Геннадий Нараев: Отдых для меня – продолжение работы
Геннадий Нараев: Отдых для меня – продолжение работы
27 марта 2015 - 08:11
Геннадий Нараев: Отдых для меня – продолжение работы 27 марта 2015 - 08:11
Наталья Клименко

Министр экологии Республики Крым в интервью «Газете» рассказал, как обеспечить водой крымчан, зачем нужна Красная книга и как воспитать кандидата в мастера спорта по художественной гимнастике 

Темы экологической безопасности и обеспечения питьевой водой – одни из наиболее насущных для Крыма и его жителей. В интервью «Газете» министр экологии и природных ресурсов Геннадий Нараев рассказал, сколько необходимо пробурить скважин, чтобы напоить восточные регионы полуострова, как контролировать использование подземных водоёмов, что обсуждал с немцами за кружкой пива после объединения ГДР с ФРГ и как министру вновь сесть за студенческую парту.

– Геннадий Павлович, круг вопросов, за которые отвечает министерство, достаточно широк и жизненно важен для крымчан. Это и экология, рациональное природопользование. Пожалуй, наиболее насущный из них – вода. Хватит ли мощностей пробурённых скважин для того, чтобы напоить крымчан?

– Наше министерство определено заказчиком по плану первоочередных мероприятий по обеспечению Крыма питьевой и хозяйственно-бытовой водой. В минувшем году было пробурено 36 скважин, по 12 на каждом из трёх имеющихся водозаборов. Это Новогригорьевский, Неженский и Просторненский водозаборы, что даёт нам в сутки 195 тысяч кубических метров питьевой воды. Помимо этого, мы сдаём 24 скважины, из которых 18 – новые, 4 – после капитального ремонта и ещё две скважины после обустройства. Поэтому в текущем году проблем с обеспечением водой, в частности Феодосийско-Керченского региона, где такие вопросы возникали, не будет.

Кроме того, до конца года будет построена первая очередь водовода до Керчи протяжённостью 38 километров. С введением этого водовода в эксплуатацию объединим все три имеющихся водозабора для стабильного и бесперебойного водообеспечения Феодосии, Судака и Керчи.

– Ведётся ли контроль за скважинами в частных домовладениях?

– Проведение мониторинга использования подземных вод входит в функциональные обязанности нашего министерства. Не так давно были приняты поправки в первом чтении к Закону Республики Крым «О недрах», в связи с тем, что произошли изменения в федеральном законодательстве. Так, к примеру, если объём добываемой воды из скважины не превышает 100 кубических метров в сутки и эксплуатируется водоносный горизонт, который не является источником централизованного водоснабжения, то можно обойтись без оформления проектной документации и без получения лицензии, но только с разрешения нашего министерства. Наши специалисты выясняют, не используется ли этот подземный горизонт для централизованного водоснабжения и затем уже устанавливают тот лимит воды, который владелец может извлечь из скважины на своём участке. Это может быть и 10, и 20 метров кубических, но не более ста кубометров в сутки, если это не повредит централизованному водоснабжению того или иного населённого пункта.

– То есть весь процесс чётко регламентирован?

– Естественно. Ранее, когда работал Северо-Крымский канал, большого внимания этому не уделялось, поскольку воды хватало. Сейчас же ситуация изменилась и требует прояснения. К примеру, местные власти дают одни данные по скважинам, которые используются населением, причём эти сведения не совпадают с имеющимися у предприятия «Крымгеология». В этом вопросе необходимо разобраться. Мы должны провести объективную инвентаризацию, чтобы знать, сколько именно скважин находится на территории Крыма и в каком они техническом состоянии. Инвентаризация необходима для составления баланса подземных вод, который будет использовать затем в своей работе Государственный комитет по водному хозяйству и мелиорации для обеспечения водой нашей рес­публики.

– То есть на сегодняшний день нет точных данных о том, сколько скважин пробурено на территории полуострова?

– Я бы сказал так: эти данные есть, но они нуждаются в уточнении. Для этого и необходима инвентаризация, поскольку каждая скважина имеет свой регистрационный номер, чёткую привязку по координатам местности. Предстоит кропотливая, но крайне необходимая работа.

– Если говорить о воде, необходимой для нужд крупных предприятий «большой химии», расположенных в Красноперекопске и Армянске… Нет ли опасений, что они могут выкачать большие объёмы воды, которой потом не будет хватать населению?

