Если с ребёнком что-то не так…
Если с ребёнком что-то не так…
27 июня 2015 - 14:00
Если с ребёнком что-то не так… 27 июня 2015 - 14:00
Сергей Максимов

 

Как вовремя выявить у детей проявление психических расстройств 

Что делать, если ребёнку присвоили статус инвалида, рассказывает заведующая детским диспансерным отделением Республиканской психиатрической больницы № 1, главный детский специалист-психиатр Минздрава РК Ольга Потапенкова.

– Ольга Леонтьевна, какие диагнозы детские психиатры ставят чаще всего?

– Задержка психоречевого развития (ЗПР). Этот диагноз констатирует наличие отставания в развитии и в то же время оставляет открытым прогноз, так как часто задержка носит временный характер. Но чем хуже развита речь, тем тяжелее умственная патология.

Выраженная ЗПР обнаруживается обычно до трёх лет, а более лёгкие формы – нередко только к младшему школьному возрасту, когда должно сформироваться логическое и абстрактное мышление. Отсутствие такого мышления или недостаток его развития выявляются в школе, как правило, на уроках математики.

На втором месте – неврозы. Чаще всего они формируются из-за психотравм. Например, к нам за помощью обратилась девочка 14 лет, которую два года насиловал её отец. Ребёнок стеснялся, боялся, копил это в себе… Лишь став постарше, она всё рассказала бабушке. Девочку из неблагополучной семьи изъяли. Но насилие изменило психику, и, возможно, посттравматическое стрессовое расстройство останется на всю жизнь.

Ещё один пример. Мы знаем, что творится на наших дорогах. Мама с маленьким ребёнком идут через пешеходный переход, несётся машина. Водитель: «Куда ты вылезла, дура?!» Ребёнок пугается настолько, что его приходится лечить от заикания или энуреза. Меняется поведение, он становится плаксивым, пугливым.

И почти всегда к неврозам приводят нелады в семье, ссоры родителей.

– В общем, детей надо беречь…

– И беречь, и предугадывать такие ситуации. Оставаться спокойными, не срывать свои неудачи и раздражение на детях. Они беззащитны и очень зависимы от взрослых.

– В последние годы много говорят о расстройствах аутистического спектра. Но аутисты могут быть гениальными музыкантами, поэтами, программистами. И родители утешают себя, что аутизм лучше, чем, к примеру, умственная отсталость или синдром Дауна.

– Но аутизм вполне может сочетаться с ЗПР. Кроме того, такие дети эмоционально холодные. Они не реагируют на мать, отца и близких родственников, не идут на контакт с другими детьми. Или настолько сильно привязываются к матери, что впадают в истерику, если она хоть на минуту уходит в другую комнату. Играют в одиночку, могут часами рассматривать узор на обоях или перекладывать какой-нибудь предмет с места на место. Часто не отзываются на своё имя. Предпочитают молчать, даже если речь хорошо развита. Малейшие изменения вызывают у них вспышки гнева или чувство тревоги. У аутистов очень интересный интеллект, своеобразная память. Они могут отставать в развитии, быть совершенно беспомощными в быту, зато гениальными в какой-нибудь области.

К сожалению, расстройств аутистического спектра с каждым годом становится больше.

– Маленькие дети многого боятся: собак, темноты, разлуки с мамой. Как бороться с детскими страхами?

– Большинство детских страхов довольно целесообразны. Мало ли что может притаиться в темноте? А страх разлуки с матерью совершенно нормален до 7 лет. Поэтому не стоит надолго увозить пугливого и тревожного малыша от родителей, например, к бабушке в деревню, это может стоить ему здоровья.

Дети, выросшие в тепличной обстановке, очень трудно привыкают к школе. Особенно если учитель кричит, замахивается линейкой. Существует и страх плохой оценки, если родители наказывают за двойки. Такого ребёнка перед контрольными и экзаменами тревога парализует настолько, что он ничего не понимает. Получается замкнутый круг. Психологические страхи вызывают соматические заболевания. Утром, перед уходом в школу, происходит выброс адреналина, повышается температура. Как только мама разрешает не ходить на занятия – всё проходит.

Самый явный признак тревоги – обгрызание ногтей. Вроде бы всё в порядке, а ногти обкусаны «до мяса», и выясняется, что родители слишком многого требуют от ребёнка. Он растёт под таким непосильным грузом. Получит двойку – переживает, что родителей подвёл. Так и начинаются невротические расстройства.

