Где растут «конкуренты» амброзии и как изменение климата отражается на крымских растениях: интервью с замдиректора по науке Никитского ботсада Оксаной Шевчук
Где растут «конкуренты» амброзии и как изменение климата отражается на крымских растениях: интервью с замдиректора по науке Никитского ботсада Оксаной Шевчук
10 сентября 2021 - 11:02 Фото: Михаил Гладчук
Где растут «конкуренты» амброзии и как изменение климата отражается на крымских растениях: интервью с замдиректора по науке Никитского ботсада Оксаной Шевчук 10 сентября 2021 - 11:02
Анастасия Березовская

Как формировался современный облик Южного берега Крыма, где растут «конкуренты» амброзии и каким образом изменение климата отражается на растениях полуострова? Об этом и многом другом «Крымской газете» рассказала доктор биологических наук заместитель директора по науке Никитского ботанического сада Оксана Шевчук.

СЕКРЕТЫ ЦВЕТОВ

– В саду ведётся постоянная работа по выведению новых сортов растений, в том числе розы. Можно вывести идеальный цветок или это утопия?

– Время диктует свои требования к сортам. Был период, когда селекция роз была ориентирована строго на устойчивость к болезням. Потом – на ремонтантные розы, имеющие повторный и длительный цикл цветения. Далее – на создание уникальных ароматов. Нет предела совершенству.

И чем больше мы видим прекрасных сортов, тем многообразнее картина мира в целом, ведь так? Могу порадовать всех: благодаря гранту в Никитском саду с нуля создаётся новый экспозиционно-коллекционный розарий.

Что касается наших цветочных коллекций, то все они имеют национальное значение. Сегодня наш селекционный фонд цветочно-декоративных культур насчитывает более 15 тысяч гибридных форм, и он ежегодно пополняется. Никитский сад проводит восемь выставок цветов в открытом грунте в год: «Парад тюльпанов», «Сирень Победы», «Карнавал ирисов», «Розовый вальс», «Бал хризантем». Всё большей популярностью пользуются выставки канн, лилейников, клематисов.

– Никитский сад славится и огромной коллекцией плодовых культур…

– И это не удивительно, ведь плодоводством сад занимался «с пелёнок». Существующие коллекции основных плодовых культур являются базой для создания высокоурожайных сортов. Многие сорта селекции Никитского ботанического сада внесены в реестр селекционных достижений России и серьёзно конкурируют с образцами зарубежного садоводства.

– А эфиромасличные растения?

– Лаванда, лавандин, розмарин, иссоп, роза эфиромасличная… У нас собрана богатейшая коллекция – около 400 таксонов особо ценных, в том числе лекарственных растений. Субтропический климат позволяет выращивать в Крыму такие уникальные растения, как мирт. Хоть его и называют «мирт обыкновенный», на самом деле оно необыкновенное: это очень сильный природный антибиотик, который справляется с серьёзнейшими воспалительными процессами дыхательных путей. Нам удалось создать морозоустойчивый сорт мирта, способный выдерживать температуру до –5°C.

ОБЛИК ЮЖНОБЕРЕЖЬЯ

– Есть ли растения, которые раньше не произрастали в Крыму, но распространились на полуострове благодаря Никитскому ботаническому саду?

– Конечно! Самый яркий представитель, наверное, кипарис. Кроме того, кедры, большинство видов можжевельника, итальянская сосна пиния, лавр благородный, тис ягодный, розмарин. Эти растения были привлечены ботаниками, работавшими в Никитском саду с момента его создания. Привлекались растения, чтобы создавать парки, которые раньше разбивали в основном вокруг усадеб. Бесспорно, если бы не Никитский ботанический сад, Южного берега Крыма в таком виде, каков он сейчас, просто не было бы.

Но не нужно забывать, что ЮБК – это очаг Средиземноморья и наша местная растительность тоже уникальна. Так, можжевельник высокий и можжевельник сизый – превосходные дезинфекторы воздуха. Есть виды, которые называются эндемиками и реликтами. Эндем – это те виды, которые растут только на определённой территории. Реликты – те, возраст которых исчисляется ещё с третичного или четвертичного периодов. Таких растений в Крыму очень много. Уникальность природной флоры Крыма очень высока. Её дополняют интродуценты, то есть те самые привлечённые виды, которые тоже придают Крыму удивительный неповторимый вид.

