и поведенческие рамки. Но это не значит, что мы круглые сутки находимся в этих рамках. У нас тоже свои пристрастия. Люблю проводить время с детьми, а теперь уже и с внуками. Там уже дипломатический этикет не требуется.

–  Считаете ли вы крепкое словцо уместным в некоторых ситуациях?

–  Я вообще не люблю ненормативные слова. Стараюсь ими не пользоваться. Но когда в дипломатической практике иногда требуется твёрдо выразить позицию, в этом смысле крепкое словцо востребовано.

– А как у вас складываются отношения с главным дипломатом России – Сергеем Лавровым?

– Отношения давние и добрые. Я дипломатический талант Сергея Викторовича, конечно, очень высоко ценю. На его долю сейчас выпали, наверное, самые трудные за последние десятилетия времена международной политики России. И он справляется с ними успешно.

– Вредные привычки у вас есть? Боретесь с ними?

– Смотря что можно назвать вредной привычкой. Иногда могу достать сигарету, но могу и не делать этого годами. А так стараюсь ничем не злоупотреблять. Всё-таки для детей и для внуков стараюсь быть примером. А вот на полезные привычки времени нет. Очень люблю отдых на природе, мечтаю о рыбалке. Но это случается довольно редко. Если получается взять отпуск на пару недель в год –  это просто счастье!

– Каких политических воззрений придерживались в юности?

– Так сложился мой менталитет с детства, что я всегда был государственником. Это не значит, что всё должно быть под контролем государства, просто государство должно быть сильным. Но при этом нужно давать возможность развития гражданскому обществу, в том числе экономической инициативе граждан, то есть бизнесу. Для этого, думаю, государство должно создать максимально благоприятные условия.

–  А семейные традиции у вас есть?

–  Ну что отнести к семейным традициям? Утром мы, например, иногда жарим вместе яичницу и её едим. Это у нас семейная традиция (смеётся). Готовлю я, все очень любят мою яичницу. Семейная традиция – обсуждать сложные вопросы современного мира, ведь вся семья – международники. Общение с младшим поколением в профессиональной сфере даёт много свежих мыслей.

Блиц-опрос
  • Кофе или чай? Кофе. Так как мало сплю, кофе – это энергетический заряд.
  • Любимый писатель? Не один. В лирике люблю Есенина, в патриотической тематике – Маяковского.
  • Я ненавижу… Чувство ненависти мне не присуще, считаю, что люди не должны им обладать.
  • Мой день начинается с… Чашки кофе и ознакомления с новостной лентой.
  • Жизнь – это… Она даётся человеку, чтобы он оставил после себя позитивный след, внёс свой вклад в создание лучшей жизни для людей.
  • Моя главная черта… Стараюсь любить людей, всегда быть благожелательным к окружающим.