Эрнст Мавлютов: Симферополь должен стать южной столицей России
Эрнст Мавлютов: Симферополь должен стать южной столицей России
30 апреля 2015 - 14:01
Эрнст Мавлютов: Симферополь должен стать южной столицей России 30 апреля 2015 - 14:01

О том, каким будет город, о своих спортивных увлечениях и кулинарных предпочтениях «Газете» рассказал главный архитектор Симферополя 

Многие симферопольцы размышляют, почему такой опытный профессионал, как Эрнст Мавлютов, согласился стать главным городским архитектором. Одни называют его «варягом». Другие философски замечают: поживём – увидим. Но большинство надеются, что ему удастся-таки преобразить столицу Крыма. Хотя, если честно, «наследство» от предшественников он получил «аховое». Об этом «Газета» и спросила сразу у Эрнста Мавлютова.

– А что, такой город, как Симферополь, недостоин опытного профессионала? – удивился Эрнст Мавлютов. – Это раз. Во‑вторых, у каждого архитектора есть собственное «я» – «шило», которое ему не даёт спокойно работать и жить. (Улыбается.) Это своего рода и драйв, и вызов профессиональному самолюбию. В Казани мы всё, что необходимо для города, за 15 лет сделали. Москву тоже расширили и навели порядок в части благоустройства улиц, практически за пять лет. А так как пришла Крымская весна, то почему бы не сделать, чтобы Симферополь стал южной столицей России? Именно эти несколько факторов сложились вместе. Об этом мы с друзьями начали думать ещё в феврале прошлого года. Так что в данном случае, как говорится, мозаика сошлась.

– А как семья отнеслась к вашему решению переехать в Симферополь?

– С тревогой.

– Почему?

– Точнее, с сомнениями: далеко… какая там обстановка… Когда будешь приезжать, прилетать домой?.. Я сказал им: как только обустроюсь, семья наша вновь воссоединится. Дети подросли. Так что у меня есть свобода передвижения.

– У вас две взрослые дочери…

– Младшая, Элина – архитектор, а Римма – юрист.

– Чем увлекаетесь, помимо архитектуры? Какой стиль в одежде предпочитаете, блюда какой кухни любите? Какие книги читаете?

– Хоть я чиновник, но стиль в одежде предпочитаю свободный. Кухня нравится средиземноморская. Читаю детективы, фантастику. Люблю фотографировать, ездить на мотоцикле, играть в футбол, хоккей. Велосипед уважаю. В молодости занимался боксом, карате. Умею водить любой тип транспорта, кроме самолёта. Но, как говорят, ещё не вечер (улыбается)…

– Судя по всему, вы человек деятельный и энергичный. А по гороскопу кто?

– Овен.

– Тогда у вас всё получится. Какие ключевые направления на посту главного архитектора для себя уже определили? С чего начнёте?

– Во‑первых, разработка генерального плана города. На пять лет или на пятьдесят. Чтобы каждый инвестор понимал: строить заправку на перекрёстке улиц или, условно говоря, на площади Ленина – нельзя. Каждый житель города тоже должен понимать, например, стоит ли вкладывать средства в какой-то объект или перестраивать дом. Дальше надо разработать сами механизмы реализации генплана. Во‑первых, чтобы жители Симферополя были довольны и почувствовали, что они живут в хорошем городе, нужно сделать капитальный ремонт подъездов жилых домов, дворовых территорий, фасадов жилых домов и остальных зданий. И параллельно, поскольку одно другому не мешает, будем вести капитальный ремонт улиц, тротуаров и дорог. Это две первые составляющие, которые хочется реализовать в Симферополе. Через год-два этот проблемный момент мы закроем. Затем хочется увидеть – и мы увидим! – строительство новых дорог. И в соответствии с генпланом – строительство новых микрорайонов города. Но, перефразируя известное изречение, «не жильём единым» жив человек. Необходимо развитие производства, создание рабочих мест. Чтобы это было именно так, федеральные власти тоже должны увидеть генеральный план Симферополя. Они должны понимать, что промышленные объекты будут расположены в одном месте, жильё – в другом. Дороги – третья составляющая. «Связка» Симферополя как универсального города важна для всего Крыма.