– Не вредит ли экосистемам такое вмешательство?

– Растения обладают различной степенью распространения в природные фитоценозы. Например, есть такие, которые не дают семян, а размножаются только вегетативно. Мы можем полностью контролировать их численность: где их посадили, там они и растут. Такие растения мы и привозим. Есть растения, которые дают семена, и в зависимости от того, сколько они их дают, как семена прорастают, сколько их выживает, мы можем определить степень инвазивности растения, то есть способность внедриться в окружающие растительные сообщества. Таких растений тоже много: та же опунция, которая активно размножается на ЮБК и прекрасно себя здесь чувствует. А есть виды, которые трансформируют растительные сообщества под себя. Яркий пример – сорняк амброзия, завезённая к нам из Америки. Этому растению особенно вольготно на заброшенных землях. Чем больше свалок или покинутых пашен, тем активнее будет размножаться амброзия. В своей природной среде у неё есть конкуренты, а здесь нет. Над тем, как победить амброзию, работают очень многие институты.

Естественно, внедрение новых видов – это очень большая и важная часть нашей ответственности при работе с коллекциями. Предварительно мы тщательно изучаем возможность использования растения в каком-то направлении и очень чётко определяем риски.

– Насколько изменение климата опасно для крымских растений?

– В Крыму наблюдается потепление, последние годы зимой нет морозов. Безусловно, растения вынуждены подстраиваться под меняющийся климат. В таких условиях одни виды получают пре-имущество. У нас есть замечательная научная работа по прогнозированию того, что произойдёт с каждым конкретным растением в случае изменения климата.

Что происходит уже сейчас? Вот пример: из-за отсутствия заморозков появляется огромное количество вредителей. На ЮБК пару лет назад появился пальмовый мотылёк. Это очень красивая бабочка, которая откладывает яйца в точку роста высоких пальм, и пальма погибает. Личинки развиваются внутри ствола, откуда их невозможно извлечь. Если раньше при заморозках личинки погибали, теперь они выживают. Возможность существования пальмового мотылька появилась как раз из-за изменения климата.

– В ботаническом саду развиваются много интересных и важных направлений. Одно из них – ароматерапия. Какие исследования проводите в этой области?

– Как известно, в растениях содержатся летучие эфирные вещества. Они выделяются в воздух, особенно при нагревании. Все масла обладают фитонцидной активностью – способностью убивать болезнетворные бактерии. Ароматерапия способна оказать разное влияние на человека. В нашей лаборатории фитотерапии изучается влияние на организм различных масел в зависимости от их компонентного состава. Это очень интересно и непросто. Ведь действует не один компонент, их может быть до 50 в одном эфирном масле, и, как показывают исследования, именно сочетание определённых компонентов в определённом соотношении даёт соответствующий эффект.

НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ

– Оксана Михайловна, какая работа ведётся сейчас в одном из старейших научных учреждений России, чтобы идти в ногу со временем?

– Сразу после Крымской весны Никитский сад получил мегагрант Российского научного фонда. Это стало возможным благодаря разработанному сотрудниками ботсада проекту создания высокопродуктивных сортов плодовых культур, ароматических и декоративных растений методами традиционной селекции, биотехнологий и биоинженерии.

Учёными сада был предложен конечный продукт – создание безвирусных питомников, без которых немыслимо современное садоводство и виноградарство. И во главу угла были поставлены такие направления, как геномика и биотехнология, генная инженерия, сохранение имеющихся коллекций растений и генобанка.

Наше членство в РАН также открыло для Никитского ботанического сада огромные, немыслимые ранее возможности.

В рамках консорциума с Курчатовским институтом создан геномный центр мирового уровня – Курчатовский геномный центр – НБС-ННЦ. Это эпохальное событие позволяет вывести наши научные исследования на совершенно иной уровень при создании новых сортов и разработке механизмов их устойчивости к болезням…

Помимо существенного пополнения растительного генофонда, который является основой наших исследований, существенно улучшилась приборная база. Уникальная научная установка – научный центр биотехнологии, геномики и депонирования растений – также получена нами благодаря гранту. Она включает в себя программно-технологический комплекс «Биотрон», лабораторный модуль «Геномика» и современную научно-исследовательскую теплицу «Фиотрон».