– Вы задели очень больной вопрос. Действительно, подобная проблема существует. Мы проводим еженедельный мониторинг за качеством подземных вод в населённых пунктах Красноперекопского региона. В частности, и мониторинг тех скважин, которые используются химпредприятиями. Наши требования я уже озвучивал на выездном заседании Совета министров в Красноперекопске. Мы настоятельно рекомендуем и заводу «Титан», и Крымскому содовому перейти на опреснители морской воды для использования её в технических целях. Это, конечно, дорогостоящие мероприятия, но других вариантов на сегодняшний день у нас нет. Нельзя выкачивать 
из-под земли такие объёмы воды для технических нужд.

– Экологи говорят, что существует опасность заполнения подземных горизонтов, откуда выкачивается пресная вода, морской водой. Это соответствует действительности?

– Подобная опасность существует, и отрицать это нельзя. Но альтернативы использованию подземных источников сегодня просто нет. Поэтому необходимо относиться к этому вопросу крайне ответственно, ра­зумно и эффективно, проводя регулярный мониторинг и осуществляя систематический контроль.

– В своей работе министерство использует данные учёных, привлекает их для консультаций?

– Разумеется, привлекаем. В своей работе мы пользуемся научными данными, в том числе и научным багажом, накопленным за многие годы. Скажем, последние систематизированные работы по оценке запасов подземных вод проводились в начале 90‑х годов, на закате Советского Союза. Во времена Украины такие работы были
сокращены до минимума.

– А хватит ли нам подземных вод?

– Можем говорить о трёх водозаборах, о которых мы упоминали выше и к эксплуатации которых мы приступим уже в ближайшие дни. Подтверждённые запасы воды на пробурённых там скважинах утверждены еще в 1993 году сроком на двадцать лет. Учёные подсчитали, что этих запасов при рациональном использовании хватит минимум на пятьдесят лет. Но через каждые двадцать лет их необходимо заново утверждать. В ближайшее время мы к этому процессу приступим. Эта работа займёт около года.

– Часто говорится о создании в Крыму целой серии Красных книг: по редким видам флоры и фауны, даже почв. Когда крымчане увидят их воочию?

– По моему мнению, необходимо издать одну Красную книгу Крыма, в которую будут включены разделы о животном, растительном мире, почвах и так далее. Мы к этой работе уже приступили, создав при министерстве совет, который будет заниматься изданием единой Красной книги. Советом министров определён порядок её ведения, и дело осталось за малым – составить её и издать. Я думаю, что в течение года крымчане Красную книгу увидят и узнают, какие растения и каких животных необходимо оберегать и защищать.

Для крымских учёных подобное издание будет являться серьёзным научным трудом. Достаточно сказать, что на сегодняшний день учёные Крымского федерального университета определили порядка 350 видов растений и 450 видов животных, которых необходимо занести в Красную книгу.

– Многих ялтинцев беспокоит ситуация вокруг Ай-Петри, где предполагается развитие зимних видов туризма. Но ведь сама гора является и свое­образным природным колодцем, из которого вода поступает для нужд жителей Южного берега. Не нанесёт ли вреда экологии активная деятельность человека?

– Эти опасения я полностью разделяю и считаю: прежде чем приступать к созданию курорта, необходимо выстроить соответствующую инфраструктуру. И начинать необходимо со строительства канализационно-очистных сооружений, которых на сегодняшний день там нет. После этого уже можно будет думать о развитии курорта на Ай-Петри. Вопрос этот непростой и очень серьёзный, который с лёта решать нельзя.

– А что для вас Крым?

– Это моя вторая родина. Хоть я родился в Пензенской области, с одиннадцати лет живу в Крыму. Вырос в посёлке Багерово, где и сейчас живут мои родители. С детства влюблён в эти уютные бухточки на побережье Азовского моря, по которым с друзьями гоняли на велосипедах, купались в море, загорали, ловили рыбу. И до сих пор мне кажется, что прекраснее этих мест нет. Когда выдаётся свободное время, с семьёй отдыхаю именно в восточной части Крыма, хотя нравится и Тарханкут, и Южный берег. Но времени на отдых, особенно в последнее время, всё меньше и меньше.

– И всё же отдых для вас – это…

– Отдых для меня, это, наверное, продолжение работы (смеётся). Даже в выходные дни много звонков. Вопросы рабочие, но их решение не терпит отлагательств. Иногда, опять же, когда выдаётся выходной, с друзьями в баню ходим. Паримся, обмениваемся мнениями, делимся планами. Баня – это отдых, это чай, заваренный на крымских целебных травах, это и возможность расслабиться, набраться сил перед рабочей неделей.

Ещё могу себе позволить сходить в спортзал, позаниматься на тренажёрах. Надо поддерживать себя в форме, этого принципа я придерживаюсь ещё со времен армейской службы.

