Это была мощь!
Это была мощь!
07 мая 2015 - 22:30
Это была мощь! 07 мая 2015 - 22:30
Никита Петров

 

Последние месяцы войны были самыми жестокими, но именно они проявили всю силу Красной армии 

Берлинская наступательная операция стала одной из самых последних операций Великой Отечественной войны. Красная армия взяла Берлин, разгромила мощные силы противника и принудила его капитулировать.

Немцы пытались затянуть войну

Операция продолжалась с 16 апреля по 8 мая 1945 года. Участие в ней приняли три фронта: 1-й Белорусский (Г. К. Жуков), 2-й Белорусский (К. К. Рокоссовский) и 1-й Украинский (И. С. Конев).

План взятии Берлина в ставке утвердили еще в ноябре 1944 года, затем он уточнялся. Учитывали и действия союзников. Верховное командование союзников планировало овладеть Рурским промышленным районом, затем выйти на Эльбу и начать наступление на берлинском направлении. Одновременно на юге американско-французские войска планировали захватить районы Штутгарта, Мюнхена, выйти в центральные части Чехословакии и Австрии.

На Крымской конференции было решено, что советская зона оккупации пройдет западнее Берлина, но союзники планировали сами начать Берлинскую операцию, к тому же была большая вероятность сепаратного сговора с Гитлером. Немецкое командование пыталось затянуть войну. 

Вермахт от Одера до Берлина построил мощную оборону, сам город был огромной крепостью. Только в Берлине было 200 батальонов фольксштурма. На Одере и Нейсе вермахт создал три оборонительные полосы глубиной 20-40 км. Самые мощные укрепления второй полосы были на Зееловских высотах. 

Но и Красная армия была уже другой, не похожей на ту, которая своими телами закрывала дорогу немцам в 1941-1942 гг. Вернувшаяся после войны в Крым 22-летний военный врач Елизавета Панасюк вспоминала: «…Боже мой, потом нас бросили на берлинское направление, что там творилось на дорогах – словами не передать. Когда мы ехали на передовую, немцы шли по обочинам бесконечными вереницами, ноги у всех замотаны портянками и платками, шли и что-то кричали, а мы ехали в колонне на грузовиках «студебеккер», рядом двигались танки, обгоняя друг друга. Это была мощь!» 

Путь к Берлину

В 5 часов утра 16 апреля 1-й Белорусский фронт на участке прорыва шириной 27 км 25 минут из более чем 10 тыс. стволов артиллерии, реактивных систем, миномётов разрушал первую линию, затем перенёс огонь на вторую линию обороны врага. 

Ожесточение боев определялось в том числе количеством раненых. Их было много. 21-летней медсестре Лидии Шиловой из Крыма было тяжело смотреть на страдания раненых буквально в двух шагах от победы: «…Одному осколками попало, и оба глаза выбило. Конечно, страшное дело. Он так переживал и все спрашивал: «Сестра, видеть-то я буду?» А что мне ему отвечать было, успокаивала, говорила: «Будешь, будешь!» А сама-то видела, что глаза все вытекли». 

Чтобы не срывать сроки операции, Жуков ввел в бой 1-ю и 2-ю гвардейские танковые армии, немецкое же командование в конце дня бросило в бой оперативные резервы группы армий «Висла». Весь день и ночь 17 апреля шел жестокий бой, к утру 18 части 1-го Белорусского при помощи авиации 16-й и 18-й воздушных армий смогли взять Зееловские высоты. За успех пришлось заплатить дорогую цену. Крымчанину-пехотинцу Петру Косаковскому было тогда всего 19 лет, он пережил немецкую оккупацию Крыма: «…Штурм Берлина. Это был смертный бой. С помощью прожекторов мы ослепили врага и пошли в атаку. К утру заняли первую линию обороны. В Берлине же была кромешная битва. Пацаны 12-14 лет, сволочи, стреляли из фаустпатронов по нашим танкам. Сидели на балконах и сверху лупили по танкам. Танкисты горели, как спички». 