– Многие говорят, что таким городом может стать и Севастополь.

– Севастополь – это градостроительный анклав. На самом деле Симферополь является как бы центром Крыма, имеет собирательной образ. Надо стремиться, чтобы в него вошли также и севастопольский, и ялтинский, и керченский, и джанкойский колорит. Такой образ мы и будем создавать. Образ универсального города.

– И какие механизмы будете использовать для реализации своих замыслов?

– Точнее, для нашего общего хорошего дела. Во‑первых, будем заниматься разработкой программы ликвидации ветхого и аварийного жилья. И параллельно будет идти реконструкция исторических кварталов Симферополя. Подчёркиваю: не снос, а только реконструкция! Штучная работа. Каждый дом должен быть подвержен тщательному анализу. Только после этого будем принимать решение, как его приводить в порядок. К этому делу планируем привлечь ещё и федералов – Министерство культуры РФ, министра Мединского. Он же патриот России! И, естественно, неравнодушных жителей города. Для воссоздания его исторического центра. Далее займёмся разработкой программы арендного жилья, программы строительства дорог, очистных сооружений, канализационных коллекторов. Всем этим будем заниматься сразу, одновременно, параллельно, в комплексе.

– Чтобы не получалось так, как часто бывает: положили новый асфальт, а через день начали его снимать, чтобы заменить прохудившуюся трубу?

– Я этого как раз сейчас и боюсь. Что оголтело закидают асфальтом все дороги, а потом скажут: ребята, здесь, оказывается, коллектор надо чинить. И всю улицу начнут снова «переламывать». Механизмы превращения Симферополя действительно в столицу Крыма известны. Их надо только привести в действие.

– Вы были главным в Казани. Сегодня этот город вызывает восхищение всех, кто в нём побывал. Нынешний Симферополь напоминает ту Казань, которая была?

– Очень даже напоминает. Казань начала 90‑х годов, когда шёл массовый захват земли, самовольная застройка, обилие так называемых малых архитектурных форм, бесконечных базаров, киосков, шаурмы… Чтобы от этого избавиться, потребовалось 15 лет. Но в Казани живёт 1 миллион 200 тысяч человек. А в Симферополе – 400 тысяч. И поддержка федерального центра несомненна. Чтобы всё «сотворить», надо создать штаб, желательно республиканский, по координации действий в реализации всех программ, о которых я говорил. Здорово, если такое решение будет принято. Пока я вижу, что работа федералов, республиканцев и муниципалов не совсем скоординирована. А такое пожелание есть. Думаю, мы сможем его претворить в жизнь как раз путём создания такого штаба. Речь всё-таки идёт о столице! Если бы мы имели в городе один федеральный объект и несколько республиканских, можно было бы предусмотреть, как они между собой «разойдутся». А когда у нас таких объектов 25–30, их жизнедеятельность надо скоординировать. И, прежде всего, в части строительства инженерных сетей, прокладки дорог и т. д. Казань прошла этот путь. Тяжёлый, непростой. Тем не менее… Причём городу Симферополю нужна какая-то фишка, изюминка. Чтобы мы, реализуя программы его преобразования, стремились к какому-то сроку, дате. Как, например, раньше было: к Новому году, к 7 ноября… Какая-то объединяющая идея должна и у Симферополя появиться. Причём она должна быть генерирована самими горожанами и воспринята ими. Для Казани такой идеей стало её 1000‑летие. Все жители сказали: о, так нашему городу тысяча лет! Потом Казань вы­играла право проведения Универсиады в 2013 году, и опять мобилизовались силы, ресурсы, интеллектуальный потенциал её жителей. Роль симферопольцев тоже должна отрабатываться в пользу города: не сорить, не гадить, не пачкать стены… Повторяю: да, Симферополь пока напоминает Казань 90‑х. Или этого же периода Москву, в некоторых её частях. Но эти города прошли свой путь. А нам надо пройти его гораздо быстрее – за пять лет, а не за пятнадцать.