– Вы окончили Ворошиловградское высшее военное авиационное училище штурманов. А где пришлось служить?

– После училища служил в Белоруссии, затем в Группе советских войск в Германии, где на моих глазах проходило объединение Восточной и Западной Германии. Служил на Дальнем Востоке, а заканчивал службу уже в Крыму.

– Что вспоминается о службе?

– Если говорить о службе в Германии, то вывод из страны советского контингента, который я считаю большим предательством со стороны Горбачёва и Шеварднадзе. Они сдали, по сути, американцам все позиции, и поэтому сегодня мы расхлёбываем отголоски событий более чем двадцатилетней давности.

– А в самой Германии как относились к советским?

– В восточной части нормально. Там были такие товарищи, с которыми поддерживали дружеские отношения, а после объединения отношение изменилось.

– Пиво вместе пили?..

– Приходилось, конечно. Это одно из приятных воспоминаний (смеётся). Для немца вечером посидеть в гаштете за кружкой пива и порцией сосисок, обсудить прошедший день, поговорить – это народная традиция, вид отдыха.

– Армейская закалка жива?

– Да, армия в этом плане дала многое. Прежде всего это дисциплина, повышенное чувство ответственности за порученное дело.

– Ворошиловград – это нынешний Луганск, где война…

– Для меня это боль. Там много друзей, в том числе тех, с которыми я вместе учился, а военное училище носило имя Пролетариата Донбасса. Воинскую присягу мы принимали на Острой могиле – мемориальном комплексе памяти павших в Гражданской войне и Великой Отечественной. Так что для меня это всё близко. Там живут мои однокашники, с которыми общаемся постоянно. Тяжело это всё: война, разруха. Кто бы мог подумать, что такое будет (вздыхает)… Надеюсь, что вся инфраструктура будет восстановлена, будут приняты решения, которые позволят Донецкой и Луганской народным республикам занять своё достойное место в геополитическом пространстве и обеспечить нормальную жизнь людей, которые там проживают.

– Вы же окончили ещё и гражданский вуз?

– Да, второе образование получил в нашем Таврическом национальном университете. Окончил экономический факультет по специальности «финансы». Так что безболезненно интегрировался в гражданскую среду. По призванию я офицер, но уже давным-давно гражданский человек. Совсем недавно ещё и поступил в Академию народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.

– Так вы студент сейчас?

– Да, почти (смеётся). Успешно сдал тестирование, через два года окончу магистратуру.

– Тесты сложные были?

– Достаточно сложные. Но могу сказать, что на основе имеющегося опыта ответить было можно. Теперь буду стараться быть прилежным студентом.

– Ваше хобби?

– Меня об этом часто спрашивают журналисты, я всегда отвечаю, что моё любимое хобби – это дела моей семьи, воспитание детей.

– У вас три дочери. Ощущаете себя счастливым человеком?

– Конечно, это радость. Как дети и супруга говорят, для них я – опора в жизни, защитник, всегда готов прийти на помощь.

– А домашние хлопоты тоже на ваших плечах?

– Я достаточно трудоспособный человек. Рано встаю, поздно ложусь. Помимо работы, успеваю ещё и по дому помочь. Утром помогаю собраться в школу младшей дочери, накормить её завтраком. Когда выдаётся выходной день, даже пытаюсь что-то приготовить на кухне для семьи.

– И какое оно, ваше любимое блюдо, приготовленное своими руками?

– Никаких изысков, все блюда очень просты. Жареная картошка, яичница, мясо. Но это очень и очень редко бывает.

– В таком случае супруге какое блюдо заказываете?

– Котлеты, наверное. Моя жена – украинка, поэтому и борщ готовит великолепный. Знаете, когда на столе тарелочка горячего борща, нарезанные ломтики сала с мясной прорезью, цыбулька… Это просто непередаваемые вкусовые ощущения.

– Дочери помогают маме?

– Конечно. У нас в семье трудовое воспитание. Дочери с детства приучены к обязанностям по дому и маме помогают всегда.

– У одной из ваших дочерей есть и спортивные достижения…

– Да, средняя дочь – кандидат в мастера спорта по художественной гимнастике, объездила полмира. Учится сейчас в Московском государственном институте международных отношений, хочет стать дипломатом. Она самостоятельный человек, добивается всего сама, благодаря трудолюбию. Наверное, это благодаря воспитанию, которое получила в детстве. Младшая дочь также хочет пойти по стопам сестры и учиться в МГИМО. Старшая дочь работает в налоговой инспекции, замужем. Всё в порядке.

Фото: Сергей ПЛЕХАНОВ