К исходу 19 апреля советская армия пробила третью линию обороны и получила возможность ударить по самому Берлину.

16 апреля на 390-километровом фронте 1-го Украинского фронта в 6:15 начался артудар, а в 6:55 передовые части переправились через реку Нейсе и захватили плацдармы. Началось наведение переправ для главных сил, только за первые часы навели 133 переправы, к середине дня войска прорвали первую полосу обороны и вышли ко второй. 20-летний пехотинец Евгений Михайленко вспоминал: «…23 апреля двинулись в обход Берлина и в первый же день вошли в прорыв. В боях за город Ратенов я, уже будучи наводчиком восьмидесятидвухмиллиметрового миномета, смог подавить пулемётную точку противника, за что меня наградили орденом Славы III степени». 

21 апреля части 1-го Белорусского фронта ворвались в пригороды Берлина. В 2012 г. в Симферополе умер ветеран Великой Отечественной войны Василий Коваленко. В Берлине ему было 20 лет: «Нас встретила артиллерия, бронебойщики и фаустники. Дальше двигаться невозможно – подбиты две тридцатьчетверки. Вперед продвигаются ИСы – сейчас они немного расчистят дорогу… Впереди канал, а за ним какой-то парк. Стоят посечённые стволы деревьев, а между ними бродят звери. Тигры, рыси, медведи, зайцы прыгают. Большие птицы, страусы или пеликаны. Многие валяются убитыми, кругом разбросаны перья. Оказалось, что рядом был разбит берлинский зоопарк. Везде разрываются снаряды, убивают животных и людей».

22 апреля в ставке Гитлера решили перебросить с Западного фронта 12-ю армию генерала Венка. Но этот приказ явно опоздал. К исходу 22 апреля войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского практически создали два кольца окружения – вокруг 9-й армии восточнее и юго-восточнее Берлина и западнее Берлина, окружив сам город. Штурм начался 24 апреля. В 12 часов 25 апреля западнее Берлина соединились части 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов, полутора часами позже наши войска встретились на Эльбе с американскими частями. 

«Мы расписались 4 мая»

В числе участников этой встречи был симферополец – танкист Василий Коваленко: «…Это мероприятие мне больше всего понравилось за всю войну. Началась выпивка, союзники несут коньяк и виски, а наши трофейный спирт, всякие закуски, тушёнку. Пили-гуляли, меняли друг другу сувениры. За советскую пилотку со звёздочкой можно было выменять машину «виллис». И так почти два дня. А потом союзники увидели, что дело плохо, перебросили через реку мост и начали на «додже» переправлять пьяных воинов на другой берег. А негры (их было много) сопротивлялись, не хотели прощаться с русскими..»

С 25 апреля по 2 мая войска 1-го Украинского фронта вели бои на трёх направлениях: подразделения 28-й армии, 3-й и 4-й гвардейских танковых армий бились на территории Берлина; 13-я армия вместе с частями 3-й танковой армии отбивала удары 12-й немецкой армии; 3-я гвардейская армия и часть подразделений 
28-й армии сдерживали и уничтожали окружённую 9-ю немецкую армию. Бои по уничтожению 9-й армии немцев (200-тысячная группировка) шли до 2 мая, немцы пытались прорваться на запад, искусно маневрировали. 

Берлин был разрушен союзной авиацией, и лейтенант артиллерии Андрей Решетько именно такой увидел столицу врага: 
«…Берлин очень был разрушен, очень разрушен, и не только Берлин – и другие города были разрушены. Вот, кстати, американские самолеты и Дрезден, и особенно те территории, которые, по их данным, должны были принадлежать нам, то есть нашей зоне, бомбили, особенно города». 

22-летний лейтенант, авиационный техник из Феодосии Валентин Плахин сумел оставить автограф на рейхстаге: «…Мы машины оставили, прошли через Бранденбургские ворота и в рейхстаг зашли. Рейхстаг тоже побитый сильно был. Там народу кишело! К большой колонне зашли – там все расписывались. И мы расписались 4 мая».