– Эрнст Филсурович, каждый город имеет свой цвет. Севастополь часто называют белым городом, Москву – Белокаменной. А Симферополь какого цвета?

– Москва сейчас уже не Белокаменная. Впрочем, и раньше не была такой. Её назвали так образно. Севастополь, согласен, – белый город. Симферополь – не менее белокаменный, не менее белый. Но ему хочется придать какой-то византийский колорит. Севастополь – военный город, российский «от и до», город белого цвета. И этим всё сказано. А Симферополь – как бы смесь многих народов и красивых людей. В нём есть и должна быть красивая византийская, восточная, европейская, крымская архитектура, смесь всех стилей. Плюс надо придать ему светло-бежевый цвет, с какой-то бирюзой. Возможно, это так и будет.

– Зелени городу тоже не хватает, согласитесь.

– Зелень обязательно должна быть. Например, в виде каких-то вкраплений, цветов. Она должна делать город более весёлым, живым. Я не говорю, что таким, например, как Шанхай. Тем не менее Симферополю не хватает лёгкости. Севастополь – белый и строгий, корабли – на рейде. И всё. А в Симферополе, где живут представители разных народов, должен быть своеобразный колорит. В столичном граде он пока не сформирован. Да, в нём есть масштабная историческая часть, «человеческая». Чего не скажешь об остальных частях города…

– В городе хочется видеть много живых цветов. Где, как не в тёплом крымском климате, им расти. Не так ли?

– Абсолютно верно. А давайте с помощью «Крымской газеты» проведём опрос общественного мнения: с каким цветком ассоциируется Симферополь у его жителей? Например, Казань – это тюльпаны, Москва – гвоздики.

– Что предполагаете делать с так называемым старым городом? Например, телевышка в центре Симферополя, согласитесь, не есть хорошо. Да и её мощности уже не хватает на полное эфирное покрытие Крыма. Не планируете построить новый телецентр?

– Будем думать. Спасибо за подсказку.

– Планируете привлекать для работ по изменению облика Симферополя коллег по цеху, например, из Казани, Москвы?

– Я буду привлекать коллег со всего мира. Испанцев, итальянцев, англичан, американцев, французов. Всему своё время. Сначала разработаем генеральный план развития Симферополя с помощью семи крупнейших градостроительных институтов Российской Федерации. А далее, для приведения отдельных фрагментов, элементов города в желаемый вид уже будем привлекать международные кадры. И, естественно, российских и местных специалистов. Для этого создаём градостроительный совет Симферополя. Ещё чуточку терпения – и он заработает. С его помощью будут рассматриваться крупнейшие объекты и затем даваться соответствующие рекомендации.

– До назначения на должность архитектора Симферополя бывали здесь? Какой город любимый? В том числе в Крыму.

– Люблю Казань, Питер, Венецию, Мадрид, Бразилиа. В Симферополе был в прошлом году. Мы с друзьями пытались поработать по некоторым инвестиционным программам. Не скажу, что какой-то крымский город для меня более красивый, а какой-то менее. Ялта отпадает сразу. В Алуште, Судаке, Феодосии, Керчи есть исторические части, «кусочки», которые запомнились. В Евпатории всё, что связано с историей караимов, – великолепно. Там создан очень достойный уголок с неповторимым колоритом. А в целом какого-то одного города, который мне в Крыму понравился, – нет. Симферополь имеет уникальный шанс стать самым интересным, как деловой центр, туристический, рекреационный и т. д. Он может и должен вобрать в себя всё лучшее, что есть у других крымских городов. Сейчас у Симферополя, безусловно, центр привлекателен. Но об остальных его районах так сказать не могу. Видимо, так случилось из-за недостатка финансов. Ведь архитектура – это сконцентрированное выражение экономики. Если она слаба, будем жить в шалашах, в мусоре. Хотя мусор – это не показатель экономики, а наше с вами элементарное отсутствие желания жить в чистоте.

Фото: Сергей МАЛЬГАВКО