– Люди неохотно обращаются к психиатрам, мотивируя это тем, что ребёнка поставят на учёт и после 18 лет он не сможет получить водительские права, служить в армии, занимать определённые должности…

– Во‑первых, не всех пациентов диспансерного отделения ставят на учёт. Во‑вторых, дети, вырастая и получая определённую помощь, «выравниваются», и «держать их на учёте» никто не будет. А если вы собираетесь трудоустроиться в полицию, армию, МЧС, то вас всё равно будут проверять на профпригодность специальные комиссии… Так что если вы видите, что с ребёнком что-то не так, не затягивайте с визитом к специалисту.

– «Ну да, – скажут папа или мама особого ребенка, – отведёшь его к психиатру, а тот залечит таблетками до невменяемого состояния…» 

– Лечение таких детей должно быть комплексным. Лечит среда, терпимое отношение общества, дефектологи, логопеды, психологи и в крайнем случае – медикаменты. Противники медикаментозной терапии говорят, что мозг до сих пор не изучен, многие психические заболевания тоже. Но я считаю, что из двух зол нужно выбирать меньшее. Когда ребёнок агрессивно себя ведёт по отношению к себе и окружающим: бьётся головой, выдирает волосы, из-за особенностей поведения не может учиться, при этом родители бессильны повлиять на ситуацию, в этом случае я – за применение лекарств. Грамотно подобранные препараты с учётом индивидуальных особенностей ребёнка помогают улучшить речь, память, делают его более послушным, усидчивым, убирают агрессию.

– Вы сказали: «Лечит терпимое отношение общества». Но почему инклюзивное обучение, о котором сейчас много говорят и пишут, приживается в школах медленно и трудно?

– Я недавно наблюдала, как в коридорчике нашего диспансера играли дети. Сейчас идут профосмотры, и пациентов у нас много. Участники: малышка шести лет с синдромом Дауна, обычные дети, выпускники детских садов, и наш Кирюша (аутизм, ребёнок сложный, не говорящий). Не знаю, каким образом, но эта ватага весело возилась, Кирилл что-то говорил (!), девочка с синдромом Дауна активно общалась и наравне участвовала в игре, обычные дети воспринимали необычных как совершенно нормальных! Неужели кто-то может сомневаться в том, что общее пребывание детей – это нормально? Это интеграция, социализация, взаимопонимание, взаимопомощь…

– Родители особых ребятишек жалуются, что инвалидность для детей с заболеваниями психики чаще всего даётся на год, потом её приходится продлевать…

– Я согласна, что год – слишком маленький срок. Инвалидность просто так не дают, значит, у ребёнка серьёзные проблемы со здоровьем. За год их не решишь. Процесс реабилитации длительный, рассчитанный и на усилия родителей, и на помощь со стороны государства. Поэтому нужно внимательно следить, как врачи заполняют форму № 88, где в разделе «Рекомендуемые реабилитационные мероприятия» должны указать лекарственные препараты, психолога, логопеда, дефектолога, санаторно-курортное лечение, средства гигиены (памперсы, пелёнки и пр.), ортопедическую обувь, коляску и всё, что нужно ребёнку-инвалиду. Все рекомендации комиссия медико-социальной экспертизы перенесёт потом в ИПР (индивидуальную программу реабилитации). Если что-то не будет указано, придётся заново проходить МСЭ для уточнения ИПР.

– Дети с расстройствами психики могут посещать детский сад, учиться в обычной или коррекционных школах, а где они могут получить профессию?

– Больная тема! Чаще всего после 18 лет они сидят дома. В Евпатории есть центр реабилитации инвалидов, где довольно неплохой выбор специальностей для людей с ограниченными возможностями здоровья. Но туда не принимают выпускников с психиатрическими диагнозами. Хотя во многих странах люди с синдромом Дауна успешно работают сиделками или санитарами, так как они очень добрые и отзывчивые. А работников с заболеваниями аутистического спектра ценят в крупнейших компьютерных корпорациях. Если такие дети рождаются на свет, значит, у каждого из них должно быть своё место в этом мире.

– Родители больного ребёнка часто испытывают чувство вины, порой до такой степени, что им самим требуется психологическая помощь. Что в таких случаях может посоветовать психиатр?

– Когда в семье рождается больной ребёнок, иногда это перечёркивает все жизненные планы. Есть пределы человеческих возможностей, но лучший способ бороться с чувством вины – делать максимум для своего ребёнка в данной ситуации.

Фото автора.