Разгром крымского фронта: Историк об упущенных возможностях
Разгром крымского фронта: Историк об упущенных возможностях
09 февраля 2017 - 11:49
Разгром крымского фронта: Историк об упущенных возможностях 09 февраля 2017 - 11:49
Никита Петров

 

Крымский фронт был создан 28 января 1942 года под командованием генерал-лейтенанта Дмитрия Козлова и начальника штаба генерал-майора Фёдора Толбухина, куда вошли армии: 44-я генерала Степана Черняка, 47-я генерала Константина Колганова и 51-я генерала Владимира Львова. Фронт должен был решительным наступлением деблокировать осаждённый с прошлого ноября Севастополь и завершить освобождение всего Крымского полуострова. Увы, этот план не смогли реализовать, и разгром стал одним из крупнейших поражений Красной армии в 1942 году.
Крымский фронт, май 1942 г.

Погода подыграла немецкой стороне

Отрицательную роль сыграла недо­оценка возможностей Черноморского флота в области десантных и транспортных перевозок. Последние оказались далеко не блестящими. К началу 1942 года в распоряжении флота оставалось около 80 транспортных судов данной категории, причём только около 50 из них можно было использовать.

Но если с этой проблемой ещё как-то можно было справиться, то с непогодой советское командование ничего не могло сделать. Она как будто подыгрывала немецкой стороне. 6 января снегопады и морозы сменились в Крыму оттепелью, начались дожди. Лёд пролива покрылся водой, и переправа перестала существовать. Дороги развезло. Подвоз боеприпасов, горючего и продовольствия почти прекратился. Высадившиеся части не могли развивать наступление, поскольку не имели тылов для подвоза боеприпасов и других видов снабжения.

Вследствие зависимости от перевозок по морю, льду и раскисшим дорогам Керченского полуострова фронт проигрывал развёртывание войск для грядущего сражения за Крым. Пока советская сторона преодолевала громадные трудности со снабжением и сосредоточением войск, немцы сумели перебросить в район Феодосии снятые из-под Севастополя две пехотные дивизии. В это время сильный немецкий удар по любому участку фронта мог привести к катастрофе. И, к сожалению, она произошла.

Закончилось ничем

Немецкое наступление началось 15 января 1942 года. Удержать Феодосию не удалось, и советские войска отошли, заняв оборону на Ак-Монайских позициях. С февраля по апрель Крымский фронт трижды пытался наступать здесь.

27 февраля одновременно с наступлением войск Севастопольского оборонительного района части Крымского фронта при поддержке кораблей Черноморского флота попытались прорвать под Ак-Монаем оборону немцев. Однако начавшиеся весенние дожди и болотистая местность западнее Ак-Моная мешали использовать технику, танки вязли в раскисшей болотистой земле почти по самые башни. Тем не менее севернее селения Кой-Ассан советским войскам удалось потеснить противника. 

Наступление, предпринятое 13 марта, вылилось в череду тяжёлых кровопролитных боёв со значительными потерями с обеих сторон. 20 марта силами только что прибывшей из резерва 22-й танковой дивизии германские войска нанесли контр­удар на побережье Азовского моря. Однако дивизия понесла столь большие потери, что её пришлось отвести в тыл на переформирование.

Командование Крымского фронта, осознав, что в условиях распутицы пытаться наступать по болотам не имеет смысла, переориентировало направление ударов. Наступление, начавшееся 9 апреля, велось уже на южном фасе направлением на Феодосию. Результатов оно не принесло никаких и к 12 апреля окончательно выдохлось, после чего войска фронта прекратили все активные действия.

Трагический финал

В марте Ставка направила в штаб Крымского фронта своего представителя – заместителя наркома обороны, начальника Главного политического управления армейского комиссара Льва Мехлиса. Именно на него обычно принято возлагать ответственность за дезорганизацию работы командования фронта и остальные ошибки. Нервозная атмосфера и лихорадочная бессмысленная суета царили как в штабе, так и на линии фронта. Над полуостровом нависло тягостное предчувствие нехорошего финала.

Основная ударная группировка 47-й и 51-й армий сосредоточилась в выступе, образованном на северном участке фронта февральским наступлением. Части сгрудились на узком перешейке, ширина которого в этом месте не превышает 20 километров – такой высокой плотности войск со времён Первой мировой войны не бывало. Практически до самого последнего момента возможность ответных действий противника в планах командования фронтом не учитывалась вообще.

8 мая германские части нанесли удар по 44-й армии вдоль побережья. Несмотря на общее численное превосходство советских войск, на узком участке фронта, где велось наступление, немцам удалось создать трёхкратный перевес.

К исходу дня советская оборона была прорвана. Утром 10 мая Ставка приказала отвести войска Крымского фронта на Турецкий вал. Однако к этому моменту немецкие ударные части, оказавшись восточнее Парпача, повернули на север и вышли в район дислокации советских резервов. Резервы были разбиты, так и не развернувшись в боевые порядки, часть из них поспешно отошла на восток, а часть очутилась в котле. 11 мая штаб фронта окончательно утратил связь со штабами армий, основные силы которых оказались в плотном окружении на побережье Сиваша.

По числу общих потерь советских войск это поражение было схоже с разразившейся неделю спустя и куда более известной харьковской катастрофой. Тем не менее Керченская операция показала высокий боевой дух отдельных подразделений Крымского фронта. Благодаря ним удалось задержать продвижение немцев и эвакуировать большое количество людей с Крымского фронта на Тамань.