– Какие исследования ведутся в комплексе «Биотрон» и в чём его уникальность?

– «Биотрон» соединяет в себе несколько направлений. Одно из них – проведение генетических исследований, изучение генома растений. Почему это важно и для чего нужно? Вот простой пример: если выделить ген растения, который отвечает за устойчивость к такому грибковому заболеванию, как мучнистая роса, и научиться переносить его в геном другого растения, последнее станет устойчиво к этому заболеванию. Если у нас есть растение с хорошей урожайностью, но при этом оно подвержено заражению мучнистой росой, с помощью такого метода можно его вылечить. Именно так рождаются трансгенные растения, полученные биоинженерными методами.

В «Биотроне» разрабатываются фундаментальные основы оздоровления растений. Создана коллекция in vitro, которая содержит клеточный материал уникальных растений наших плодовых коллекций и редких видов. При необходимости можно размножить эти растения в большем количестве и очень быстро. И это будет оздоровленный посадочный материал. Процедура называется «биотехнологический метод ускоренного размножения растений». В комплексе для сохранения растительного материала при пониженных температурах работает криохранилище.

Если подытожить, «Биотрон» – это очень сложный механизм, в рамках которого ведётся работа по созданию новых высокоурожайных сортов, устойчивых к вирусным заболеваниям, создаётся безвирусный посадочный материал и запущена генетическая паспортизация сортов.

И на достигнутом мы не останавливаемся. Создана лаборатория в нашем отделении в Партените, появился отдел биоинженерии и функциональной геномики. Создаётся ещё одна новейшая лаборатория клеточной биологии и анатомии в рамках межрегионального научно-образовательного центра мирового уровня «МореАгроБиоТех».

– Удивительно, сколько исследований проводится в Никитском саду. Думаю, многие, кто приезжает прогуляться по его аллеям, даже не догадываются, насколько серьёзная научная работа здесь ведётся.

– Пожалуй, в России нет больше учреждения, которое бы объединяло в себе такое количество разнообразных научных направлений в биологической, сельскохозяйственной и медицинской сферах: в нашей беседе мы затронули лишь малую толику… Никитский сад сегодня – это крайне сложный организм. Потому что и наука, и практика, и парки, и наши тепличные комплексы – всё это требует круглосуточного внимания. Нам повезло с директором: Юрий Владимирович Плугатарь прекрасно разбирается во всех процессах. Сад напоминает мне сегодня человека в его самом продуктивном возрасте. Он красив и статен, он в самом расцвете сил и желаний. И, напомню, уже в следующем сентябре мы отметим 210 лет со дня первых посадок в Никитском ботаническом саду. Приближается славная и знаменательная дата не только для Крыма, но и для всей России.

БЛИЦ-ОПРОС

– Опишите себя тремя словами.
– Ответственная, позитивная, искренняя.

– Ваше слово-паразит?
– Должна, должен. Я считаю его паразитом, потому что его надо менять на слово «хочу».

– За что вы можете забанить человека в соцсетях?
– За хамство, неуважительное отношение.

– Выигрывали ли вы в лотерею?
– Да, большой комплект сантехники. Это был подарок к месту, потому что мы делали ремонт.

– Для кого хотели бы попросить счастья?
– Человек сам кузнец своего счастья.

– Любимое место в Крыму?
– Воронцовский парк.

– Как вы представляете себе идеальный день?
– Когда я делаю то, что мне хочется.

– Если бы вы могли есть только одно блюдо всю вашу жизнь, что бы это было?
– Сыр и виноград.

КСТАТИ

Роза покажет

Интересный способ узнать, заражена ли плантация винограда грибковыми заболеваниями: в начале каждого виноградного ряда нужно посадить розу. Это растение очень чувствительно к грибковым заболеваниям, поэтому страдает в первую очередь. Если на розе появился грибок, нужно срочно обрабатывать виноград.

Джиппинг, нарушители и помощь волонтеров: интервью с директором «Заповедного Крыма» Андреем Бородиным >>